Будущее Бреттон-Вудса

Source: IMF – News in Russian

Исполняющий обязанностидиректора-распорядителя Международного Валютного Фонда Дэвид ЛиптонКонференция, посвященная 75-летию Бреттон-Вудса — Банк Франции — Париж
16 июля 2019 г.
Введение
Добрый день! Благодарю Вас, управляющий Виллерой де Гало, за созыв группы столь видных деятелей, с тем чтобы отметить 75-летие Бреттонвудских учреждений.
Я знаю, что Кристин Лагард очень хотела выступить перед вами сегодня. Но МВФ вновь переживает переходный период. К счастью, мы к этому привычны. Основная тема моего выступления сегодня заключается в том, что Фонд представляет собой организацию, созданную для адаптации к переменам.
Вам не следует беспокоиться, в честь Кристины, я, несомненно, приведу цитаты одной-двух исторических личностей.
Мне особенно приятно, что сегодня с нами находятся два бывших директора-распорядителя МВФ — Жак де Ларозьер и Мишель Камдессю. В начале своей карьеры в МВФ я работал под началом обоих руководителей. Эти два человека хорошо знают об изменениях в МВФ.
Несмотря на 75 лет истории, Бреттонвудские организации неплохо сохранились. Наше сотрудничество остается таким же прочным, как и в прошлом. Я хотел бы поблагодарить Дэвида Малпасса и Роберто Азеведо за продолжение наших замечательных отношений.
Что касается знаменитых партнерств, то те из вас, кто видел последний выпуск ежеквартального издания МВФ «Финансы и развитие», возможно, обратили внимание на беседу г-жи Лагард с Джоном Мейнардом Кейнсом.
В ходе этой воображаемой встречи лорд Кейнс и г-жа Лагард побеседовали о Фонде.
Джону Кейнсу было отрадно узнать, что Фонд успешно адаптировался ко многим проблемам за прошедшие годы, и важнее всего, что наша приверженность достижению экономической и финансовой стабильности в условиях многосторонней системы, основанной на правилах, осталась непоколебимой.
А что, если бы мы могли сесть в машину времени, возможно, позаимствованную у друга Кейнса, Герберта Уэллса, и перенестись из настоящего на 25, 50 или даже 75 лет вперед? Как бы выглядели мир и МВФ?
Надеюсь, что лорд Кейнс все же узнал бы нас — содействующих глобальному экономическому росту и адаптирующихся к потребностям наших государств-членов. Сегодня я хочу рассмотреть вместе с вами это путешествие в будущее.
Но прежде чем это сделать, давайте вкратце рассмотрим прошлое.
Прошедшие 75 лет
Архитекторы Бреттонвудской системы находились под большим влиянием событий между двумя мировыми войнами, когда многосторонняя система и либеральный международный порядок рухнули в условиях протекционизма, сбоев в применении золотого стандарта и конкурентных девальваций.
Обвал во всемирной торговле усугубил Великую депрессию и в конечном итоге содействовал фашизму, коммунизму и войне.
Но впоследствии были сделаны соответствующие выводы. Вновь возникло понимание того, насколько национальные и глобальные экономические интересы были взаимосвязаны.
Основатели Бреттонвудской системы решили, что экономическое развитие и глобальная финансовая стабильность являются необходимыми условиями для мира.
По словам королевы Елизаветы II, они «построили сообщество международных организаций, с тем чтобы ужасы конфликтов никогда не повторились».
Это был исходный момент многостороннего сотрудничества.
Мы знаем, какими были результаты. Огромные улучшения в благосостоянии людей, касающиеся ожидаемой продолжительности жизни, уровня образования, детской и материнской смертности. Мировой ВВП на душу населения вырос в пять раз по сравнению с 1945 годом. Более миллиарда человек вырвались из бедности. Еще миллиарды людей пользуются взаимными выгодами, создаваемыми торговлей.
Я горжусь тем, что провел большую часть свою карьеры в организации, которая играет важнейшую роль в этой истории.
В последующие годы, хотя новых Бреттонвудских конференций не проводилось, наша организация теперь очень отличается от той, которая существовала во время наших основателей. Как это получилось? Причина в том, что мы постоянно адаптируемся к меняющимся обстоятельствам вокруг нас.
Лорду Кейнсу было бы приятно увидеть, как МВФ перешел от Бреттонвудской системы фиксированных курсов к эпохе гибких курсов.
И то, как мы преодолевали долговые кризисы в Латинской Америке, начиная с периода пребывания Жака де Ларозьера на посту руководителя МВФ.
А затем, как мы помогали странам с переходной экономикой оставить позади коммунистические режимы и обеспечили им возможность наконец вступить в Фонд; как мы преодолевали ситуации, которые Мишель Камдессю назвал кризисами XXI века, — возникшими в связи с бурным развитием трансграничных перетоков капитала.
Обращая взор на следующие 75 лет, можно ожидать, что МВФ будет необходимо продолжить адаптацию. Эта работа уже идет полным ходом.
Давайте подумаем о том, какими вопросами нам, вероятно, придется заниматься в ближайшие десятилетия.
· Во-первых, как меняющееся распределение экономического и финансового влияния скажется на роли Фонда.
· Во-вторых, как технологические изменения преобразуют экономики, создавая новые возможности и вызовы для экономической политики, в том числе в сфере финансовых услуг.
· В-третьих, как новые угрозы для многостороннего подхода подвергнут проверке сохраняющуюся актуальность Бреттонвудских организаций.
Масштабные изменения в экономической деятельности
Позвольте мне прежде всего обратиться к сдвигам, происходящим в ландшафте мировой экономики.
С тех пор как в Бреттон-Вудсе собрались делегации 44 стран, МВФ вырос и насчитывает сейчас 189 государств-членов, которые представляют почти всю мировую экономику.
Это означает, что мы можем заниматься проблемами в глобальном масштабе, но при этом роли и интересы наших государств-членов также меняются.
Повышение роли Китая и других стран коренным образом изменило мировой ландшафт. По мере того как страны с формирующимся рынком и развивающиеся страны развиваются, и происходит сближение доходов, доля стран с развитой экономикой в мировом производстве, как ожидается, в следующие 25 лет снизится с более чем половины до примерно одной трети.
Стареющее население в странах с развитой экономикой будет постепенно потреблять сбережения в то время, тогда как более молодым странам будет необходимо финансировать инвестиции. Однако в не столь отдаленном будущем рост продолжительности жизни и снижение рождаемости, скорее всего, поставят проблемы старения населения перед всем миром.
Это приведет к серьезным последствиям для глобальной торговли и потоков капитала.
В предстоящие десятилетия центры экономической деятельности будут перемещаться. Увеличится значение новых финансовых центров. Со временем могут появиться новые резервные валюты.
В ходе всех этих изменений наш долг заключается в том, чтобы сохранять международную валютную систему достаточно стабильной и надежной для содействия экономическим корректировкам, сопровождающим эти переходные процессы.
Свободная торговля, гибкие валютные курсы и не вызывающие дестабилизации перемещения капитала останутся необходимыми компонентами процветающей мировой экономики. Именно поэтому роль многосторонних организаций и особенно МВФ будет как никогда значимой. Если мы продолжим адаптироваться к изменениям.
К счастью, наши основатели мудро включили в нашу структуру управления систему на базе квот. Они признали иллюзорность логики принципа «одна страна — один голос» для такой организации как наша. На протяжении нашей истории и в будущем данный подход позволяет системе управления меняться в соответствии с растущими значением, интересами и обязанностями быстро развивающихся государств-членов. Многие международные организации не обладают такой встроенной гибкостью, и в результате некоторые государства-члены, по их мнению, не обладают тем влиянием, которого они заслуживают.
Но система управления Фонда должна продолжать меняться и далее. Для этого мы должны оставаться организацией, основанной на квотах. И мы должны учесть то обстоятельство, что наши формулы не всегда успевали за переменами. Мы не можем рассчитывать на сохранение своего глобального охвата и необходимых нам ресурсов, пока страны, экономическое значение которых увеличивается и которые готовы взять на себя сопоставимую ответственность, не увеличат соответствующим образом свое влияние в Фонде.
Аналогичным образом, мы должны постоянно приспосабливать инструменты и политику Фонда к этим меняющимся экономическим реалиям. Включение китайского юаня в корзину СДР несколько лет назад продемонстрировало нашу способность меняться вместе со временем.
Основной вывод заключается в том, что по мере того как экономическое влияние становится более разнообразным и распространенным, будет все сложнее сохранять общие проблемы в центре внимания. Поэтому основополагающая роль МВФ как глобального организатора, надежного советника и координатора мер по «тушению» финансовых кризисов станет в ближайшее время еще более важной.
Адаптация к новым технологиям
А как же другие изменения в мировой экономике?
Технологические изменения открывают огромные возможности для ускорения роста производительности и повышения доходов. Но они также могут привести к структурным сдвигам — создавая одни рабочие места и вытесняя другие.
Сам лорд Кейнс предупреждал о возможности «технологической безработицы» еще в 1930-х годах. Но он полагал, что она приведет к миру с высокими уровнями доходов, в котором люди будут отдавать предпочтение дополнительному досугу за счет сокращения рабочего времени.
На самом деле оказалось не так. Люди беспокоятся, что технологический прогресс — скажем, искусственный разум, — создаст угрозу для их рабочих мест и дохода. Я поговорю о будущем работы чуть позже. Давайте вначале рассмотрим другой аспект технологии — инновации в сфере финансовых услуг.
То, что мы называем «финтехом», открывает возможности для значительного повышения эффективности и прозрачности в финансовом секторе. При этом он создает проблемы для традиционных участников и органов регулирования, которые стремятся охватить новые источники риска.
Эти процессы сопряжены с весьма реальными минусами, включая серьезные угрозы от кибератак и действий киберпреступников. И все же мы находимся на пороге преобразования, которое может принести огромную пользу.
Способствуя конкуренции, мы можем помочь переориентировать сферу финансовых услуг на более полное удовлетворение потребностей реальной экономики и содействие созданию рабочих мест.
Подумайте о способности финтеха покончить с финансовым неравноправием для 1,7 миллиарда людей в развивающихся странах, которые не имеют доступа к банковским услугам.
Уже много было сказано об эффекте от внедрения мобильных банковских услуг в Африке, континенте, где в предстоящие десятилетия необходимо создавать 20 миллионов рабочих мест в год только для того, чтобы успеть за ростом населения.
Именно поэтому вместе со Всемирным банком мы разработали «Балийскую программу в области финансовых технологий» — основу, призванную помочь нашим государствам-членам воспользоваться результатами инноваций, но в то же время лучше справляться с новыми рисками.
Один особенно актуальный аспект связан с первыми шагами в создании цифровых валют центральных банков и возможным появлением «стабильных криптовалют» для цифровых платежей. Это наглядно подтвердил большой интерес, проявленный недавно к предложенной Фейсбуком «либре». Цель этих новых инструментов — сделать для платежей то же, что Интернет сделал для информации: обеспечить безопасное, мгновенное и почти бесплатное проведение операций.
Вчера мы опубликовали новый документ, освещающий выгоды, риски и вопросы регулирования, которые, вероятно, возникнут в предстоящие годы в связи с развитием цифровых валют.
Выгоды очевидны — удобство пользования, снижение затрат и глобальный охват. А есть ли риски?
Мы указываем на ряд рисков: потенциальное появление новых монополий с последствиями для характера монетизации персональных данных; влияние на более слабые валюты и распространение долларизации; возможности для незаконной деятельности; угрозы для финансовой стабильности; проблемы в связи с тем, что корпорации будут выпускать валюты и получать от этого большие доходы, тогда как раньше это было прерогативой центральных банков.
Соответственно, органам регулирования — и МВФ — нужно будет усилить работу в этой области. Необходимо создать условия, позволяющие извлекать выгоды из этой технологии и в то же время сводить риски к минимуму.
Именно это я имею в виду, когда говорю о МВФ, который постоянно адаптируется. Когда проблема сказывается на экономическом благосостоянии государств-членов, мы должны быть готовы ее решать.
Противодействие угрозам для глобального процветания
Адаптируясь к технологическим преобразованиям, мы не должны забывать о других неотложных проблемах.
Сегодняшний мир переживает более широкие изменения, ослабляющие доверие и социальную сплоченность, особенно в странах с развитой экономикой. Торговля и глобализация — наряду с технологией — меняют контуры на экономической карте, и последствия наглядно проявляются здесь в Европе, а также в Соединенных Штатах: нарастающий гнев, политическая поляризация и популизм. Нам грозит то, что можно назвать Бреттон-Вудсом наоборот.
Отчасти эта проблема связана с ростом чрезмерного неравенства. Это является вызовом как национального, так и глобального масштаба. Хотя уровень бедности снизился по всему миру с 1980 года, одна десятая процента населения, имеющая самые высокие доходы, получила примерно такой же объем экономических выгод, как 50 процентов населения с самыми низкими доходами.
Кроме того, для многих развивающихся стран процесс конвергенции со странами с высокими доходами затормозился. Еще четыре года назад, по нашей оценке, странам с низкими доходами потребовалось бы примерно полвека, чтобы достичь уровня жизни стран с развитой экономикой. Если глобальная интеграция ослабнет, это может потребовать намного больше времени.
Некоторые видят в этом проявление присущего капитализму недостатка. Я с этим не согласен. Капитализм вознаграждает принятие риска. Это тот двигатель, который во многом объясняет успехи, свидетелями которых мы являемся. Но эта система не является совершенной и нуждается в корректировке курса.
Мы должны доказать, что польза от глобализации перевешивает ее издержки и что интеграция способна помочь нам в решении общих задач. Однако пока что мы во многих областях эти наши аргументы не убеждают. Поэтому нам нужен общий план. С чего можно начать?
· Во-первых, мы можем использовать налогово-бюджетную политику для решения проблем неравенства. В течение многих лет это было частью экономического арсенала, а недавно Фонд разработал основу по социальным расходам для содействия нашим государствам-членам в предстоящие годы.
· Наряду с помощью странам в мобилизации доходов для покрытия будущих потребностей в расходах необходимо поддерживать справедливые и равные условия. Это означает, что в области международного налогообложения корпораций мы должны устранять лазейки, предотвращать вывод прибыли и избегать «гонки уступок».
· С этим связан другой вопрос. Нам необходимо бороться с незаконными финансовыми потоками и отмыванием денег, поскольку коррупция подрывает доверие ко всем аспектам общества.
· Еще одним важным приоритетом является модернизация системы международной торговли, в том числе в области услуг и электронной коммерции. Это будет способствовать снижению напряженности в торговле, грозящей ослабить мировой рост.
· Говоря о мировом росте, каждой стране следует расширять права и возможности женщин. Во время Бреттонвудской конференции роль женщин ограничивалась секретарской работой. К счастью, с тех пор многое изменилось. Но примерно в 90 процентах стран все еще сохраняются юридические преграды для участия женщин в экономике. Реализация масштабного потенциала женщин является очевидным благом с экономической точки зрения и должна быть одним из приоритетов.
И последнее, но не менее важное, направление — мы должны ускорить работу в отношении изменения климата. Изменение климата представляет собой одну из главных проблем текущего столетия, как было признано в этом городе в 2015 году.
Если мы не будем действовать, экономические последствия будут ужасными.
Именно поэтому мы расширяем взаимодействие с нашими государствами-членами для смягчения последствий изменения климата и адаптации к ним, консультируем их по энергетическим субсидиям и плате за выбросы углерода. Мы также помогаем странам в повышении их устойчивости к стихийным бедствиям.
Надо признать, что лорд Кейнс, возможно, удивился бы некоторым таким аспектам, но, я думаю, он был бы доволен тем, что Фонд смотрит в будущее и нацелен на решение проблем.
Заключение
Я обещал, что попытаюсь последовать примеру госпожи Лагард. Поэтому, в знак уважения к принимающей стороне, позвольте мне процитировать Александра Дюма: «Вся человеческая мудрость заключается в двух словах: ждать и надеяться!»
Позволю себе высказать одно предложение в связи с этим моментом Бреттонвудской истории:
Да, нужно надеяться. Но сейчас не время ждать.
В ближайшие годы мы должны действовать — и действовать сообща, оставаясь верными ценностям наших основателей и неустанно преследуя цели стабильности, процветания и мира.
Большое спасибо за внимание!

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI