Реальное выполнение обязательств Парижского соглашения об изменении климата

Source: IMF – News in Russian

Кристин Лагард и Витор Гаспар
(фото: Sihiwe Sibeko/Reuters/Newscom)
6 мая 2019 г.
Изменение климата представляет собой одну из основных экзистенциальных проблем нашего времени. Эта проблема охватывает все регионы, и особенно тяжелые последствия угрожают странам с низкими доходами.
Без принятия мер по уменьшению последствий температура во всем мире, согласно прогнозам, вырастет на 4 градуса Цельсия выше уровней доиндустриального периода, при этом увеличиваются и становятся необратимыми риски разрушения ледяного покрова, затопления низколежащих островных государств, экстремальных погодных явлений и сценариев безудержного потепления.
Потепление климата также может означать более высокий риск исчезновения большой части биологических видов, распространения болезней, подрыва продовольственной безопасности и сокращения возобновляемых поверхностных и подземных водных ресурсов.
Хорошая новость заключается в том, что эта острая угроза приводит к беспрецедентным многосторонним ответным мерам. В общей сложности 190 сторон представили свои стратегии в отношении изменения климата, почти все из них в той или иной форме — обязательства по уменьшению последствий для Парижского соглашения 2015 года. Сейчас пришло время для того, чтобы реалистично проанализировать, как обеспечить выполнение этих обязательств.

Необходимость введения эффективной платы за углерод
Среди всего большего числа сторон складывается консенсус о том, что введение платы за углерод (взимание сборов за содержание углерода в ископаемых видах топлива или за выбросы углерода при сжигании топлива) является единственным наиболее действенным инструментом смягчения последствий изменения климата. Он повсеместно создает стимулы для сокращения энергопотребления, использования более чистых видов топлива и мобилизации частного финансирования.
Он также обеспечивает столь необходимые доходы. Эти поступления следует распределить так, чтобы переориентировать государственные финансы на содействие устойчивому и инклюзивному росту. Оптимальный выбор этого является различным в разных странах. В некоторых случаях это означает инвестиции в людей и инфраструктуру для достижения Целей в области устойчивого развития. В других случаях это означает снижение налогов, которые препятствуют стимулам к труду и росту экономики.
В новой работе МВФ рассматривается вопрос о том, как плату за углерод можно использовать для выполнения парижских обязательств по уменьшению выбросов CO2. Обязательства и требуемая для их выполнения плата за углерод в разных странах являются различными, и в работе рассматривается воздействие платы в 35 и 70 долларов за тонну на выбросы CO2. Плата за углерод, которая существенно ниже 35 долларов за тонну, будет достаточной для выполнения обязательств в странах Группы 20-ти (на которые в совокупности приходится четыре пятых мировых выбросов), это также справедливо для таких важнейших членов Группы 20-ти, как Индия и Китай.
Хотя плата за углерод в 35 долларов за тонну практически в два раза повысит цены на уголь, она увеличит розничные цены на автомобильное топливо лишь примерно на 5–7 процентов). Однако для некоторых стран с более масштабными обязательствами плата даже в 70 долларов за тонну углерода будет ниже необходимой.

Вместе с тем, даже если нынешние обязательства были бы выполнены в полном объеме, они бы ограничили будущее потепление лишь на уровне 3 градусов Цельсия (все еще пугающей величины), а не на уровне 1,5–2 градусов Цельсия — цели, поставленной в Парижском соглашении. Цель в 2 градуса Цельсия потребует сокращения выбросов к 2030 году примерно на треть и мировой платы за углерод примерно 70 долларов за тонну.
Первый шаг к введению платы за углерод был сделан, и сейчас на региональном, национальном и субнациональном уровнях действует свыше 50 систем налогов на выбросы углерода и систем торговли выбросами. Вместе с тем, очевидно, что предстоит крутой подъем ввиду того, что средняя мировая плата за углерод составляет всего 2 доллара за тонну.
Также очевидно, что введение платы за углерод может быть очень трудным в политическом плане. События на самых разных широтах напоминают нам об этом. Поэтому крайне важно, чтобы этот процесс регулировался комплексным образом. Это, как правило, предусматривает постепенное введение платы за углерод и четкое информирование об использовании связанных с ней государственных доходов. Это использование должно сочетать соображения распределения доходов, эффективности и политические соображения.
Но даже в этих идеальных условиях нам могут потребоваться другие инструменты, с тем чтобы повысить результативность платы за углерод или даже заменить ее. Работа МВФ иллюстрирует компромиссный выбор для 135 стран благодаря применению механизма, который позволяет количественно определить выбросы, бюджетные и экономические последствия различных инструментов смягчения воздействия. Один перспективный подход заключается в том, чтобы избежать политически сложного увеличения цен на топливо за счет дополнения платы за углерод нейтральными в плане доходов программами налогов и субсидий для дополнительного стимулирования более чистого производства электроэнергии, перехода к более чистым транспортным средствам и повышения энергоэффективности.
На международном уровне масштабы действий можно увеличить путем усиления парижского процесса за счет добровольного механизма установления минимальной платы за углерод среди стран с крупными выбросами. Минимальная плата за углерод гарантирует минимальный уровень действий по смягчению последствий и в то же время даст некоторые средства защиты от утраты конкурентоспособности. Развитые страны могли бы принять большую ответственность за смягчение последствий путем требования о более высокой минимальной плате. Этот режим можно было бы спроектировать гибким образом, чтобы учитывать конкретные условия и меры политики стран.
Реформа энергетических субсидий
Еще один важный довод состоит в том, что ущерб, наносимый использованием энергии ископаемых видов топлива, может не ограничиваться изменением климата. Это использование также приводит к смертности от загрязнения воздуха, заторам на дорогах и авариям в соответствующих регионах. По всем этим причинам многие страны в настоящее время имеют необоснованные цены на энергоресурсы, даже если оставить в стороне опасения относительно изменения климата. Согласно оценкам в новом рабочем документе МВФ , мировые субсидии на энергию от ископаемых видов топлива в 2017 году составляют колоссальную величину — 5,2 триллиона долларов, или 6,5 процента мирового ВВП, и в целом эта цифра не изменилась со времени наших прежних оценок . Многие из выгод от реформы цен имеют местный характер, поэтому страны могут улучшить свое положение и в то же время помочь в решении проблемы глобальных изменений климата. Основной вывод заключается в том, что солидарность отвечает собственным интересам.
Почти все специалисты, которые занимаются вопросами изменения климата, в принципе согласны с идеей платы за углерод и реформы цен на энергоносители. Министерствам финансов, признавшим свою ответственность, необходимо будет умело находить возможности для обеспечения весомых стимулов, учитывая ограничения с точки зрения политики и распределения доходов, и создавать и совершенствовать инструменты для этой цели. Мы в МВФ остаемся оптимистичными относительно того, что оптимальная практика будет возникать и развиваться, что окажет благоприятное воздействие на других. Трудно переоценить остроту этой задачи, поскольку возможности для сдерживания глобального потепления в поддающихся контролю пределах быстро сокращаются. Действия требуются от каждого человека, каждой организации, каждой страны. Изменить ситуацию к лучшему может каждый!
*****
Ссылки по теме:

Кристин Лагард — директор-распорядитель Международного Валютного Фонда. По истечении первого пятилетнего срока она была назначена на второй срок в июле 2016 года. Г-жа Лагард — гражданка Франции, в прошлом министр финансов Франции с июня 2007 года по июль 2011 года, она также занимала должность государственного министра внешней торговли Франции в течение двух лет.
Г-жа Лагард также имела продолжительную и примечательную карьеру юриста по антимонопольным и трудовым вопросам и была партнером в международной юридической фирме Baker & McKenzie, где в октябре 1999 года она была избрана председателем. Она занимала высшую должность в этой фирме до июня 2005 года, когда была назначена на свою первую должность министра во Франции. Г-жа Лагард имеет ученые степени из Института политических наук и юридического факультета в Университете Париж X, где она также читала лекции до перехода на работу в Baker & McKenzie в 1981 году.
Более подробная биографическая справка.
Витор Гаспар — гражданин Португалии, директор Департамента по бюджетным вопросам МВФ. До работы в МВФ он занимал различные руководящие должности, связанные с вопросами политики, в Банке Португалии, в том числе в последний период — должность специального советника. В 2011–2013 годах он был министром финансов и государственного управления Португалии. В 2007–2010 годы он возглавлял Бюро советников по вопросам европейской политики в Европейской комиссии, а в период с 1998 по 2004 год был генеральным директором по исследованиям в Европейском центральном банке. Г-н Гаспар имеет степень доктора наук и постдокторскую ученую степень по экономике Университета Нова в Лиссабоне. Он также учился в Католическом университете Португалии.

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI