Непростая ситуация в мировой экономике: три приоритетных направления действий

Source: IMF – News in Russian

Директор-распорядитель МВФ Кристин ЛагардТоргово-промышленная палата США, Вашингтон, округ Колумбия
2 апреля 2019 г.
1. Введение
Доброе утро! Я хотела бы поблагодарить своего друга Тома Донохью и Центр по развитию конкурентоспособности рынков капитала за приглашение на это важное мероприятие.
Когда я вошла в этот великолепный зал сегодня утром, меня поразил внушительный вид двенадцати вывешенных флагов. Это знамена двенадцати великих путешественников, которые открыли новые пути для торговли и посеяли семена развития коммерции и промышленности в Новом Свете.
Этот дух заложен в основу деятельности Торгово-промышленной палаты США, которая уже более столетия упорно работает для содействия осуществлению «американской мечты». Палата и МВФ имеют много общего.
Обе организации исходят из международной перспективы; они обе выступают за более тесное сотрудничество между правительством и частным сектором; прежде всего, они обе твердо намерены содействовать росту, созданию рабочих мест и возможностей для всех.
Поэтому Палата является весьма подходящим местом для обсуждения того, как сделать рост более устойчивым и инклюзивным; как снизить напряженность в торговле; как укрепить уверенность и доверие в отношении экономики и институтов.
Эти вопросы будут также обсуждать министры финансов и управляющие центральных банков во время Весенних совещаний МВФ и Всемирного банка здесь в Вашингтоне на следующей неделе.
Они столкнутся с меняющимся экономическим ландшафтом, в котором важнейшее значение придается верно выбранным мерам политики.
Как когда-то сказал президент Теодор Рузвельт: «Есть все основания для того, чтобы мы серьезно относились к будущему, не прячась от сложности проблем и не боясь подходить к этим проблемам с непоколебимым и неизменным стремлением решить их правильным образом» [i].
Я хочу остановиться на том, как мы можем использовать это «непоколебимое стремление» на благо всех.
2. Непростая ситуация в мировой экономике
Позвольте мне начать с мировой экономической погодной карты.
Год назад я говорила: «ремонтировать крышу следует тогда, когда светит солнце». Шесть месяцев назад я предупреждала о сгущающихся тучах на горизонте. Сегодня погода все более «неустойчива». Что я под этим имею в виду?
В январе МВФ прогнозировал мировой экономический рост на 2019 и 2020 годы на уровне примерно 3½ процента — меньше, чем в недавнем прошлом, но все же достаточно неплохо. С тех пор динамика еще больше снизилась, как вы увидите на следующей неделе из наших обновленных прогнозов.
Всего лишь два года назад 75 процентов мировой экономики испытывало подъем. В этом году мы ожидаем, что70 процентов мировой экономики переживет замедление роста.
Но необходимо пояснить, что мы не предвидим рецессии в ближайшее время. Более того, мы ожидаем, что рост несколько ускорится во второй половине 2019 года и в 2020 году .
Итак, вы видите, что я имею в виду под «неустойчивой» погодой. Действительно, мировая экономика находится в « непростой ситуации».
Мировой рост замедляется, в основном из-за усиления напряженности в торговле и ужесточения финансовых условий во второй половине 2018 года. В то же время глобальной экономической активности должны содействовать более плавные темпы нормализации денежно-кредитной политики ведущими центральными банками, среди которых лидирует ФРС США, и расширение стимулирования экономики, например, в Китае.
Эти ответные меры политики способствуют смягчению финансовых условий и увеличению притока капитала в страны с формирующимся рынком, валюты которых укрепились относительно доллара США.
Но вновь необходимо пояснить: ожидаемое ускорение мирового роста позднее в этом году имеет неустойчивый характер. Оно уязвимо по отношению к рискам ухудшения ситуации, в том числе неопределенности, связанной с конкретными странами, например с «брекситом», а также к более общим факторам неопределенности, таким как высокий уровень долга в некоторых отраслях и странах, напряженность относительно торговой политики и тревожные настроения на финансовых рынках.
Например, если произойдет более резкое, по сравнению с ожидаемым, ужесточение финансовых условий, это создаст серьезные проблемы для многих правительств и компаний в плане рефинансирования и обслуживания долга, что может усилить колебания обменных курсов и коррекции на финансовом рынке.

3. Три направления мер политики
Итак, это действительно непростая ситуация, которая требует от нас осторожного подхода. Это означает, что мы не только должны избегать неверных мер политики, но и быть уверенными, что мы принимаем правильные меры политики.
Я вижу три взаимодополняющих направления действий:меры внутриэкономической политики, меры трансграничной политики и координируемые действия по решению серьезных глобальных проблем, стоящих перед нами всеми.
Остановлюсь на каждом из этих направлений.
( a ) Меры внутриэкономической политики для построения более устойчивой и более инклюзивной экономики
Прежде всего, меры политики должны обеспечивать условия внутри страны, для того чтобы люди могли добиться успеха. Возможно, вы уже слышали, что я говорила о том, что «мы должны отремонтировать крышу», особенно когда речь идет о структурных реформах, которые могут содействовать повышению производительности и ускорению долгосрочного роста. Несомненно, какого-то универсального решения нет, — меры политики должны учитывать конкретные потребности отдельных стран.
Однако в общем плане макроэкономическая политика должна быть направлена на обеспечение роста и стабильности. Денежно-кредитная политика должна оставаться мягкой в странах, где инфляция ниже целевых показателей, и должна фиксировать ожидания. При необходимости для амортизации шоков следует использовать гибкость обменного курса. Следует укрепить финансовый сектор и уменьшить риски за счет поддержания динамики реформ в области регулирования.
В действительности экономика многих стран является недостаточно устойчивой. Высокий уровень государственного долга и низкие процентные ставки оставляют ограниченное пространство для действий, когда наступит следующий спад, который неизбежно придет.
Для многих стран это потребует более умелого использования налогово-бюджетной политики, что, в свою очередь, означает достижение правильного баланса между ростом, устойчивостью долговой ситуации и социальными целями.
Как бывший министр финансов я знаю, что достичь этого непросто. Это включает накопление бюджетных резервов в благоприятные времена при создании достаточных бюджетных возможностей для действий в неблагоприятный период. Это предполагает постоянную упорную работу по модернизации налоговых систем, мобилизации внутренних доходов, установлению приоритетов для благоприятствующих росту расходов и снижению государственного долга, если это необходимо.
Это также включает преодоление чрезмерного неравенства. Здесь налогово-бюджетная политика может играть важнейшую роль, в том числе благодаря принятию прогрессивных налоговых мер, которые должны учитывать условия страны, и более прочным системам социальной защиты, которые могут содействовать преодолению нарушений, вызываемых технологическим прогрессом и глобализацией.
Прежде всего, налогово-бюджетная политика может способствовать созданию более широких возможностей за счет обеспечения доступа к качественному образованию, здравоохранению и инфраструктуре, особенно для тех, кто остался, или кого оставили позади. Во многих странах это означает необходимость уделять особое внимание молодежи и женщинам.
Меры политики такого рода могут содействовать укреплению уверенности и доверия — и преодолеть представления о несправедливом распределении экономических выгод.
Одной из областей, в которых эти представления усиливаются, является все большая концентрация влияния на рынок нескольких корпоративных гигантов.
Новое исследование [ii] МВФ демонстрирует, что за последние два десятилетия усиление влияния корпораций на рынки в странах с развитой экономикой оказало очень небольшое воздействие на инвестиции, объем производства и долю национального дохода, выплачиваемую работникам.
Но мы также установили, что на долю небольшого числа весьма динамичных компаний приходились самые высокие наценки. Иными словами, имеется динамика, получившая название «победителю достается больше всех», которая особенно выражена в цифровой экономике.
Я не утверждаю, что у нас сейчас есть «проблема монополии». Но я говорю о том, что нам следует принять соответствующие меры, с тем чтобы это не превратилось в серьезную проблему.
Это означает снижение препятствий для выхода на рынки новых фирм и реформирование основ конкуренции для обеспечения равных условий во всех отраслях, будь то традиционные или высокотехнологичные отрасли.
( b ) Трансграничные действия для обеспечения более равных условий
Это подводит меня ко второму приоритетному направлению действий: меры трансграничной политики. Здесь существует широкий спектр экономических вопросов, требующих решения: совершенствование норм финансового регулирования, повышение степени прозрачности в вопросах долга, борьба с незаконными финансовыми потоками — вот лишь несколько таких вопросов.
Но если речь идет о создании равных условий для разных стран, то ни одна проблема не является такой довлеющей, как торговля. Именно в этой области у Палаты и МВФ есть схожие во многом позиции.
Нам известно, что в течение многих десятилетий торговая интеграция содействовала повышению благосостояния, сокращению бедности, распространению новых технологий и повышению производительности. Для людей во всем мире она снизила стоимость жизни и создала миллионы новых рабочих мест с более высокой заработной платой.
В то же время мы знаем, что не все получают выгоды, что в системе торговли есть искажения, и что ее необходимо преобразовать.
Нам также известно, что торговые барьеры не являются решением. Более поздние исследования МВФ (которые вскоре будут опубликованы) демонстрируют, насколько важно избегать неверных мер политики в этой области.
Проанализировав опыт более чем 180 стран в течение последних шестидесяти лет, мы пришли к выводу, что торговая интеграция, очевидно, стимулирует инвестиции — в здания, машины и многие другие сферы, создающие большое число рабочих мест. Торговые барьеры, наоборот, несомненно, вредят инвестициям и занятости [iii].
Этот вывод особенно актуален сейчас, когда напряженность в торговле может нанести дальнейший ущерб инвестициям в период, когда инвестиции уже на низком уровне.
Поэтому вновь отмечу, что ситуация является непростой, и мы должны проявлять осторожность.
Более конкретно, мы изучили, что может произойти, если бы тарифы [iv] на все товары в торговле между США и Китаем повысились на 25 процентных пунктов. Только одно это действие снизило бы годовой ВВП в объеме до 0,6 процента в США и до 1,5 процента в Китае [v].
Такого потенциального ущерба, наносимого самим себе, следует избегать.
Вместе с тем, обсуждения искажений в торговле или несправедливой торговой практики часто увязываются с концепцией дефицитов и профицитов в двусторонней торговле, а также с тарифами.
В действительности, исторически, сальдо двусторонней торговли в основном определялось макроэкономическими факторами, а не двусторонними тарифами. Иными словами, наиболее действенным способом сократить дефицит в двусторонней торговле является недопущение тарифов, поскольку тарифы на товары одной страны лишь переориентируют торговые потоки на другие страны.
В торговой войне никто не выигрывает — возможно, вы уже слышали, как я про это говорила! Именно поэтому нам необходимо вести совместную работу по сокращению торговых барьеров и модернизировать глобальную систему торговли, с тем чтобы мы все выиграли.
Это означает решение таких вопросов, как государственные субсидии, интеллектуальная собственность и защита конфиденциальности данных. Это также означает новые соглашения для раскрытия всего потенциала внешнеторговых услуг и цифровой коммерции. Это означает создание основанной на правилах системы для обеспечения добросовестной конкуренции и равенства условий.
Поэтому по мере продвижения вперед нам необходимы коллективные действия для модернизации важнейших функций Всемирной торговой организации: от переговоров до прозрачности и разрешения споров. Это приведет к созданию более прочной и более гибкой системы.
Безусловно, создание равных условий для разных стран касается не только торговли. В последние дни, как вы, вероятно, отметили, МВФ подчеркивает необходимость совершенствования системы, связанной с международным налогообложением корпораций.
Я даже назвала систему коренным образом устаревшей. Я считаю, что мы разделяем мнение Палаты о том, что для стран контрпродуктивно применять односторонний подход.
Нам необходимы трансграничные действия.
Реформирование международного налогообложения корпораций представляет собой важнейшую проблему для всех стран. Но развивающиеся страны в особой мере полагаются на доходы от налогов с корпораций для финансирования важнейших инвестиций в людей и инфраструктуру.
Наш анализ показывает, что страны, не входящие в ОЭСР, ежегодно недополучают порядка 200 млрд долларов доходов, поскольку компании могут выводить свои прибыли в юрисдикции с низкими налогами [vi].
Эти упущенные доходы еще больше затрудняют для стран с низкими доходами увеличение роста и занятости и достижение Целей в области устойчивого развития к согласованной дате — к 2030 году.
Хорошая новость заключается в том, что сейчас идет работа над модернизацией международной системы налогообложения корпораций. Но предстоит сделать еще намного больше. МВФ предлагает некоторые варианты методов для того, чтобы сообща сделать систему более справедливой и готовой к будущему.
До сих пор я говорила о двух приоритетных направлениях мер политики: внутренние и трансграничные действия. Позвольте мне перейти к третьему и последнему приоритетному направлению: решение глобальных проблем.
( c ) Партнерство для решения глобальных проблем
Есть проблемы, которые ни одна страна не может решить в одиночку, и перечень таких проблем является длинным: демографическая ситуация, миграция, киберриски, и, конечно, изменение климата, представляющее собой угрозу существованию.
По этому вопросу я знаю, что Палата видит большой потенциал в государственно-частном партнерстве, а также в инновациях и технологиях для сокращения выбросов парниковых газов. Мы в МВФ также глубоко заинтересованы в этом вопросе, разумеется, с макроэкономической точки зрения.
Мы уделяем особое внимание, в частности, установлению платы за выбросы углерода и сокращению энергетических субсидий, которые составляют примерно 5,2 трлн долл. США в год, или 6,5 процента мирового ВВП [vii]. Оба эти инструмента экономической политики должны существенно помочь в смягчении последствий изменения климата.
Недавно став бабушкой, я должна сказать, что задача сделать планету более благоприятным местом для наших детей и внуков приобрела для меня особую актуальность.
В своих беседах с молодыми людьми во всем мире я также узнала, что изменение климата представляет собой одну из двух проблем, которые, как они считают, имеют наибольшее значение для их будущего.
Другой проблемой является коррупция.
В этой области МВФ также акцентирует внимание на макроэкономических последствиях для наших государств-членов.
Ежегодные издержки лишь от одного взяточничества оцениваются на уровне свыше 1,5 триллиона долларов — около двух процентов мирового ВВП [viii]. Отмывание денег и финансирование терроризма представляют собой другие серьезные аспекты проблемы — для борьбы с ними МВФ сотрудничает с более чем сотней стран.
В наших последних исследованиях подчеркиваются высокие бюджетные издержки коррупции, которая приводит к огромным потерям государственных доходов и снижению качества государственных расходов. Этот новый аналитический материал подтверждает то, что мы все давно подозревали: коррупция приводит к снижению роста. Она приводит к увеличению неравенства. Она способствует недоверию.
Есть ли какая-либо надежда в борьбе с коррупцией? Мы действительно считаем, что такая надежда есть, мы уверены в том, что надлежащие ответные меры политики могут существенно изменить ситуацию.
В новом исследовании, по нашим оценкам, в группе аналогичных стран меньший уровень коррупции связан с более высокими налоговыми поступлениями, к тому же между странами есть очень значительная разница — до 4 процентных пункта ВВП [ix] .
Более высокое качество управления также связано с более высокими результатами тестов учащихся и более эффективным расходованием средств на жизненно важную инфраструктуру: от дорог до школ и больниц.
Это подчеркивает возможные огромные выгоды от обуздания коррупции — и не только бюджетные выгоды, но и потенциальные выгоды для общества в целом.
Здесь есть и очевидное международное измерение. Например, недавно организация Transparency International обновила свой индекс восприятия коррупции [x] — где 100 баллов означает «в значительной мере свободный от коррупции». По этому показателю две трети всех стран имеют оценку ниже 50, и это означает, что у них есть серьезные проблемы с предотвращением коррупции.
Несомненно, страны должны брать на себя ответственность за то, что происходит в пределах своих границ. Но коррупция представляет собоймеждународную напасть. Для результативной борьбы с ней требуется международное сотрудничество.
4. Международное сотрудничество в области экономической политики и МВФ
Я знаю, что Палата признает ценность сотрудничества. Со времен Второй мировой войны от одной страны к другой, от одного кризиса к другому совместная деятельность успешно служила всему миру.
МВФ часто находился в центре этого сотрудничества.
Во время мирового финансового кризиса Фонд смог принять обязательства о выделении свыше 500 млрд долларов для содействия предотвращению другой Великой депрессии. В последующее десятилетие мы поддерживали экономические программы более чем в 90 странах.
Наша работа продолжается. Упомянем рекомендации Фонда странам, помогающие им открыть свои рынки и стимулировать инвестиции.
Вспомним о нашей недавней поддержке важнейших страновых программ в Египте, Тунисе и Иордании. Подумайте об Украине. Или Аргентине.
Разумеется, для того чтобы эффективно выполнять свои задачи, нам необходимо обладать достаточными ресурсами в будущем. С этой целью мы полагаемся на поддержку наших 189 государств-членов. Это — еще один вопрос, который, как я ожидаю, наши министры и управляющие будут обсуждать на Весенних совещаниях на следующей неделе.
Убеждена, что наши государства-члены по-прежнему твердо нас поддерживают.
5. Заключение
В завершение я хотела бы вернуться к вдохновляющему облику этого великолепного здания.
На стенах первого здания Палаты была цитата великого американского государственного деятеля Даниэля Вебстера. Он сказал:
«Давайте осваивать ресурсы нашей страны, развивать ее могущество, строить ее институты, продвигать все ее великие интересы, и посмотрим, удастся ли нам в наше время и в нашу эпоху добиться чего-то, что будет достойно памяти».
В этой непростой ситуации для мировой экономики давайте работать сообща, чтобы создать нечто, достойное памяти.
Спасибо за внимание!

[i] Речь при инаугурации, 1905 год.

[ii] Апрельский выпуск «Перспектив развития мировой экономики» 2019 года, глава 2 “Усиление рыночной власти корпораций и его макроэкономические последствия ».

[iii] Апрельский выпуск «Перспектив развития мировой экономики» 2019 года, глава 3 « Цена на инвестиционные товары: движущая сила инвестиций под угрозой?»

[iv] Этот анализ охватывает тарифы, нетарифные меры и двусторонние соглашения о закупках.

[v] Апрельский выпуск «Перспектив развития мировой экономики» 2019 года, глава 4 « Детерминанты двусторонней торговли и вторичные эффекты тарифов» .

[vi] Рабочий документ МВФ «Размывание налоговой базы, вывод прибыли из-под налогообложения и развивающиеся страны».

[vii] Во всем мире энергетические субсидии в 2017 году составили примерно 5,2 трлн долларов; рабочий документ МВФ «Мировые субсидии на ископаемое топливо остаются значительными: обновленные сведения на основе оценок на уровне стран» , (готовится к публикации).

[ix] «Бюджетный вестник», апрель 2019 года.

[x] Transparency International, 2018 Corruption Perception Index (January 29, 2019). Статья в журнале Forbes.

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI