Эпоха изобретательности: переосмысление международного сотрудничества в XXI веке

Source: IMF – News in Russian

Восьмая лекция им. Генри Киссинджера — Библиотека КонгрессаДиректор-распорядитель Международного Валютного Фонда Кристин ЛагардВашингтон, округ Колумбия
4 декабря 2018 г.
ТЕКСТ, ПОДГОТОВЛЕННЫЙ ДЛЯ ВЫСТУПЛЕНИЯ

Введение
Благодарю Вас, г-н Хаскелл, за теплое приветствие, и Вас, доктор Хайден, за любезные слова в мой адрес. Г-жа Бреннан, я с большим интересом ожидаю нашей беседы.
Для меня большая честь быть со всеми вами сегодня. Доктор Киссинджер не смог присутствовать здесь сегодня вечером, но я знаю, что мы все глубоко благодарны ему за создание этой важной серии лекций почти 20 лет назад.
Несомненно, в этот вечер важное место в наших мыслях занимает бывший президент Джордж Г.У. Буш и его семья. Мы скорбим о его кончине, но прославляем его жизненный путь: пилот, который храбро сражался во Второй мировой войне; Президент, который помог преодолеть разногласия по окончании холодной войны; и государственный деятель, который верил в возможности международного сотрудничества. Я хочу почтить его память сегодня.
Сегодняшняя дата, 4 декабря, является важной еще и по другой причине. Я пока не скажу по какой. Вам придется подождать до конца моего выступления.
Когда я вошла сегодня в Большой зал, я сразу подумала о двух моментах. Во-первых, о своих сыновьях, один из которых архитектор. Ему бы очень понравилось это великолепное помещение. Во-вторых, о своей родной стране, Франции, а также о стране, в которой я была только два дня назад на Саммите Группы 20-ти, — Аргентине. Почему?
Когда строительство этого здания было завершено в 1897 году, главный инженер заметил, что дворец Гарнье, Парижский оперный театр, был «основным образцом» для новой Библиотеки Конгресса. В этом есть смысл, поскольку Парижский оперный театр был построен на 20 лет раньше, в 1875 году. Сейчас я думаю, что французы, вероятно, сами немного позаимствовали. Возможно, у первоначального Театра «Колон» в Буэнос-Айресе, который был завершен в 1857 году.
О чем это нам говорит? Ну, во-первых, о том, что ценная интеллектуальная собственность даже тогда представляла большой интерес для других стран, по крайней мере среди архитекторов, которые были рады позаимствовать друг у друга, узнавать что-то и черпать вдохновение от других. Во-вторых, это напоминает нам о том, что они понимали, что создание чего-то долговечного означает соединение прочных основ прошлого с искрой воображения.
Темой моего сегодняшнего выступления является такого родатворческая изобретательность и стратегическое мышление, которые уходят корнями в историю и основаны на наших успехах и неудачах в прошлом. Во-первых, какой мы проделали путь? Как творческая изобретательность в международном экономическом сотрудничестве помогла обеспечить мир и процветание в мире? Во-вторых, куда мы можем отправиться вместе? Как творческая изобретательность и информированная дальновидность могут помочь адаптировать нашу международную систему к решению текущих задач?
I . 75 лет творческой изобретательности и дальновидности в международном экономическом сотрудничестве
Позвольте начать с общей истории Соединенных Штатов Америки и МВФ за последние 75 лет. В первой половине XX века ведущие экономические и военные державы использовали силу для отстаивания своих интересов ценой огромных потерь человеческих жизней и разрушений материальных объектов. Эти трагические результаты заставили страны искать оптимальный путь. В 1944 году они его нашли.
США стали ведущей мировой державой и совершили нечто беспрецедентное. Зная о разрушительных окончательных итогах Версальского договора в конце Первой мировой войны, США решили использовать свою мощь в интересах сотрудничества. Это был эксперимент, который сформировал наш современный мир. В своей первой лекции из этой серии в 2001 году д-р Киссинджер назвал инновации послевоенного периода «замечательной вспышкой творческой изобретательности, которая принесла миру безопасность» .
Как это удалось сделать США? Благодаря щедрости, с учетом своих собственных интересов и с небольшой помощью ряда своих друзей. Рассмотрим некоторые поворотные моменты за последние 75 лет.
Вспомним вначале о создании самой Бреттонвудской системы.
Ее основные архитекторы, Джон Мейнард Кейнс из Соединенного Королевства и Гарри Декстер Уайт из США, находились под большим влиянием периода между двумя великими войнами. Они были очевидцами момента в истории, когда неверная внутренняя экономическая политика отравила международные отношения, которые сами были построены на непрочных основах.
В результате возник протекционизм, проводились девальвации в целях получения конкурентных преимуществ. Обвал во всемирной торговле усугубил Великую депрессию и привел к масштабным экономическим, финансовым и социальным потрясениям. В конечном итоге, это давление привело к усилению националистических и популистских движений и, со временем, к катастрофе.
Выходя из Второй мировой войны, США и примерно 40 других стран, провели встречу своих представителей в Бреттон-Вудсе, Нью-Хэмпшир, и решили создать Международный Валютный Фонд и Всемирный банк. Они поручили Фонду три важнейших задачи: содействие развитию международного сотрудничества в валютно-финансовой сфере, содействие расширению торговли и экономическому росту, противодействие мерам политики, которые наносили бы ущерб процветанию.
Это было революционным решением… Это было дальновидным решением. И это дало результаты.
С самого начала МВФ помогал странам преодолевать новые серьезные трудности с помощью сотрудничества. Дополняя План Маршалла, мы помогли Европе восстановиться из руин после войны. Наши кредиты предоставили странам возможность перевести дух и стабилизировать свою экономику в трудные времена и принять меры политики, содействующие росту. Именно эту миссию мы продолжаем выполнять по сей день — как вы могли недавно наблюдать в таких разных странах, как Аргентина, Египет и Украина.
Гениальность этой построенной на сотрудничестве системы заключалась в том, что она была разработана так, что она могла адаптироваться и меняться.
В начале 1970-х годов произошло такое изменение. В своей знаменитой речи «Проблема мира» президент Никсон временно приостановил обмен долларов на золото. Это решение потрясло мир и заставило в течение года вести переговоры, которые привели к современной системе плавающих валютных курсов.
В то время некоторые считали, что это конкретное изменение будет означать конец МВФ. Но все наши государства-члены, в том числе США, понимали, что цели стабильности и процветания намного шире системы фиксированных курсов. Они признавали преимущества глобальной организации, которая «тушит» финансовые кризисы и помогает странам в трудные времена.
Они развивали то, что приносило результаты, меняли то, что не работало, и адаптировались к новым условиям.
В ответ на нефтяной кризис 1973 года МВФ создал новые инструменты, чтобы помочь странам, столкнувшимся с чрезвычайной энергетической ситуацией, в соответствии с ролью Фонда по содействию в смягчении шоков и предотвращению пагубных вторичных эффектов. Когда долговой кризис охватил Латинскую Америку в 1980-е годы, МВФ, используя новаторские идеи и поддержку США, подключился для стабилизации обстановки. После падения Берлинской стены мы приступили к решению новой трудной задачи: содействию странам бывшего советского блока в преобразовании своей экономики из централизованной плановой в свободную рыночную. В 1990-е годы Фонд помогал странам в преодолении, вначале, кризиса мексиканского песо, а затем — финансового кризиса в Азии.
Решая эти трудные задачи, мы продолжали содействовать странам во всем мире в области их экономических основ, налогово-бюджетной, денежно-кредитной и курсовой политики, а также в их шагах по созданию более прочных экономических институтов. Эти действия создали возможности для более эффективной экономической политики, которая открыла рынки, увеличила торговлю, создала рабочие места и высвободила экономический потенциал.
Затем наступил 2008 год и мировой финансовый кризис. Последовавшая великая рецессия напомнила нам, что международное сотрудничество является не факультативным, а насущно необходимым. Будучи министром финансов Франции, я участвовала в международных антикризисных мерах. Страны Группы 20-ти и Федеральная резервная система предприняли чрезвычайные меры для спасения системы. МВФ использовал свой кредитный потенциал, приняв обязательства на сумму свыше 500 млрд долларов для содействия укреплению мировой экономики. В последующее десятилетие мы поддерживали экономические программы более чем в 90 странах и адаптировали наши инструменты кредитования, в том числе предусмотрели кредиты под нулевые процентные ставки для помощи странам с низкими доходами.
Но мировой экономике была нужна не только ликвидность и стимулы. Совместно с нашими государствами-членами мы разработали более прочные нормы регулирования финансового сектора, с тем чтобы мы сообща могли предотвратить следующий кризис.
Мы извлекли уроки из прошлого, проявили изобретательность и провели перемены к лучшему.
Ничто из этого не стало бы возможным без Соединенных Штатов. Эта страна бросала вызов международному экономическому порядку, когда это требовалось. Она вырабатывала компромисс, когда это было необходимо. Почему?
Потому что более прочный и более стабильный мир принес США дивиденды. Он позволил США воспользоваться одним из самых длинных периодов устойчивого экономического роста, который когда-либо знал современный мир. Со времени той встречи в Бреттон-Вудсе реальный ВВП США вырос в восемь раз [1] . Доход среднестатистического американского работника вырос вчетверо. Этот успех не был достигнут за счет других стран. Напротив. Лидерство этой страны на основе сотрудничества проложило путь не только для десятилетий новых возможностей здесь в Америке, но и для роста, который распространился во всем мире.
Сегодня ландшафт вновь изменился. Это изменение отчасти вызвано геополитикой и перемещением некоторого экономического влияния с запада на восток. Отчасти оно вызвано повышением роли негосударственных участников, в том числе многонациональных компаний. Частично оно вызвано технологией и стремительным ускорением всех процессов в нашей жизни. Сотрудникам этой библиотеки, я уверена, должно быть хорошо известно, что 90 процентов всех данных в мире было создано лишь в последние два года. Будучи дочерью двух профессоров классической литературы, я знаю, что моим родителям было бы очень трудно поверить в этот факт. Но истина в том, что в современном мире все ─ от информации до денег и болезней, перемещается намного быстрее.
Эти преобразования могут открыть огромные возможности, а также создать беспрецедентные риски. Почему? Потому что в большей мере чем раньше, то, что происходит в одной стране, может повлиять на все страны. Подумайте об этом: от оружия массового уничтожения до кибербезопасности и взаимосвязанной финансовой системы, многие сегодняшние вызовы не соблюдают национальных границ. Поэтому, когда поддержка международного сотрудничества исчезает, мы должны помнить о примере, который США и их союзники демонстрируют всем миру в течение последних 75 лет: солидарность отвечает собственным интересам.
Этот принцип сохраняет свое значение в нашем меняющемся мире.
Задача состоит в том, чтобы вновь адаптироваться и провести реформы.
II . Следующая глава: как переосмыслить международное сотрудничество
Я считаю, что следующий, 2019 год может стать еще одним поворотным моментом в нашем путешествии, моментом, когда мир проявит вновь творческую изобретательность в решении наших общих проблем.
Мы можем почерпнуть вдохновение из нашего окружения. На стенах этого здания над нами начертаны слова поэта Эдварда Янга: «Кто строит под звездами, тот строит очень низко».
Представьте себе, как выглядел бы мир, если бы мы не могли развивать и адаптировать нашу систему: мы бы жили в Эпоху гнева.
К 2040 году неравенство превысило бы уровень «Позолоченного века». Мощные технологические монополии и слабые органы государственного управления, принимающие неэффективные внутренние меры политики, сделали бы невозможным успех стартапов и предпринимателей. Прорывы в сфере здравоохранения могли бы позволить богатым жить больше 120 лет, в то время как миллионы других людей страдали бы от крайней бедности и болезней. Социальные сети ежедневно обрушивали бы на «оставшееся позади население» информацию, подчеркивающую различия между их реальностью и возможностями более благополучной жизни. Этот разрыв между чаяниями и действительностью разжигает негодование и гнев. Доверие между странами разрушается. Мир стал бы более взаимосвязанным через цифровые технологии, но меньше взаимосвязанным по всем другим направлениям. Международное взаимовыгодное сотрудничество было бы теорией, которую изучают в библиотеках, подобной этой, но редко практикуют на мировой арене из-за главенства национальных интересов и сосредоточенности лишь на внутренних мерах политики. Если воспользоваться цитатой из книги д-ра Киссинджера «Мировой порядок», то у нас был бы «период, когда будущее определяют силы, не сдерживаемые никакими ограничениями какого-либо порядка».
Такой сценарий выглядит как антиутопия, не так ли? Но я не верю, что это наша судьба. Между прочим, д-р Киссинджер тоже не верит. Мы преодолевали реальные угрозы существованию и снова их преодолеем. Представьте себе мир, если мы сделаем 2019 год началом новой эпохи — Эпохи изобретательности. Это было бы будущее, основанное на творческом подходе и сотрудничестве:
К 2040 году мы увидели бы процветающие экономики, работающие в основном на возобновляемых источниках энергии. Женщины в составе рабочей силы обладали бы всеми правами и возможностями, что радикально изменит экономическую и социальную ситуацию. Новые пенсионные системы и возможности перемещения медицинского страхования будут отражать меняющийся характер работы в цифровой экономике. Корпорации примут на себя социальную ответственность в качестве части своих бизнес-моделей. Технологические новинки, которые могут сберечь миллионы жизней и создать миллионы рабочих мест. Мы увидим окончание массовой миграции. Торговли во всем мире будет расширяться, а между государствами будет преобладать мирное сосуществование.
Не слишком ли я оптимистична? Я должна быть оптимисткой. Я имею в виду мир, который унаследуют мои внуки. Но он ставит перед нами самый главный выбор: безучастно стоять и наблюдать, как разногласия и недовольство выливаются в конфликт и рост популизма; или двигаться вперед и переосмысливать методы сотрудничества государств и добиваться процветания и мира.
Что это означает на практике? Прежде всего, это означает, что страны работают сообща и ставят людей в центр всей нашей деятельности, ориентируются на реальные результаты, которые улучшают жизни людей. Это означает повышение степени прозрачности и подотчетности правительств и институтов, в том числе учет более разнообразных мнений. Это означает обеспечение распределения экономических выгод от глобализации среди многих людей , а не отдельных избранных.
Я именую это «новым многосторонним подходом». Это можно также назвать здравым смыслом.
Позвольте мне со всей ясностью отметить: хорошее международное сотрудничество не является заменой хорошей внутренней экономической политики. Безусловно, отдельные страны несут ответственность за благополучие своих граждан. Более того, обоснованная внутренняя экономическая политика может послужить основой для действенного международного сотрудничества. В нашем современном мире существуют некоторые проблемы, которые можно решать лишь благодаря международному сотрудничеству.
В этой связи я хочу рассмотреть сегодня четыре такие проблемы. Для успеха в решении каждой из них нам потребуется творческая изобретательность и дальновидность 189 государств-членов МВФ, включая нашего учредителя, Соединенные Штаты.
a. Необходимые условия Эпохи изобретательности
Во-первых, торговля. В течение некоторого времени я говорила о том, что нам нужно «исправить систему». Позднее я настоятельно призывала страны снизить напряженность в торговой сфере. В прошлые выходные было отрадно наблюдать успехи на этом фронте в Группе 20-ти. Сейчас мы должны продолжать снижение напряженности и параллельно с этим совершенствовать систему торговли для будущего. Это должно включать отмену приводящих к искажениям субсидиям, какую бы форму и цвет они ни принимали. Это также означает защиту прав интеллектуальной собственности без ограничения инноваций и избавление от рент. Новые торговые соглашения могли бы раскрыть потенциал электронной коммерции и торговли услугами. Мне следует подчеркнуть, что более действенная макроэкономическая политика снизит внешние дисбалансы, в том числе торговые профициты и дефициты, на фоне которых росла напряженность в торговле. Все это имеет критически важное значение, поскольку торговля повышает производительность и ускоряет инновации.
Вторая проблема, где необходимо больше сотрудничества: международное налогообложение. Компании сейчас действуют во всем мире, но правительства еще не придумали общемирового ответа на проблему налогообложения. Сейчас слишком много налоговых долларов остается несобранными из-за оптимизации налогообложения и творческой изобретательности, проявляемой в недобрых целях. Поэтому странам необходимо тесно сотрудничать, чтобы собирать причитающиеся доходы и избегать «гонки налоговых уступок». Они могут закрыть лазейки, которые ведут к тому, что именуется размыванием налоговой базы и выводом прибыли из-под налогообложения. МВФ сотрудничает с нашими партнерами, с тем чтобы государства-члены могли вести обмен опытом передовой практики и разрабатывать правила для цифровой экономики, в которой у многих компаний нет какой-либо одной установленной базы ведения деятельности. Почему необходимы эти доходы? Потому что всем странам следует инвестировать в свое будущее. Государственное и частное финансирование сообща может укрепить инфраструктуру, улучшить образование и подготовить всех нас к адаптации к технологической трансформации, которая стоит у нас на пороге.
Третья проблема касается нашего климата. От произошедших в последнее время мощных ураганов в Карибском бассейне до лесных пожаров в Калифорнии опасные последствия изменения климата становятся все более заметными с каждым днем. Новое исследование правительства США показывает, что экономическое воздействие изменения климата может существенно снизить ВВП Америки в предстоящие десятилетия. Соглашение о сотрудничестве, достигнутое в Париже в 2015 году, обеспечивает лучший имеющийся у нас инструментарий для начала решения этой планетарной проблемы и продвижения к безуглеродной экономике. Оно также отражает идеи, которые я сегодня выделила, — творческую изобретательность, стратегическое мышление и обязательство международного сообщества относительно общего благосостояния, которое отвечает собственным интересам. Это вопрос выживания наших детей и внуков.
Каждая из этих проблем (торговля, налогообложение и климат) заслуживает своей Лекции им. Киссинджера. Но есть одна проблема, которая, как я считаю, является краеугольным камнем, необходимым для продвижения почти во всех других областях. Именно поэтому четвертой и заключительной областью, которую я хочу рассмотреть, является надлежащее управление, свободное от оков коррупции . Совершенно очевидно, что без доверия к нашим институтам никакие из этих изменений, к которым мы стремимся, не являются возможными. Поэтому позвольте мне остановиться ненадолго на этом вопросе.
b. Борьба с коррупцией, содействие надлежащему управлению
Почему коррупция столь сильно разъедает общество? Потому что когда люди начинают верить, что экономика больше не приносит им плодов, они начинают испытывать отчуждение от общества . Коррупция угнетает экономическую жизненную активность и выкачивает остро необходимые ресурсы. Средства, взятые у сферы образования или здравоохранения, увековечивают неравенство или ограничивают возможности для улучшения жизни. Ежегодные издержки от лишь одного взяточничества превышают 1,5 триллиона долларов — примерно 2 процента мирового ВВП [2] .
Миллениалы остро ощущают эту проблему. Недавно проведенное обследование молодого населения мира выявило, что молодежь считает, что коррупция, а не рабочие места или недостатки образования, вызывает наибольшую обеспокоенность в своих странах [3] .
В этой оценке присутствует мудрость, поскольку коррупция является коренной причиной многих видов экономической несправедливости, которую юноши и девушки ощущают ежедневно.
Именно поэтому МВФ, при поддержке всех наших государств-членов, вновь пристально изучает влияние коррупции на макроэкономическую ситуацию в стране. К настоящему времени мы сотрудничали более чем со 110 странами в улучшении их работы по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма.
И это только небольшая часть более обширной работы, необходимой для обеспечения надлежащего управления. Нельзя обойтись без инвестирования средств в институты, а также постоянной проверки того, что институты действительно обеспечивают результаты.
Основная идея заключается в том, что коррупция — это рак, который не соблюдает национальных границ .
Вспомним, как финтех меняет экономическую ситуацию. Недавние инновации, в том числе криптовалюта, могут использоваться киберпреступниками, чтобы направлять незаконные трансграничные финансовые потоки и финансировать незаконную деятельность по всему миру. Это не является проблемой одной страны, ее не решить силами одной страны. Ее можно решить лишь благодаря трансграничному сотрудничеству.
Но она поддается решению. Те же самые инновации, которые создают трансграничные проблемы, могут использоваться для того, чтобы помочь нам в противодействии коррупции. Благодаря биометрике, блокчейну и другим технологиям мы можем найти творческие методы построения более совершенной и более безопасной системы в долгосрочной перспективе. Правительства могут и должны работать вместе с лучшими инженерами мира для создания более прочных систем кибербезопасности, которые защищают банковские счета и благополучие людей. Это общее благо, которое мы должны целенаправленно поддерживать.

Если мы возьмемся за решение проблемы коррупции, то это может стать моделью для сотрудничества в каждой из областей, которые я сегодня затронула. Это может быть признаком того, что «братство людей», как его называл Кейнс, вновь готово ответить на призыв истории. За исключением того, что в этот раз женщины будут играть ведущую роль!
Именно так мы можем восстановить доверие, самый драгоценный и востребованный товар в нашем обществе.
Именно так мы начнем вновь адаптировать и преобразовывать международное сотрудничество.
Именно так, работая сообща, мы можем создать Эпоху изобретательности.
Заключение
Прежде чем завершить выступление, остался еще один вопрос. Я начала свое выступление, упомянув, что 4 декабря является важной датой. Кто-нибудь догадался, что означает эта дата?
Ровно сто лет назад в этот день, 4 декабря 1918 года, президент Вудро Вильсон отправился во Францию, чтобы помочь договориться о том, что, как он надеялся, станет долговременным миром. В некоторых отношениях мы можем связать истоки творческой изобретательности и стратегического мышления во внешней политике США с этой датой.
Она также служит отрезвляющим напоминанием о том, что наши планы не всегда реализуются, как мы предполагали. Но она также является сигналом, что мы должны вновь и вновь пытаться добиваться успеха.
Мы должны развивать то, что приносит результаты, изменять то, что их не приносит, улучшать и осмысливать лучшее будущее для человечества. Именно дальновидность воодушевляла лидеров этой страны. В этом должна заключаться миссия, которой мы будем руководствоваться в нашей деятельности в последующие дни.
Спасибо за внимание!

[2] Corruption: Costs and Mitigating Strategies («Коррупция: потери и стратегии противодействия»). Документ персонала МВФ для обсуждения: (май 2016)

[3] WEF Global Shapers Annual Survey 2017.

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI