В Университете подвели итоги «Дней русской орфографии»

Source: Saint Petersburg State University in Russian

«Дни русской орфографии» в СПбГУ были приурочены к столетию декрета Совета народных комиссаров РСФСР «О введении новой орфографии» — одного из трех изданных советским правительством документов, посвященных языку.
«Практически дословно, с небольшими вариациями декрет повторяет меморандум Временного правительства, опубликованный 24 мая 1917 года, в День Кирилла и Мефодия. Примечательно, что в других документах были установлены наказания за несоблюдение новых правил орфографии: вследствие этого революционные матросы изымали из типографских касс буквы “ять”, “и десятеричное”, “фита”, а также “ер”. А уже с 1 января 1919 года за использование издательствами старой орфографии были установлены большие штрафы», — рассказала старший преподаватель СПбГУ Светлана Друговейко-Должанская (кафедра русского языка).
Изменение графического облика текстов стало важной приметой новой эпохи. Однако и по прошествии века россияне по-прежнему испытывают орфографические трудности, разве что иного характера. В преддверии «Дней русской орфографии» организаторы провели опрос, чтобы выяснить, насколько уверены в своих знаниях студенты, что вызывает у них больше всего сложностей и как они их преодолевают. Участие в анкетировании приняли около 450 человек.
«Надо сказать, что свой уровень владения русским языком опрошенные оценивают достаточно высоко: 161 человек — как “отличный”, а 276 человек — как “хороший”. В ответе на вопрос, являются ли орфография и пунктуация слишком сложными, мнения разделились примерно пополам. При этом на вопрос, есть ли необходимость в упрощении русской орфографии и пунктуации, подавляющее большинство ответов было отрицательным. Означает ли это, что участники опроса не хотят видеть русский язык простым и примитивным?» — начал дискуссию профессор Владимир Казаков.
Дилемму объяснил доцент Федор Двинятин. «Готов предположить, что, когда у студента спрашивают, сложна ли русская орфография, он представляет себя в роли пишущего или сдающего экзамен. А когда спрашивают, надо ли что-то поправить, студент ставит себя на место читающего и представляет себе, что орфографию упростили вплоть до “пиши как хочешь”, а он вынужден все это, упрощенное кем-то другим, читать. Понятно, что орфография — это некий социальный договор в условиях отсутствия достоверного четкого произношения. Не только мы, специалисты, но и все участники ситуации это понимают. Я выступаю за то, чтобы упросить русскую орфографию, но мне кажется, что любые новые формы приведут к ее усложнению. Возможно, и студенты это чувствуют», — считает Федор Никитич.
По мнению же члена Орфографической комиссии РАН, старшего преподавателя Светланы Друговейко-Должанской, сегодня общественный запрос на создание свода правил орфографии, и главным образом пунктуации, наоборот, велик. «Сейчас мы находимся в странной с юридической точки зрения ситуации, ведь правила, по которым мы живем, были утверждены в 1956 году, — отметила Светлана Викторовна. — С тех пор многое изменилось, возникли новые слова, регулировать которые старые правила уже не могут. Учитывает все эти изменения Полный академический справочник, составленный Орфографической комиссией в 2006 году, однако на высшем уровне он не утвержден».
На практике проверить владение орфографией и пунктуацией можно было на Университетском диктанте, итогам которого был посвящен первый круглый стол «Дней русской орфографии». Участникам акции было предложено записать под диктовку фрагмент одного из «Писем о добром и прекрасном» Дмитрия Сергеевича Лихачева — «Учитесь учиться!». Составители дополнили его конструкциями, ошибки в которых допускаются чаще всего: предлогами научного стиля речи, в том числе составными, а также причастными и деепричастными оборотами. Затем участникам предстояло выполнить задания на понимание текста и самостоятельно написать научное эссе-рассуждение. Второй блок заданий проверял умение склонять числительные и подбирать русские соответствия иностранным заимствованиям, а также был призван выявить отношение к употреблению буквы «ё».
Участие в Университетском диктанте приняли около 80 человек. Максимальный балл за написанный верно диктант составлял 70, в среднем же студенты набирали по 40–50 баллов. В заданиях второго блока проблемы чаще всего возникали с числительными: правильные ответы на все вопросы дали не более 5 % студентов. Задания на подбор соответствий иностранным словам также выявили пробелы: большинство, к примеру, не смогли найти русский синоним слова «хайп».

Самыми сложными оказались научные конструкции. Мы встречали неверное написание предлогов «вследствие» и «в соответствии», а также замечали, что студенты калькируют английский язык, ставя лишние запятые после предлогов. Однако в целом участники с заданиями справились.
Руководитель проверочной комиссии, доцент Анна Хруненкова (кафедра русского языка как иностранного и методики его преподавания)

Опыт СПбГУ заинтересовал Людмилу Гвоздинскую, старшего преподавателя Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования и автора многочисленных методических пособий по подготовке к ГИА и ЕГЭ. «Такую акцию мне хотелось бы провести с нашими учителями: эпизодические проверки, которые мы проводим на своих курсах, в последнее время говорят о том, что педагоги делают практически те же ошибки, что и дети. Также мне понравился ваш комплексный подход: есть задания и на проверку грамотности, и на смысловое чтение», — отметила Людмила Геннадьевна.
Наибольшие трудности, по словам Анны Хруненковой, в Университетском диктанте вызвало написание эссе. По отзывам студентов, им было сложно соблюсти заданный объем в 300–350 слов, перестроиться на научный стиль изложения и не использовать разговорную лексику. Определение границ нормы того или иного стиля ставит перед экспертами гораздо более глобальный вопрос — о культуре речи, обсуждению состояния которой был посвящен второй круглый стол «Дней русской орфографии».
Его модератор, директор ресурсного центра «Коммуникативные компетенции» СПбГУ, главный редактор однотомного «Современного толкового словаря русского языка» профессор Сергей Кузнецов отметил, что само понятие «культура речи» включает в себя три аспекта. Нормативный проверяет соблюдение грамматических правил и стилистических норм, коммуникативный — ясность, точность и недвусмысленность выражения, этический — соответствие речи ситуации и контексту. По мнению лингвиста, зачастую под культурой речи понимают только соблюдение орфоэпических норм, однако наиболее актуальны сегодня коммуникативные и этические ошибки. Вторые часто бывают связаны с дискурсом ненависти, поэтому их отслеживают специальные контролирующие органы. За корректировку коммуникативных, смысловых ошибок традиционно отвечали научные редакторы изданий, но сегодня эта профессия, к сожалению, уходит в прошлое.
Федор Двинятин также обратил внимание на несколько других тенденций, напрямую связанных с темой встречи. В частности, на интонацию, которую с точки зрения культуры речи изучать не принято, тем не менее она представляется важным предметом анализа. Другая проблема, по его мнению, — это оскудение синонимического фонда активного словарного запаса. «Иногда кажется, что многие проблемы современного русского языка оказываются результатом некоторых уступок, обнищания, деградации монологической речи, — добавил доцент Двинятин. — Мы живем в словесной культуре победившего диалога. Поэтому под ударом — монологические жанры: лекция, роман и другие».
В ходе дискуссии эксперты также обсудили представленность темы культуры речи в медиапространстве и историю появления этого понятия в новостной повестке, а также то, как она раскрывается в преподавании языков, в том числе русского как иностранного.
По результатам «Дней русской орфографии» организаторы планируют составить комплекс упражнений, нацеленных на отработку различных аспектов орфографии и пунктуации. Задания можно будет выполнить в системе Blackboard.

MIL OSI