К повышению устойчивости в Европе

Source: IMF – News in Russian

(фото: Maria Dimitrova Arias/iStock by Getty Images)
Пол М. Томсен
13 июля 2020 г.
Европа, также как и весь остальной мир, сталкивается с затяжным кризисом. Элемент социального дистанцирования, обязательного или добровольного, останется с нами до тех пор, пока не закончится эта пандемия. Вместе с продолжительными нарушениями в цепочках поставок и другими сбоями, это затягивает и без того тяжелую ситуацию. Основываясь на обновленных прогнозах МВФ, опубликованных в прошлом месяце, мы теперь ожидаем, что в 2020 году реальный ВВП в ЕС сократится на 9,3 процента, а затем увеличится на 5,7 процента в 2021 году и вернется к уровню 2019 года только в 2022 году. Если будет найдено эффективное лекарство или вакцина от COVID-19, восстановление экономики может пойти быстрее, но при новых больших волнах заболеваемости остается верным и противоположный вариант.
 
В ряде стран Европы восстановление будет тяжелее, чем в других. Некоторые из них вступили в кризис с крайне негибким рынком товаров и труда, который сдерживал их потенциал к росту. Другие зависят от отраслей промышленности, которые глубоко интегрированы в трансграничные цепочки поставок, из-за чего они весьма уязвимы перед нарушениями таких связей. В некоторых крупных странах зоны евро медленному росту сопутствуют высокий уровень государственного долга и ограниченные бюджетные возможности, что снижает возможность смягчить воздействие шоков. Очень разные исходные условия, скорее всего, неизбежно приведут к крайне неравномерному восстановлению экономики в Европе.
Страны Европы с высоким уровнем долга понесут основное бремя социальных последствий. Десятилетиями бремя государственного долга некоторых стран возрастало в неспокойные времена и стабилизировалось, но не снижалось, в хорошие времена. Поэтапный характер повышения уровня долга говорит о слабом опыте устранения структурных недостатков либо ввиду институциональной жесткости, либо в силу недостаточной политической воли. В результате повышается уровень безработицы и эмиграции, особенно среди молодежи, а налогообложение имеет тенденцию становиться менее прогрессивным, однако пенсии в основном защищены. COVID-19 — заболевание, от которого необходимо защищать пожилых, но большая часть издержек ложится на плечи молодежи, что усугубляет и без того сложную демографическую ситуацию.
Меры налогово-бюджетной политики для меняющейся Европы
На этом фоне необходимо начать приспосабливать меры политики, особенно меры национальной налогово-бюджетной политики, к условиям более затяжного кризиса. В начале пандемии меры самоизоляции были важным инструментом спасения жизней. Для помощи в защите экономического потенциала от короткого, но серьезного сбоя и обеспечения быстрого восстановления экономической активности впоследствии, меры налогово-бюджетной политики были резко ослаблены. По прошествии нескольких месяцев бюджетная поддержка остается столь же важна, как и в начале. Однако при продолжительных сбоях усилится нагрузка на ресурсы. Поэтому сейчас самое время подумать о будущем и произвести переоценку того, как наилучшим образом использовать ограниченные бюджетные возможности, не обременяя без надобности будущих налогоплательщиков. Чем дольше продлится спад, тем больше будет необходимость осмотрительно оказывать целевую поддержку компаниям и населению в странах с высоким уровнем долга.
Директивные органы также должны признать, что экономика в посткризисный период может сильно отличаться от экономики в 2019 году. Становится очевидно, что мы переживаем мучительный период необратимых изменений, и они нам нужны. COVID-19 напоминает нам о главенствующей роли природы, о необходимости остановить ухудшение экологической обстановки и о том, что инвестиции в способность к восстановлению являются правильной мерой. Более того, благоразумие требует от нас принять во внимание то, что эта пандемия может продлиться несколько лет и в будущем за ней вполне могут последовать другие. Европа должна стремиться к развитию новой, более экологичной экономики, которая сможет эффективно функционировать даже в условиях продолжительного социального дистанцирования. Реализация может занять несколько лет, но содействовать трансформации нужно уже сейчас. Мы не можем просто вернуться к тому, что было раньше.
Изменения уже происходят, кто-то от них выигрывает, а кто-то проигрывает. Цифровизация стала главным оплотом устойчивости, но также и объектом разногласий. В Европе и за ее пределами многочисленные работники приспосабливаются к удаленной работе, студенты — к дистанционному обучению, врачи и пациенты — к телемедицине, а компании к онлайновой торговле и доставке до двери. Однако множество других людей оказались отрезаны. На восстановление многих видов деятельности, связанных с обилием контактов (сферы гостеприимства, туризма и других), могут уйти годы. Какие-то сферы, например, угольную энергетику или транспортные средства с углеродным выхлопом, может ждать необратимый спад. Опять же, некоторые страны пострадают сильнее остальных, а неравенство может повыситься как между странами, так и в пределах государственных границ. Возможно, мы еще не можем в полной мере представить себе новую норму, но переход к ней уже начался.
Государственные средства должны использоваться на управление необходимым перераспределением ресурсов и защиту наиболее уязвимых. На рынке труда и товаров нужно сделать акцент на гибкости, в том числе за счет обеспечения того, чтобы краткосрочные рабочие программы, которые привязывают работников к работодателям, остались временными. Программы поддержки в корпоративном секторе должны содержать стимулы, которые помогут подняться компаниям с надежными бизнес-планами и затруднят подъем компаний, движущихся к провалу. По мере того, как потребность в ликвидных средствах становится потребностью в платежеспособности, может потребоваться, чтобы государственная помощь включала в себя вливания капитала — различные инициативы в Европе уже движутся в этом направлении. Ясность в отношении установления тарифов за выбросы углерода будет также играть важную роль в создании условий для восстановления экологически безопасных частных инвестиций. Наконец, государственные инвестиции могут и должны задавать тон, делая упор на экологичность, цифровизацию и прочие аспекты устойчивости.
Учитывая различия условий внутри стран, существуют серьезные основания для совместных налогово-бюджетных мер в ЕС. Поддержка восстановления продолжит требовать существенных бюджетных ресурсов. Направляя средства ЕС в страны, наиболее пострадавшие от пандемии или имеющие меньше бюджетных возможностей, более низкие уровни доходов и более серьезный экологический ущерб, план «Следующее поколение ЕС» (“Next Generation EU”) должен улучшить результаты для всего единого рынка. Однако для этого жизненно важно, чтобы он выполнял функцию катализатора, а не замены структурных реформ и осмотрительных мер налогово-бюджетной политики. Учитывая фундаментальные ограничения размера любой совместной помощи ЕС, ответственность за обеспечение устойчивости бремени долга несомненно останется на национальном уровне. Даже при низкой стоимости заимствований всем странам нужно будет совмещать заблаговременное принятие стимулирующих мер с надежными среднесрочными планами экономической политики.
Поддержание финансовой стабильности и предложения кредита
В острой фазе кризиса и после нее денежно-кредитная политика должна оставаться крайне мягкой. В силу дальнейшего ослабления перспектив инфляции вследствие связанного с кризисом снижения спроса центральные банки должны продолжать обеспечивать достаточное стимулирование и сохранение ликвидности финансовых рынков. На практике это означает, что директивные ставки пока должны оставаться на чрезвычайно низких уровнях и поддерживаться чистыми покупками активов, которые косвенно обеспечивают спреды облигаций и объемы эмиссии. Однако после окончания периода стресса необходимо будет провести анализ и задуматься о годах, в которые не удалось достичь цели по инфляции, о том, как правильно разграничить денежно-кредитную и налогово-бюджетную политику, о глобальном снижении равновесных реальных процентных ставок вследствие превышения сбережениями объема инвестиций, о выборе денежно-кредитных инструментов и многом другом. Стратегический анализ Европейского центрального банка остается важен как никогда.
Наконец, еще одной важной приоритетной задачей в ближайший период будет обеспечение бесперебойного предоставления банковских кредитов экономике. История научила нас, что, когда нарушается эффективное распределение сбережений, кризисы, как правило, длятся дольше. На данный момент большинство европейских банков располагают капиталом и ликвидностью, необходимыми для расширения кредитования. Однако по мере того, как будет разворачиваться этот кризис, произойдет много дефолтов, а они могут истощить резервы банков и возможности кредитования. Поэтому не исключено, что циклическая взаимосвязь этого кризиса может быть просто выражена во времени: чем дольше пандемия, тем сильнее сбой системы кредитования и медленнее восстановление после пандемии. Жизненно важно, чтобы органы надзора подготовили банки к грядущему испытанию. Необходимо придерживаться надежных стандартов кредитования, прозрачно формировать резервы на полные суммы возможных потерь, а также активно проводить реструктуризацию проблемных активов, чтобы сохранить их стоимость. В ряде случаев может понадобиться рекапитализация банков.
Выверенный комплекс мер политики
Учитывая поджидающие многочисленные трудности, управление этим масштабным кризисом в дальнейшем потребует тщательно выверенного подхода. Изначальный акцент на открытие шлюзов налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики сохранил определенное значение. Однако по прошествии времени директивные органы также должны будут задуматься над более долгосрочными факторами. Даже с учетом того, что низкая стоимость заимствований смягчит некоторые компромиссы, ответственная политика по-прежнему должна оценивать ближайшие насущные задачи в сравнении с будущим бременем, которое ляжет на молодых налогоплательщиков и новые поколения. Трудные реформы должны проводиться с возобновленной решимостью.
Всеобъемлющих целей политики не одна, а две: спасение жизней сейчас и обеспечение в Европе в долгосрочной перспективе более экологичной и надежной экономики, где будущие поколения будут по праву процветать.
*****
Пол М. Томсен , гражданин Дании, с ноября 2014 года является директором Европейского департамента МВФ, где руководит работой Фонда по надзору на двусторонней основе по 44 странам, ведением диалога по вопросам экономической политики с организациями ЕС, включая ЕЦБ, и переговорами относительно программ, поддерживаемых Фондом. Г-н Томсен также отвечает за информационную работу Фонда в Европе и его взаимодействие с высшими должностными лицами Европы. До занятия нынешней должности он был основным ответственным за программы Фонда с европейскими странами, пострадавшими от мирового финансового кризиса и последующего кризиса в зоне евро. Ранее в свой профессиональной деятельности г-н Томсен приобрел обширные знания о странах Центральной и Восточной Европы, поскольку он занимался этим регионом в течение всего периода с 1987 по 2008 год, в том числе в качестве руководителя миссий по нескольким странам, начальника Отдела России в МВФ во время финансового кризиса в этой стране в 1998 году и главы московского представительства МВФ с 2001 по 2004 год.

Департамент коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI