Высокий уровень долга мешает странам реагировать на быстрые изменения в мировой экономике

Source: IMF – News in Russian

Витор Гаспар, Джон Ролье и Элиф Тюре
10 апреля 2019 г.
(Фото: Zhang Tao/SIPA/ASIA Pacific Press/Newscom)
Темпы роста экономики замедляются, а государственный долг остается высоким в различных странах мира. В то же время демографические изменения и технологические достижения меняют облик мировой экономики. 
Возможности каждого человека для получения качественного образования, а также перспективы на получение работы в будущем, доступа к здравоохранению и пенсионные доходы зависят от решений о налогах и расходах, которые принимают правительства в ответ на эти проблемы.
Что должны делать директивные органы? 
В новом выпуске «Бюджетного вестника» мы утверждаем, что они могут исходить из долгосрочной перспективы для повышения темпов роста и придания ему более инклюзивного характера. Это означает наведение порядка в бюджетной сфере путем постепенного снижения задолженности для подготовки к следующему спаду и повышения уровня налогово-бюджетной политики для инвестиций в будущее людей. Это требует улучшения распределения расходов, создания больших возможностей для маневра в бюджете и совершенствования налоговой политики.
Подготовка к следующему спаду
Высокий уровень долга может ограничить способность директивных органов увеличить расходы или снизить налоги для компенсации вялого экономического
роста, поскольку кредиторы, возможно, будут менее охотно финансировать увеличившиеся бюджетные дефициты. Выплаты процентов по долгу также вытесняют расходы на образование, здравоохранение и инфраструктуру, которые представляют собой инвестиции, помогающие стране развиваться в течение многих последующих лет.

Каждой стране потребуется определить надлежащую стратегию для создания в бюджете возможностей для содействия экономике во время следующего спада.
Странам с высоким уровнем долга придется увеличить доходы или сократить чрезмерные расходы. Это имеет особенное значение там, где текущие темпы роста экономики превышают уровень долгосрочного потенциального роста, как в Соединенных Штатах, или где стоимость заимствования является высокой, а потребности в финансировании велики, например, в Бразилии и Италии.
Однако эти странам следует поддерживать инвестиции в образование, здравоохранение и инфраструктуру за счет изменения приоритетов в расходах или путем расширения налоговой базы, например, отмены освобождений от налогов и совершенствования налоговой администрации.
В странах, где финансирование менее проблематично, таких как Германия и Корея, директивные органы могут увеличить инвестиции в инфраструктуру или образование для поддержки экономики страны в краткосрочной перспективе и содействовать инклюзивному росту в последующие несколько десятилетий. 
Инвестиции в будущее людей
Налогово-бюджетная политика должна также учитывать соображения, выходящие за рамки следующего экономического спада. Сдвиг в демографической ситуации наряду с новыми технологиями оказывает глубокое воздействие на экономический рост и распределение доходов и активов. Эти тенденции также влияют на государственные финансы.
Например, в странах с развитой экономикой, где население быстро стареет, на государственные расходы, связанные со старением населения, такие как расходы на пенсии и здравоохранение,  по нашим прогнозам, к 2050 году будет уходить четверть ВВП.
В странах с формирующимся рынком и развивающихся странах с низкими доходами население, наоборот, моложе и быстро растет. Для продвижения в сторону достижения Целей в области устойчивого развития ООН относительно инфраструктуры  и государственных услуг этим странам потребуются дополнительные государственные расходы.
Что эти страны могут сделать для адаптации к данным мировым тенденциям и сокращения своей задолженности?
Для содействия переменам они могут проводить более продуманную и гибкую политику. Это означает повышение уровня налогово-бюджетной политики по трем фронтам.
Переориентация расходов
Во-первых, странам следует переключить расходы на способствующие повышению роста инвестиции в инфраструктуру, образование и здравоохранение и в то же время сократить расточительные расходы, такие как неэффективные энергетические субсидии.
Например, постепенное устранение субсидий на топливо при защите наиболее уязвимых групп, может обеспечить дополнительные ресурсы в объеме до 4 процентов мирового ВВП, которые страны смогут инвестировать в людей и рост экономики.

В условиях более цифрового и автоматизированного мира также важно уделять большее внимание мерам политики, способствующим обучению в течение всей жизни и постоянному совершенствованию навыков. Например, в Сингапуре всем взрослым предлагаются гранты на профессиональную подготовку на протяжении всей их трудовой жизни, а Нидерланды предлагают налоговые льготы для профессионального обучения рабочей силы. 
Обуздание коррупции также поможет получить дополнительные доходы и сократить непродуктивные затраты, как показано в главе 2 «Бюджетного вестника».
Создание в бюджете больших возможностей для маневра
Во-вторых, меры по совершенствованию управления государственными финансами и мобилизации доходов могут заложить в бюджет большие возможности для маневра. В странах с развитой экономикой более эффективное управление  государственными финансовыми активами могло бы обеспечить дополнительные доходы в объеме до 3 процентов ВВП в год, как было продемонстрировано в октябрьском выпуске «Бюджетного вестника» 2018 года.
Странам с формирующимся рынком и развивающимся странам с низкими доходами следует повысить поступления в бюджет. Например, страны Африки к югу от Сахары в следующие 5 лет могут в среднем мобилизовать дополнительные доходы в объеме 3-5 процентов ВВП, если они повысят результативность своих сегодняшних налоговых систем.

Совершенствование налоговой политики
В-третьих, странам с развитой экономикой следует вернуться к более прогрессивному налогообложению доходов, которое может уменьшить неравенство. В большинстве стран есть также возможности для существенного повышения доходов от обложения наследства, земли и недвижимости.
Кроме того, правительствам следует сотрудничать в реформировании налогообложения крупных многонациональных корпораций, в особенности действующих в цифровой экономике. Это поможет увеличить поступления, в том числе для развивающихся стран с низкими доходами, благодаря ограничению перераспределения прибыли и глобальной налоговой конкуренции. 
Эти действия должны способствовать повышению экономического роста в долгосрочной перспективе, которое является важнейшим ингредиентом уменьшения бремени высокого уровня государственного долга. Это также приведет к более широкому распределению экономических выгод внутри стран и между странами, и восстановлению доверия населения к институтам, необходимому для экономической стабильности.  
Витор Гаспар — гражданин Португалии, директор Департамента по бюджетным вопросам МВФ. До работы в МВФ он занимал различные руководящие должности, связанные с вопросами политики, в Банке Португалии, в том числе в последний период — должность специального советника. В 2011–2013 годах он был министром финансов и государственного управления Португалии. В 2007–2010 годах он возглавлял Бюро советников по вопросам европейской политики в Европейской комиссии, а в период с 1998 по 2004 годы был генеральным директором по исследованиям в Европейском центральном банке. Г-н Гаспар имеет степень доктора наук и постдокторскую ученую степень по экономике Университета Нова в Лиссабоне. Он также учился в Католическом университете Португалии.
Джон Ролье — старший экономист в Департаменте по бюджетным вопросам МВФ. Ранее он работал в Европейском департаменте МВФ, участвовал в группах по Румынии, Словакии, Словении и Испании, а также в Финансовом департаменте. Он занимается исследованиями, касающимися бюджетных рисков, в том числе государственных предприятий, государственных пенсий и бюджетных правил. До прихода в МВФ Джон работал в Министерстве финансов США. Он имеет степень магистра от Школы перспективных международных исследований при Университете Джонса Хопкинса. В другой профессиональной жизни Джон был сертифицированным публичным бухгалтером.

MIL OSI