Прозрачность повышает эффективность работы центральных банков и уровень доверия к ним

Source: IMF – News in Russian

(Фото: adventtr/iStock by Getty Images)
Тобиас Адриан, Гиат Шабсиг и Ашраф Хан
30 июля 2020 г.
После мирового финансового кризиса 2008 года роль и функции центральных банков стали шире и сложнее. Нестандартный характер и растущий масштаб интервенций (который наблюдается во время пандемии COVID-19) привлекают повышенное внимание. В целях сохранения общественной поддержки, защиты независимости и усиления эффективности мер политики необходимо повысить прозрачность и подотчетность.
МВФ разработал Кодекс прозрачности для центральных банков, чтобы помочь странам-членам удовлетворить эти потребности и повысить уровень доверия и поддержки. Он нацелен на то, чтобы обеспечить более эффективную коммуникацию между центральными банками и различными заинтересованными сторонами, уменьшая неопределенность и способствуя выбору более оптимальных вариантов политики.
Подотчетность и эффективность
Список видов деятельности, в которой участвуют центральные банки, постоянно расширяется. Например, они все больше берут на себя надзорные и другие функции, связанные с финансовой стабильностью. Прозрачность является инструментом обеспечения подотчетности, позволяющим общественности лучше понять, каким образом эти меры служат ее интересам и как они соответствуют действующим мандатам, и имеет конечной целью повышение эффективности. Расширение сфер ответственности и значительное увеличение балансов привели к усилению требований к центральным банкам лучше разъяснять, что они делают, как и зачем. Это особенно важно в условиях, когда их независимость во многих странах привлекает пристальное внимание. Говоря языком центральных банков, прозрачность и подотчетность становятся залоговым обеспечением независимости.
Новый кодекс является частью более широкого интереса МВФ к вопросам подотчетности и управления. Как добровольный кодекс он позволяет центральным банкам оценить прозрачность в пяти ключевых областях или «компонентах»: управлении, мерах политики, операциях, результатах и официальных отношениях. В рамках каждого компонента в кодексе представлен перечень оптимальных методов от «основных» до «расширенных» и «всеобъемлющих» по ключевым функциям, таким как денежно-кредитная или макропруденциальная политика.
 
Этот широкий диапазон методов учитывает огромное разнообразие центральных банков 189 стран-членов МВФ с точки зрения их правовых основ, механизмов управления и уровней экономического и финансового развития. Каждый центральный банк и заинтересованные стороны могут определить, соблюден ли баланс прозрачности на практике и в конкретных условиях каждой страны. Важно отметить, что он не представляет собой инструмент ранжирования и воздерживается от выражения предпочтений или предоставления рекомендаций относительно полномочий, организационной структуры или процедур управления.
В кодексе признается, что прозрачность сама по себе не является абсолютной или конечной целью. Центральные банки имеют законные основания отсрочить или приостановить опубликование информации, которая может повлиять на ситуацию на рынке, а также соображений относительно финансовой стабильности и персональных данных. Конфиденциальность особенно важна в случае валютных интервенций, управления резервами, решений органа надзора в отношении отдельных учреждений и экстренной поддержки ликвидности. Кодекс содержит необходимые оговорки и определяет общий принцип, согласно которому центральный банк должен разрабатывать четкие меры политики с разъяснением и обоснованием сохранения конфиденциальности информации.
Диалог с заинтересованными сторонами
При подготовке кодекса прозрачности проводились широкие консультации с центральными банками, валютными союзами, международными финансовыми организациями и организациями, устанавливающими стандарты. В частности, 73 центральных банка, представляющие страны из различных регионов и с разным уровнем экономического развития, внесли в него большой вклад. Консультативная группа, состоящая из выдающихся ученых и бывших управляющих, привнесла дополнительные перспективы и поделилась практическим опытом.
Одна из задач заключалась в том, чтобы кодекс применялся ко всем странам и различным центральным банкам, независимо от уровня их доходов, курсового режима или географического положения. Кодекс задумывался таким образом, чтобы оценки могли производиться в полном объеме или с использованием набора принципов и методов, которые наилучшим образом соответствуют конкретным обстоятельствам. Персонал МВФ может оказать содействие в проведении оценок, которые также могут быть использованы в качестве диагностического инструмента для разработки целевых программ развития потенциала. В целях содействия его внедрению в ближайшие годы будет проведен ряд пилотных оценок.
Представители стран-членов в Исполнительном совете МВФ высоко оценили гибкость и внимание к конкретным обстоятельствам. При утверждении кодекса в середине июля они отметили в заявлении что это «своевременный и полезный инструмент для центральных банков, который регулирует их практику обеспечения прозрачности и укрепляет подотчетность, обеспечивая более эффективные результаты политики и большую полноту информации для диалога с заинтересованными сторонами».
Кодекс прозрачности МВФ, разработанный при участии центральных банков и для них, поможет им продолжить играть критически важную роль, сохраняя и укрепляя поддержку со стороны заинтересованных сторон и всего общества. В условиях, когда центральные банки вновь призваны активизировать свои действия, им крайне важно продолжать укреплять свой авторитет и повышать доверие к ним среди граждан, которым они в конечном итоге служат.
*****
Тобиас Адриан — финансовый советник и директор Департамента денежно-кредитных систем и рынков капитала МВФ. В этом качестве он возглавляет работу МВФ в сфере надзора за финансовым сектором, денежно-кредитной и макропруденциальной политики, финансового регулирования, управления долгом и рынков капитала. Он также курирует деятельность в области развития потенциала в странах-членах МВФ. До начала работы в МВФ г-н Адриан занимал должность старшего вице-президента Федерального резервного банка Нью-Йорка и заместителя директора Группы исследований и статистики.
Г-н Адриан преподавал в Принстонском университете и Университете Нью‑Йорка и имеет множество публикаций в экономических и финансовых журналах, в том числе в American Economic Review, Journal of Finance,Journal of Financial Economics и Review of Financial Studies. Он имеет докторскую степень Массачусетского технологического института, магистерскую степень Лондонской школы экономики, диплом Университета Гёте во Франкфурте и степень магистра Университета Дофин в Париже. Он получил аттестат о среднем образовании по литературе и математике в школе Гумбольдта в Бад‑Хомбурге.
Гиат Шабсиг — ведущий эксперт МВФ по исламской банковской системе и финансам, заместитель директора в Департаменте денежно-кредитных систем и рынков капитала МВФ. Ранее он был начальником отдела, который отвечал за управление работой МВФ с финансовым сектором в регионе Ближнего Востока и Центральной Азии. Он имеет докторскую степень по монетарной экономике и международным финансам от Университета Висконсин-Милуоки.
Ашраф Хан — старший эксперт по финансовому сектору в Департаменте денежно-кредитных систем и рынков капитала МВФ. Он руководит работой ДДК по вопросам качества управления, прозрачности, управления рисками и управления денежными средствами в центральном банке. Он также участвует в работе Фонда в области финансовых технологий и исламских финансов и осуществляет управление базой данных МВФ по законодательству о центральных банках.
До прихода в МВФ Ашраф работал руководителем департамента управления и бухгалтерского учета в Центральном банке Нидерландов, советником по торговой политике ВТО в Министерстве экономики Нидерландов и корпоративным юристом в CMS Derks Star Busmann.
Он имеет степень магистра частного права Нидерландов и степень магистра международного права от Университета Врие в Амстердаме, а также степень магистра философии от Университета Джавахарлала Неру, Нью-Дели.
Ашраф был членом-учредителем совета Финансовой школы Дуйзенберга в Амстердаме и опубликовал большое число статей по вопросам качества управления и управления рисками.

Департамент коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

Коррупция и COVID-19

Source: IMF – News in Russian

(Фото: Ingram Publishing/Newscom)
Витор Гаспар, Мартин Мюлейзен и Рода Уикс-Браун
28 июля 2020 г.
Коррупция, злоупотребление служебным положением для получения личной выгоды, — это больше, чем потраченные деньги: она нарушает общественный договор и подрывает способность государства обеспечивать экономический рост на благо всех граждан. Коррупция была проблемой и до кризиса, но пандемия COVID-19 повысила значимость более сильного управления по трем причинам.
Во-первых , во всем мире государство стало играть бóльшую роль в экономике в целях борьбы с пандемией и предоставления экономической помощи людям и компаниям. Эта возросшая роль критически важна, но также она расширяет возможности для коррупции. Чтобы деньги и меры помогали людям, которые в них больше всего нуждаются, государствам необходима своевременная и прозрачная отчетность, ретроспективные ревизии и процедуры подотчетности, а также тесное сотрудничество с гражданским обществом и частным сектором.
Во-вторых , по мере ухудшения ситуации в области государственных финансов, странам необходимо предотвращать уклонение от уплаты налогов и растрату и потерю средств вследствие коррупции в сфере государственных расходов .
В-третьих , кризисы проверяют веру людей в правительство и институты, а значение этичного поведения возрастает, когда медицинские услуги пользуются таким большим спросом. Доказательства коррупции могут подорвать способность страны эффективно реагировать на кризис, углубляя экономические последствия и грозя потерей политической и социальной сплоченности.
В этот кризисный период МВФ внимательно следит за работой в сфере надлежащего управления и борьбы с коррупцией. Мы даем четкий сигнал всем правительствам: тратьте столько, сколько необходимо, но сохраняйте квитанции , потому что мы не хотим, чтобы в процессе потерялась подотчетность.
В своей работе по кредитованию мы оперативно предоставляем средства на удовлетворение экстренных потребностей. В то же время меры по повышению эффективности управления для отслеживания связанных с COVID-19 расходов стали частью экстренного финансирования, предоставляемого странам для борьбы с пандемией.
Страны-заемщики обязуются (i) проводить и обнародовать результаты независимых ретроспективных ревизий расходов, связанных с кризисом, и (ii) публиковать договоры о закупках, связанных с кризисом, на веб-сайте правительства, в том числе с указанием получивших контракт компаний и их бенефициарных собственников. Также МВФ следит за тем, чтобы в отношении экстренных ресурсов применялась политика оценки защитных механизмов МВФ.
Долгосрочная реформа после кризиса
Защитные механизмы в отношении управления экстренной помощью, связанной с COVID-19, являются частью более всеобъемлющих усилий МВФ по совершенствованию надлежащего управления в странах-членах и усилий по борьбе с коррупцией.
За последние несколько лет МВФ существенно повысил внимание к управлению и коррупции. В 2018 году мы приняли усовершенствованную основу , нацеленную на то, чтобы сделать нашу работу со странами более открытой, беспристрастной и эффективной. Это заложило фундамент нашей политики в отношении COVID-19 и ответных мер кредитования, для которых качественное государственное управление имеет еще большее значение.
Недавно мы проведи оценку достигнутого за последние годы прогресса и опубликовали выводы в аналитическом материале персонала МВФ . Здесь представлены основные пункты:
· Мы более открыто и подробно обсуждаем со странами проблемы государственного управления. Анализ текстовой информации показывает, что мы увеличили охват вопросов государственного управления и коррупции в своих ежегодных оценках состояния экономики стран и программах кредитования. По сравнению с 2017 годом количество справочной литературы по вопросам государственного управления в докладах персонала МВФ увеличилось более чем в два раза через 18 месяцев после того, как МВФ утвердил основу. В 2019 году МВФ обсуждал со странами вопросы государственного управления в четыре раза больше, чем в среднем за предыдущие десять лет. Совсем недавно, например, наша надзорная работа была сосредоточена на управлении и операциях центрального банка в Либерии, надзоре за финансовым сектором в Молдавии и основе по противодействию коррупции в Мексике. Персонал Фонда предлагает более конкретные рекомендации по государственному управлению и борьбе с коррупцией.
· Поддерживаемые МВФ программы кредитования включают в себя отдельные условия, связанные с реформами в области государственного управления и борьбы с коррупцией, при этом совершенствование государственного управления сейчас является основной целью многих программ.
· Мы активизировали техническую помощь и обучение кадров в целях содействия странам в укреплении государственного управления и борьбе с коррупцией. Мы хотим помочь странам улучшить управление в таких областях, как система сбора налогов, контроль за расходами, прозрачность в бюджетно-налоговой сфере, надзор за финансовым сектором, работа органов по борьбе с коррупцией и декларирование активов старшими должностными лицами. Это включает в себя миссии по диагностической оценке государственного управления в десятке стран, обеспечивающие подробный анализ слабых сторон управления на основании правовой основы, и предложение приоритетных решений.
· Более того, на данный момент десять стран с развитой экономикой (Австрия, Германия, Италия, Канада, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты, Франция, Чешская Республика, Швейцария и Япония) приняли участие в добровольной оценке национальных основ по ограничению возможностей транснациональной коррупции. Целью оценок, проведенных МВФ, является определение степени, до которой страна делает две вещи: (1) устанавливает уголовную ответственность и осуществляет судебное преследование за дачу взятки иностранным должностным лицам и (2) не допускает сокрытия иностранными должностными лицами коррупционных доходов в собственной финансовой системе или отечественной экономике. МВФ настоятельно рекомендует странам-членам добровольно охватывать данные аспекты в ежегодных проверках состояния экономики.
Для сдерживания коррупции требуется вовлеченность государства в проведение реформ, международное сотрудничество и объединение усилий с гражданским обществом и частным сектором. Кроме того, это требует политической воли и последовательной реализации реформ на протяжении месяцев и лет.
Этот кризис заострит наше внимание на вопросах управления в ближайшие годы из-за разрушительных последствий пандемии и издержек для людей и экономики. Страны и в самые лучшие времена не могут позволить себе терять ценные ресурсы, а еще меньше во время и после пандемии. Если когда-то и было время для реформ в области борьбы с коррупцией, то сейчас.
*****
Витор Гаспар — гражданин Португалии, директор Департамента по бюджетным вопросам МВФ. До работы в МВФ он занимал различные руководящие должности, связанные с вопросами политики, в Банке Португалии, в том числе в последний период — должность специального советника. В 2011–2013 годах он был министром финансов и государственного управления Португалии. В 2007–2010 годах он возглавлял Бюро советников по вопросам европейской политики в Европейской комиссии, а в период с 1998 по 2004 годы был генеральным директором по исследованиям в Европейском центральном банке. Г-н Гаспар имеет степень доктора наук и постдокторскую ученую степень по экономике Университета Нова в Лиссабоне. Он также учился в Католическом университете Португалии.
Мартин Мюлейзен — директор Департамента по вопросам стратегии, политики и анализа МВФ. В этом качестве от руководит работой по определению стратегического направления деятельности МВФ и разработке, реализации и оценке политики Фонда. Он также курирует взаимодействие МВФ с международными организациями, такими как Группа 20-ти и Организация Объединенных Наций.
Рода Уикс-Браун — генеральный юрисконсульт и директор Юридического департамента МВФ. Она консультирует Исполнительный совет МВФ, руководство, персонал и государства-члены по всем юридическим аспектам деятельности МВФ, включая кредитование, регулирование и представление рекомендаций. За свою карьеру в МВФ она руководила работой Юридического департамента по широкому кругу значимых вопросов политики и проблем стран. Она является автором статей и многих документов для Исполнительного совета МВФ по всем аспектам права МВФ, а также одним из преподавателей семинаров по данной теме в Тулейнском университете.
Г-жа Уикс-Браун также занимала должность заместителя директора в Департаменте общественных коммуникаций, где она руководила вопросами коммуникаций и информационного взаимодействия МВФ в Африке, Азии и Европе, играла ключевую роль в преобразовании коммуникационной стратегии МВФ, а также руководила стратегическими коммуникациями МВФ по ключевым правовым и финансовым вопросам.
Г-жа Уикс-Браун имеет степень доктора юридических наук от юридического факультета Гарвардского университета и степень бакалавра экономики (с отличием) от Университета Ховард. До прихода в МВФ она работала в офисе компании Skadden в Вашингтоне, округ Колумбия. Она является членом коллегии адвокатов в штатах Нью-Йорк и Массачусетс и в округе Колумбия, а также членом коллегии Верховного суда. Г-жа Уикс-Браун является членом совета директоров некоммерческой организации TalentNomics, Inc., деятельность которой направлена на развитии женщин на руководящих постах во всем мире.

Департамент коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

Миссия МВФ завершила консультации с Молдовой по новой экономической программе

Source: IMF – News in Russian

27 июля 2020 г.
Пресс-релизы по завершении визита включают заявления миссий экспертов МВФ, основанные на предварительных выводах по завершении удаленных обсуждений с властями. Мнения, выраженные в данном пресс-релизе, являются исключительно мнениями сотрудников МВФ и не обязательно отражают точку зрения членов Исполнительного совета МВФ. На основании предварительных выводов по итогам визита, эксперты МВФ подготовят отчет, который, при условии его утверждения руководством МВФ, будет представлен для обсуждения и утверждения Исполнительному совету МВФ.
Миссия МВФ и власти Молдовы достигли соглашения на уровне экспертов о трехлетней программе экономических реформ, которую МВФ поддержит посредством расширенного механизма кредитования (ECF) и механизма расширенного финансирования (EFF).
Утверждение программы позволит Молдове получить финансовую помощь в размере около 558 миллионов долларов США.
Новая программа основывается на прогрессе, достигнутом в рамках предыдущей программы и нацелена на поддержание восстановления Молдовы после пандемии коронавируса и продвижение амбициозных институциональных реформ.
Вашингтон – В период с 7 по 24 июля 2020 года миссия Международного Валютного Фонда (МВФ) во главе с г-ном Рубеном Атояном провела дискуссии с властями Молдовы, удаленно, из штаб-квартиры МВФ в Вашингтоне, по поводу новой экономической программы, поддерживаемой МВФ.
По завершении обсуждений, господин Атоян сделал следующее заявление:
“Миссия МВФ и власти Молдовы достигли соглашения на уровне экспертов о трехлетней программе экономических реформ, которую МВФ поддержит посредством расширенного механизма кредитования (ECF) и механизма расширенного финансирования (EFF). Предполагается, что в рамках программы Республика Молдова получит доступ к финансированию в размере 400 миллионов специальных прав заимствования (232 процента квоты Республики Молдова в МВФ, или примерно 558 миллионов долларов США). Соглашение на уровне экспертов подлежит утверждению со стороны руководства МВФ и Исполнительного Совета. Мы ожидаем, что Исполнительный совет МВФ рассмотрит доклад миссии в сентябре, после того как власти Молдовы выполнят ряд предварительных мер, в частности касательно независимости центрального банка, надзора за финансовым сектором и прозрачности в бюджетно-налоговой сфере.
Новая программа, которая будет поддержана МВФ посредством ECF и EFF, поможет сохранить макроэкономическую стабильность, послужит опорой для политики властей по поддержке восстановления после пандемии коронавируса и активизирует внешнее финансирование со стороны других доноров. Опираясь на прогресс, достигнутый в рамках предыдущей программы, новая программа также будет нацелена на продвижение амбициозных институциональных реформ, направленных на устранение многочисленных уязвимостей в сферах налогово-бюджетного управления, надзора за небанковским финансовым сектором, регулирования рынка, борьбы с коррупцией и обеспечения верховенства закона.
Реформа управления Национального Банка Молдовы (НБМ), осуществленная при поддержке МВФ, и результаты деятельности НБМ в ходе предыдущей программы являются важным достижением для Молдовы. Успешная очистка банковского сектора после масштабной банковской кражи является заслугой деятельности НБМ в области банковского надзора. Однозначная приверженность необратимости реформ банковского сектора имеет решающее значение для стабильности финансового сектора. Независимый центральный банк способствует макроэкономической стабильности, поддерживает доверие инвесторов и защищает финансовую систему – все это является ключевыми предпосылками для инклюзивного и устойчивого роста. В интересах Молдовы сохранить независимость НБМ, что также является критически важным условием в рамках новой программы, поддерживаемой МВФ».
Дополнительная информация
Отслеживание кредитования МВФ (запросы на экстренное финансирование, утвержденные Исполнительным советом МВФ)
https://www.imf.org/en/Topics/imf-and-covid19/COVID-Lending-Tracker
Календарт заседаний Исполнительного совета
https://www.imf.org/external/NP/SEC/bc/eng/index.aspx

Департамент коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ: Gediminas Vilkas
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

Гендерный разрыв в условиях COVID-19

Source: IMF – News in Russian

(фото STR/NurPhoto/Zuma)
Кристалина Георгиева, Стефания Фабрицио, Ченг Хун Лим и Марина М. Таварес
21 июля 2020 г.
Пандемия COVID-19 грозит повернуть вспять достигнутый прогресс в области экономических возможностей для женщин, а это повлечет за собой расширение все еще сохраняющегося гендерного разрыва, несмотря на достигнутые за последние 30 лет успехи.
Продуманные меры экономической политики, направленные на восстановление экономики, могут смягчить негативное влияние кризиса на положение женщин и предотвратить дальнейшие неудачи на пути достижения гендерного равенства. Преимущества, которые получают женщины, в конечном счете помогают бороться с неравенством по доходам и содействуют экономическому росту и устойчивости.
Почему кризис COVID-19 оказал непропорциональное воздействие на женщин и их экономическое положение? Это объясняется рядом причин.
Во-первых, женщины, как правило, чаще мужчин заняты в таких социальных сферах, как услуги, розничная торговля, туризм и гостиничный бизнес, которые предполагают очные контакты. В результате социального дистанцирования и мер по смягчению воздействия кризиса такие отрасли пострадали наиболее серьезно. В США за период с апреля по июнь 2020 года уровень безработицы среди женщин на два процентных пункта превысил аналогичный показатель среди мужчин. Принимая во внимание характер занятости женщин, работа в удаленном режиме для многих из них не представляется возможной. В США около 54 процентов женщин, занятых в социальной сфере, не могут работать в удаленном режиме.
 
Во-вторых, в странах с низким уровнем доходов женщины чаще, чем мужчины, заняты в неформальном секторе. Оплата труда в неформальном секторе зачастую производится в виде наличных средств без официального надзора, в результате чего женщины получают меньшую зарплату, не защищены трудовым законодательством и не обеспечены пенсией и медицинским страхованием. В результате кризиса COVID-19 экономическое положение трудящихся, занятых в неформальном секторе, серьезно ухудшилось. Так, в Колумбии в результате сворачивания экономической активности уровень бедности среди женщин повысился на 3,3 процента. Согласно оценке ООН, в результате пандемии численность бедного населения в Латинской Америке и странах Карибского бассейна увеличится на 15,9 млн человек, а общая численность бедного населения составит 214 млн человек, многие из которых женщины и девочки.
 
В-третьих, женщины, как правило, выполняют больший объем неоплачиваемой домашней работы, чем мужчины, — точнее, примерно на 2,7 часа в день больше. В результате карантинных ограничений, таких как закрытие школ и меры предосторожности в отношении уязвимых пожилых родителей, на них ложится основная нагрузка по выполнению домашних обязанностей. После снятия карантинных ограничений женщины медленнее возвращаются к полной занятости. В Канаде, согласно отчетности о занятости за май, этот показатель среди женщин повысился на 1,1 процента по сравнению с 2,4 процента среди мужчин на фоне сохраняющихся проблем по организации ухода за детьми. Более того, среди родителей, имеющих, как минимум, одного ребенка в возрасте до 6 лет, мужчины в три раза чаще возвращались к работе, чем женщины.
В-четвертых, в результате пандемии возрос риск утраты женщинами человеческого капитала. Во многих развивающихся странах девочки вынуждены бросать школу и работать, чтобы пополнять доходы семьи. Согласно докладу Фонда Малалы Юсуфзай, в Либерии после кризиса, вызванного эпидемией Эболы, доля девочек, не посещающих школу, увеличилась почти втрое, а в Гвинее девочки возвращались в школу на 25 процентов реже, чем мальчики. В Индии за период после введения карантинных мер в связи с COVID-19 ведущие сайты брачных агентств сообщили о росте на 30 процентов числа новых зарегистрированных пользователей; это объясняется тем, что семьи заключают договорные браки, чтобы обеспечить будущее для своих дочерей. Не имея образования, такие девочки безвозвратно утрачивают человеческий капитал, отказываясь от возможности повышать рост производительности в экономике и способствуя укоренению бедности среди женщин.
Важно, чтобы разработчики политики принимали меры по ограничению пагубного влияния пандемии на женщин. Такие меры могут включать целенаправленные усилия по предоставлению поддержки доходов уязвимых слоев населения, программы трудоустройства для граждан из социально неблагополучных групп, предоставление стимулов для обеспечения баланса между трудовой и семейной жизнью, улучшение доступа к услугам здравоохранения и планирования семьи и расширение программ поддержки малых предприятий и самозанятых. Еще одним приоритетом является устранение юридических барьеров, препятствующих обеспечению экономической самостоятельности женщин. Некоторые страны оперативно приняли ряд таких мер политики.
· В Австрии, Италии, Португалии и Словении внедрено закреплённое в законодательстве право на (частично) оплачиваемый отпуск для родителей с детьми моложе определённого возраста; во Франции увеличены пособия по временной нетрудоспособности для родителей, пострадавших в результате закрытия школ при условии отсутствия альтернативных возможностей по уходу за детьми.
В Латинской Америке женщины-руководители учредили «Коалицию действий за экономическую самостоятельность женщин» в рамках более масштабных общегосударственных усилий по обеспечению более широкого участия женщин в восстановлении экономики после пандемии.
· В Того 65 процентов участников новой мобильной программы денежных трансфертов – женщины. Программа дает возможность трудящимся в неформальном секторе получать гранты в размере 30 процентов минимального размера оплаты труда.
В более долгосрочной перспективе разработка мер государственной политики может быть направлена на решение проблемы гендерного неравенства путем создания условий и предоставления стимулов для трудоустройства женщин. Как рассматривалось в недавнем блоге , наиболее эффективными являются меры налогово-бюджетной политики, учитывающие гендерные аспекты, такие как инвестиции в образование и инфраструктуру, выделение субсидий по уходу за детьми и предоставление отпуска родителям. Такие меры играют важную роль не только для устранения ограничений, препятствующих экономической самостоятельности женщин, но и необходимы для содействия всеобъемлющему восстановлению экономики после кризиса COVID-19.
*****
Кристалина Георгиева (ссылка на биографию на главной странице)
Стефания Фабрицио — Заместитель начальника отдела Департамента по вопросам стратегии, политики и анализа МВФ. До работы в МВФ она была приглашенным профессором Университета Саламанки (Испания). В сферу ее научных интересов входит макроэкономика, государственные финансы и органы налогово-бюджетной политики. Она углубленно занималась вопросами экономической политики, связанными с влиянием макроэкономических мер и реформ на распределение доходов. Ее научные работы опубликованы в ведущих экономических изданиях. Она имеет кандидатскую степень по экономике Института Европейского университета.
Ченг Хун Лим – Заместитель директора Департамента стран Западного полушария МВФ. Она обладает обширным опытом проведения программ надзора как в странах с формирующимся рынком, так и в развитых экономиках. Она автор публикаций по широкому спектру тем, в том числе в качестве соредактора ряда опубликованных книг. Г-жа Лим имеет диплом бакалавра с отличием и является членом общества Фи Бета Каппа Колледжа Смит и кандидатскую степень по экономике Кембриджского университета, полученную в 1994 году.
Марина М. Таварес – экономист Департамента исследований Международного валютного фонда (МВФ). Ранее она работала
экономистом в Департаменте по вопросам стратегии, политики и анализа и руководила совместной работой МВФ и Министерства Великобритании по международному развитию по вопросам неравенства. До работы в Фонде Марина была доцентом в Автономном технологическом институте Мексики (ITAM). Она имеет кандидатскую степень по экономике Университета Миннесоты и степень магистра Института теоретической и прикладной математики (IMPA). В сферу ее научных интересов входит макроэкономика, государственные финансы, гендерные вопросы и неравенство.

Департамент коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

Пять графиков, отражающих последствия COVID-19 на Ближнем Востоке и в Центральной Азии

Source: IMF – News in Russian

У мужчины измеряют температуру перед входом в Каирскую оперу в Каире, Египет, 9 июля 2020 года. Каирская опера вновь открылась в четверг для примерно 400 зрителей, которые посетили концерт в театре под открытым небом на фоне строгих мер по борьбе с COVID-19. (фото: CHINE NOUVELLE/SIPA/Newscom).
20 июля 2020 г.
Страны Ближнего Востока и Центральной Азии (БЦД) приняли оперативные и решительные мерыв ответ на COVID-19. Несмотря на их усилия, пандемия причинила региону тяжелый экономический ущерб. Прогнозы роста были пересмотрены в сторону снижения по сравнению с апрельским выпуском «Перспектив развития региональной экономики» 2020 года, как отмечает МВФ в последнем бюллетене к докладу.
По мере того как страны региона начинают постепенно возобновлять экономическую деятельность, перед директивными органами будет стоять задача по снижению существующей угрозы общественному здоровью, а также принятию мер по восстановлению экономики и обеспечению наличия должной системы социальной защиты. «Незамедлительные меры, которыеприняли страны региона, когда COVID-19 начал охватывать мир, помогли спасти жизни,—заявил директор Департамента стран Ближнего Востока и Центральной Азии МВФ Джихад Азур. — Обеспечение надежности и снабжения ресурсами систем здравоохранения сохраняет первостепенное значение при принятии странами решений о том, какую экономику онихотят построить в будущем. МВФ будет сотрудничать со странами в целях содействия экономическому восстановлению и помощи миллионам людей, чьи средства к существованию пострадали вследствие пандемии».
Здесь представлены пять графиков, которые помогают рассказать об экономических последствиях COVID-19 в регионе.
Необходимые меры сдерживания, реализованные в целях замедления распространения пандемии, а также снижение мирового спроса оказали значительное влияние на экономическую активность. По текущим прогнозам, реальный ВВП региона сократится в 2020 году на 4,7 процента, что на 2 процентных пункта ниже, чем прогнозировалось в апрельском выпуске «Перспектив развития региональной экономики» 2020 года. Важно отметить, что в уязвимых странах региона и в странах, находящихся в состоянии конфликта, в 2020 году теперь прогнозируется сокращение объема производства на 13 процентов. Кроме того, когда в марте разразился кризис, регион столкнулся с внезапной сменой направления потоков капитала (которые с тех пор стабилизировались), потеряв, по оценкам, от 6 млрд до 8 млрд долларов США вследствие оттока портфельных инвестиций.  
Страны-экспортеры нефти получили двойной удар из-за мер самоизоляции и сильных колебаний на рынке нефти. Соглашения, достигнутые Организацией стран-экспортеров нефти и другими крупными производителями нефти (ОПЕК+), а также сокращения добычи сланцевой нефти в США и некоторый рост ожиданий участников рынка помогли в определенной мере стабилизировать цены. Однако цены до сих пор остаются на гораздо более низких уровнях, чем до COVID-19. Как следствие, пересмотр перспектив роста в регионе большей частью вызван снижением активности экспортеров нефти в регионе Ближнего Востока, Северной Африки, Афганистана и Пакистана (БВСАП).  
Непосредственные меры политики стран БЦД в ответ на пандемию были сосредоточены на расходах на здравоохранение, поддержке наиболее экономически уязвимых и обеспечении предоставления ликвидности. Однако средний размер пакетов бюджетной поддержки был меньше, чем в других регионах мира, что в основном является следствием ограниченных возможностей для проведения политики в странах-импортерах нефти и уже значительных мер государственной экономической поддержки в большинстве стран-экспортеров нефти.  
Кризис также привел к существенному ухудшению бюджетных возможностей. Опасения относительно устойчивости долговой ситуации являются растущей проблемой для стран — импортеров нефти. Теперь прогнозируется, что уровень отношения долга к ВВП достигнет в среднем 95 процентов ВВП к концу 2020 года в странах БВСАП — импортерах нефти и 61 процента в странах Кавказа и Центральной Азии (КЦА). Снижение задолженности и восстановление резервов станут критически важными приоритетными задачами, когда страны перейдут к решению вопросов помимо мер политики, непосредственно связанных с пандемией.
Кризис усилил внешние факторы уязвимости и заметно сократил внешние резервы. На фоне перспектив затяжного восстановления ключевых источников доходов региона (нефтяной промышленности, туризма и денежных переводов) международные резервы могут существенно сократиться как в странах БВСАП, так и в странах КЦА. Многосторонняя поддержка может сыграть ключевую роль в помощи странам в преодолении этих шоков. МВФ активно поддерживает регион, с начала 2020 года он предоставил почти 17 млрд долларов США в помощь странам БЦД и содействует предоставлению еще 5 млрд от официальных кредиторов. Во всех грядущих испытаниях МВФ и глобальная система финансовой безопасности останутся надежными партнерами, когда страны принимают меры по спасению жизней и восстановлению экономики.  

MIL OSI

Директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристалина Георгиева назначает Альфреда Каммера директором Европейского департамента

Source: IMF – News in Russian

15 июля 2020 г.
Вашингтон, округ Колумбия – Директор-распорядитель Международного валютного фонда г-жа Кристалина Георгиева объявила сегодня о своем намерении назначить Альфреда Каммера директором Европейского департамента. Г-н Каммер сменяет на этом посту г-на Пола Томсена, о чьей отставке было объявлено ранее [ link ]. Ожидается, что он приступит к работе в этой должности 1 августа 2020 года.
«Альфред — интеллектуальный и стратегический лидер, обладающий исключительными институциональными знаниями и обширным опытом практической работы. Его стратегическое видение и глубокое понимание Европы будет важным подспорьем в деятельности департамента и Фонда по оказанию помощи этому региону на этапе послекризисного восстановления и в последующий период», — заявила г‑жа Георгиева.
Со времени прихода в Фонд в 1992 году в рамках Программы подготовки экономистов г‑н Каммер работал над целым рядом важных вопросов политики и направлений работы по странам. В их числе работа для поддержки стран с переходной экономикой после падения Берлинской стены, в том числе в качестве постоянного представителя в Российской Федерации во время финансового кризиса 1998 года. Он возглавлял работу в области международной валютной системы в целях укрепления глобальной системы финансовой безопасности и был интеллектуальным лидером в работе Фонда, связанной с Группой 20-ти и Группой семи стран. На посту руководителя Отдела по управлению технической помощью г-н Каммер содействовал реформированию механизмов финансирования работы Фонда по оказанию технической помощи и управления этой работой. Он также шесть лет работал в Офисе директора-распорядителя, сначала в качестве советника заместителей директора-распорядителя г-на Агустина Карстенса и г‑на Мурилу Португала, а последние три года — начальника аппарата директора-распорядителя, тесно работая с бывшим директором-распорядителем Кристин Лагард, а в последнее время с г-жой Георгиевой.
Г-н Каммер является гражданином Германии. Он получил базовое высшее образование по экономике в Вюрцбургском университете и имеет ученые степени от Университета штата Нью-Йорк в Олбани, Кильского института мировой экономики и Университета Южной Калифорнии.

Департамент коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ: Raphael Anspach
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

К повышению устойчивости в Европе

Source: IMF – News in Russian

(фото: Maria Dimitrova Arias/iStock by Getty Images)
Пол М. Томсен
13 июля 2020 г.
Европа, также как и весь остальной мир, сталкивается с затяжным кризисом. Элемент социального дистанцирования, обязательного или добровольного, останется с нами до тех пор, пока не закончится эта пандемия. Вместе с продолжительными нарушениями в цепочках поставок и другими сбоями, это затягивает и без того тяжелую ситуацию. Основываясь на обновленных прогнозах МВФ, опубликованных в прошлом месяце, мы теперь ожидаем, что в 2020 году реальный ВВП в ЕС сократится на 9,3 процента, а затем увеличится на 5,7 процента в 2021 году и вернется к уровню 2019 года только в 2022 году. Если будет найдено эффективное лекарство или вакцина от COVID-19, восстановление экономики может пойти быстрее, но при новых больших волнах заболеваемости остается верным и противоположный вариант.
 
В ряде стран Европы восстановление будет тяжелее, чем в других. Некоторые из них вступили в кризис с крайне негибким рынком товаров и труда, который сдерживал их потенциал к росту. Другие зависят от отраслей промышленности, которые глубоко интегрированы в трансграничные цепочки поставок, из-за чего они весьма уязвимы перед нарушениями таких связей. В некоторых крупных странах зоны евро медленному росту сопутствуют высокий уровень государственного долга и ограниченные бюджетные возможности, что снижает возможность смягчить воздействие шоков. Очень разные исходные условия, скорее всего, неизбежно приведут к крайне неравномерному восстановлению экономики в Европе.
Страны Европы с высоким уровнем долга понесут основное бремя социальных последствий. Десятилетиями бремя государственного долга некоторых стран возрастало в неспокойные времена и стабилизировалось, но не снижалось, в хорошие времена. Поэтапный характер повышения уровня долга говорит о слабом опыте устранения структурных недостатков либо ввиду институциональной жесткости, либо в силу недостаточной политической воли. В результате повышается уровень безработицы и эмиграции, особенно среди молодежи, а налогообложение имеет тенденцию становиться менее прогрессивным, однако пенсии в основном защищены. COVID-19 — заболевание, от которого необходимо защищать пожилых, но большая часть издержек ложится на плечи молодежи, что усугубляет и без того сложную демографическую ситуацию.
Меры налогово-бюджетной политики для меняющейся Европы
На этом фоне необходимо начать приспосабливать меры политики, особенно меры национальной налогово-бюджетной политики, к условиям более затяжного кризиса. В начале пандемии меры самоизоляции были важным инструментом спасения жизней. Для помощи в защите экономического потенциала от короткого, но серьезного сбоя и обеспечения быстрого восстановления экономической активности впоследствии, меры налогово-бюджетной политики были резко ослаблены. По прошествии нескольких месяцев бюджетная поддержка остается столь же важна, как и в начале. Однако при продолжительных сбоях усилится нагрузка на ресурсы. Поэтому сейчас самое время подумать о будущем и произвести переоценку того, как наилучшим образом использовать ограниченные бюджетные возможности, не обременяя без надобности будущих налогоплательщиков. Чем дольше продлится спад, тем больше будет необходимость осмотрительно оказывать целевую поддержку компаниям и населению в странах с высоким уровнем долга.
Директивные органы также должны признать, что экономика в посткризисный период может сильно отличаться от экономики в 2019 году. Становится очевидно, что мы переживаем мучительный период необратимых изменений, и они нам нужны. COVID-19 напоминает нам о главенствующей роли природы, о необходимости остановить ухудшение экологической обстановки и о том, что инвестиции в способность к восстановлению являются правильной мерой. Более того, благоразумие требует от нас принять во внимание то, что эта пандемия может продлиться несколько лет и в будущем за ней вполне могут последовать другие. Европа должна стремиться к развитию новой, более экологичной экономики, которая сможет эффективно функционировать даже в условиях продолжительного социального дистанцирования. Реализация может занять несколько лет, но содействовать трансформации нужно уже сейчас. Мы не можем просто вернуться к тому, что было раньше.
Изменения уже происходят, кто-то от них выигрывает, а кто-то проигрывает. Цифровизация стала главным оплотом устойчивости, но также и объектом разногласий. В Европе и за ее пределами многочисленные работники приспосабливаются к удаленной работе, студенты — к дистанционному обучению, врачи и пациенты — к телемедицине, а компании к онлайновой торговле и доставке до двери. Однако множество других людей оказались отрезаны. На восстановление многих видов деятельности, связанных с обилием контактов (сферы гостеприимства, туризма и других), могут уйти годы. Какие-то сферы, например, угольную энергетику или транспортные средства с углеродным выхлопом, может ждать необратимый спад. Опять же, некоторые страны пострадают сильнее остальных, а неравенство может повыситься как между странами, так и в пределах государственных границ. Возможно, мы еще не можем в полной мере представить себе новую норму, но переход к ней уже начался.
Государственные средства должны использоваться на управление необходимым перераспределением ресурсов и защиту наиболее уязвимых. На рынке труда и товаров нужно сделать акцент на гибкости, в том числе за счет обеспечения того, чтобы краткосрочные рабочие программы, которые привязывают работников к работодателям, остались временными. Программы поддержки в корпоративном секторе должны содержать стимулы, которые помогут подняться компаниям с надежными бизнес-планами и затруднят подъем компаний, движущихся к провалу. По мере того, как потребность в ликвидных средствах становится потребностью в платежеспособности, может потребоваться, чтобы государственная помощь включала в себя вливания капитала — различные инициативы в Европе уже движутся в этом направлении. Ясность в отношении установления тарифов за выбросы углерода будет также играть важную роль в создании условий для восстановления экологически безопасных частных инвестиций. Наконец, государственные инвестиции могут и должны задавать тон, делая упор на экологичность, цифровизацию и прочие аспекты устойчивости.
Учитывая различия условий внутри стран, существуют серьезные основания для совместных налогово-бюджетных мер в ЕС. Поддержка восстановления продолжит требовать существенных бюджетных ресурсов. Направляя средства ЕС в страны, наиболее пострадавшие от пандемии или имеющие меньше бюджетных возможностей, более низкие уровни доходов и более серьезный экологический ущерб, план «Следующее поколение ЕС» (“Next Generation EU”) должен улучшить результаты для всего единого рынка. Однако для этого жизненно важно, чтобы он выполнял функцию катализатора, а не замены структурных реформ и осмотрительных мер налогово-бюджетной политики. Учитывая фундаментальные ограничения размера любой совместной помощи ЕС, ответственность за обеспечение устойчивости бремени долга несомненно останется на национальном уровне. Даже при низкой стоимости заимствований всем странам нужно будет совмещать заблаговременное принятие стимулирующих мер с надежными среднесрочными планами экономической политики.
Поддержание финансовой стабильности и предложения кредита
В острой фазе кризиса и после нее денежно-кредитная политика должна оставаться крайне мягкой. В силу дальнейшего ослабления перспектив инфляции вследствие связанного с кризисом снижения спроса центральные банки должны продолжать обеспечивать достаточное стимулирование и сохранение ликвидности финансовых рынков. На практике это означает, что директивные ставки пока должны оставаться на чрезвычайно низких уровнях и поддерживаться чистыми покупками активов, которые косвенно обеспечивают спреды облигаций и объемы эмиссии. Однако после окончания периода стресса необходимо будет провести анализ и задуматься о годах, в которые не удалось достичь цели по инфляции, о том, как правильно разграничить денежно-кредитную и налогово-бюджетную политику, о глобальном снижении равновесных реальных процентных ставок вследствие превышения сбережениями объема инвестиций, о выборе денежно-кредитных инструментов и многом другом. Стратегический анализ Европейского центрального банка остается важен как никогда.
Наконец, еще одной важной приоритетной задачей в ближайший период будет обеспечение бесперебойного предоставления банковских кредитов экономике. История научила нас, что, когда нарушается эффективное распределение сбережений, кризисы, как правило, длятся дольше. На данный момент большинство европейских банков располагают капиталом и ликвидностью, необходимыми для расширения кредитования. Однако по мере того, как будет разворачиваться этот кризис, произойдет много дефолтов, а они могут истощить резервы банков и возможности кредитования. Поэтому не исключено, что циклическая взаимосвязь этого кризиса может быть просто выражена во времени: чем дольше пандемия, тем сильнее сбой системы кредитования и медленнее восстановление после пандемии. Жизненно важно, чтобы органы надзора подготовили банки к грядущему испытанию. Необходимо придерживаться надежных стандартов кредитования, прозрачно формировать резервы на полные суммы возможных потерь, а также активно проводить реструктуризацию проблемных активов, чтобы сохранить их стоимость. В ряде случаев может понадобиться рекапитализация банков.
Выверенный комплекс мер политики
Учитывая поджидающие многочисленные трудности, управление этим масштабным кризисом в дальнейшем потребует тщательно выверенного подхода. Изначальный акцент на открытие шлюзов налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики сохранил определенное значение. Однако по прошествии времени директивные органы также должны будут задуматься над более долгосрочными факторами. Даже с учетом того, что низкая стоимость заимствований смягчит некоторые компромиссы, ответственная политика по-прежнему должна оценивать ближайшие насущные задачи в сравнении с будущим бременем, которое ляжет на молодых налогоплательщиков и новые поколения. Трудные реформы должны проводиться с возобновленной решимостью.
Всеобъемлющих целей политики не одна, а две: спасение жизней сейчас и обеспечение в Европе в долгосрочной перспективе более экологичной и надежной экономики, где будущие поколения будут по праву процветать.
*****
Пол М. Томсен , гражданин Дании, с ноября 2014 года является директором Европейского департамента МВФ, где руководит работой Фонда по надзору на двусторонней основе по 44 странам, ведением диалога по вопросам экономической политики с организациями ЕС, включая ЕЦБ, и переговорами относительно программ, поддерживаемых Фондом. Г-н Томсен также отвечает за информационную работу Фонда в Европе и его взаимодействие с высшими должностными лицами Европы. До занятия нынешней должности он был основным ответственным за программы Фонда с европейскими странами, пострадавшими от мирового финансового кризиса и последующего кризиса в зоне евро. Ранее в свой профессиональной деятельности г-н Томсен приобрел обширные знания о странах Центральной и Восточной Европы, поскольку он занимался этим регионом в течение всего периода с 1987 по 2008 год, в том числе в качестве руководителя миссий по нескольким странам, начальника Отдела России в МВФ во время финансового кризиса в этой стране в 1998 году и главы московского представительства МВФ с 2001 по 2004 год.

Департамент коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

Налогово-бюджетная политика в преображенном мире

Source: IMF – News in Russian

(Фото: Fiscal-Pogonici-iStock)
Витор Гаспар и Гита Гопинат
13 июля 2020 г.
Продолжающаяся пандемия COVID-19 уже подтолкнула к проведению беспрецедентных ответных мер налогово-бюджетной политики в сумме почти на 11 трлн долларов на глобальном уровне. Но в условиях, когда продолжается быстрый рост количества подтвержденных случаев заболевания и смертей, директивные органы должны продолжать уделять первоочередное внимание ответным действиям в сфере здравоохранения, сохраняя при этом благоприятную и гибкую налогово-бюджетную политику и готовясь к изменениям в экономике трансформационного характера.
Перед лицом резкого падения мирового объема производства потребовались крупные ответные меры в бюджетной сфере, чтобы увеличить потенциал систем здравоохранения, компенсировать потери домашних хозяйств в доходах и не допустить широкомасштабных банкротств. Однако ответные меры политики также привели к тому, что государственный долг в мире в целом достиг самого высокого уровня за документированную историю, более 100 процентов мирового ВВП, что выше пикового уровня после второй мировой войны.
 
Согласно информации базы данных «Бюджетного вестника» по налогово-бюджетным мерам, предпринимаемым странами в ответ на пандемию COVID-19 , которая охватывает представительную выборку из более 50 стран, совокупная бюджетная поддержка в мире к настоящему моменту делилась почти поровну между мерами над чертой бюджета, оказывающими прямое воздействие на поступления и доходы, такими как отсрочка выплаты налогов и денежные трансферты, и мерами под чертой бюджета, включающими кредиты государственного сектора, вливания капитала и государственные гарантии.
 
Меры налогово-бюджетной политики для постепенного восстановления открытости после «Великой самоизоляции»
Необходимость проведения бюджетных мер на этом не заканчивается, поскольку мы еще не преодолели все трудности. Даже несмотря на то, что многие страны осторожно выходят из «Великой самоизоляции», в отсутствие способа преодоления кризиса здравоохранения сохраняются огромные факторы неопределенности в отношении траектории восстановления экономики.
Высшим приоритетом по-прежнему остается государственная система здравоохранения. Меры политики, уменьшающие риски для здоровья, вносят значительный вклад в восстановление уверенности и доверия, тем самым способствуя экономической активности и занятости и уменьшая напряжение для государственных финансов. И в перспективе заблаговременные и целенаправленные процедуры сдерживания будут вызывать намного более ограниченные экономические и бюджетные издержки по сравнению с повсеместными мерами изоляции. Точные, своевременные и исчерпывающие данные по показателям в сфере здравоохранения и социально-экономическим показателям имеют принципиальное значение для отслеживания вспышек заболевания и оперативного реагирования на них, а также вселяют в людей уверенность в том, что есть возможность справиться с будущими волнами заражения.
Во-вторых, необходимо, чтобы налогово-бюджетная политика оставалась поддерживающей и гибкой до тех пор, пока не будет обеспечен безопасный и долговременный выход из кризиса. При неблагоприятном сценарии траектория государственного долга может сместиться еще выше, но если произойдет ужесточение налогово-бюджетной политики раньше, чем это целесообразно, это создаст еще больший риск подрыва подъема с более крупными будущими издержками для бюджета. Директивным органам следует подготовить планы на случай непредвиденных обстоятельств, которые допускают гибкое масштабирование в целях урегулирования рисков для здоровья населения, экономических и бюджетных рисков, связанных с возобновляющимися вспышками заболевания. Чтобы не допустить задержек в предоставлении адресной поддержки может потребоваться новое поколение автоматических стабилизаторов.
В-третьих, кризис имеет трансформационный характер. Многие рабочие места, сметенные кризисом, не восстановятся. Необходимо будет способствовать переводу ресурсов из тех секторов, величина которых может уменьшиться необратимо, таких как воздушные перевозки, в сектора, которые будут расширяться, такие как цифровые услуги. Поддержка должна переходить от сохранения имеющихся рабочих мест к поддержанию людей в процессе их переподготовки или перемещения между секторами. Необходимо будет четко различать неликвидные, но платежеспособные компании и несостоятельные фирмы. Органы государственного управления могут предпринять дальнейшие шаги, такие как использование конвертируемых облигаций или вливание ликвидности в стратегически важные или имеющие системную значимость компании (или даже временно их национализировать). Во многих странах также потребуется предпринять быстрые и решительные меры по совершенствованию правовых механизмов для решения проблемы чрезмерной задолженности и предотвращения того, чтобы кризис оставил в экономике глубокие долговременные следы.
Поддержание экономической приемлемости уровня долга
Необходимость дальнейшей бюджетной поддержки очевидна, но это поднимает вопрос о том, как могут страны финансировать эти меры без того, чтобы задолженность не приобрела экономически неприемлемых масштабов. Ожидается, что бюджетные дефициты в 2020 году будут более чем в пять раз выше в странах с развитой экономикой (СРЭ) и более чем в два раза выше в странах с формирующимся рынком (СФР) по сравнению с прогнозами январского выпуска Перспектив развития мировой экономики 2020 года, что приведет к беспрецедентному скачку государственного долга, соответственно, на 26 и 7 процентных пунктов ВВП.
 
Многие органы государственного управления воспользуются тем фактом, что стоимость заемных средств находится на исторически низком уровне и, согласно прогнозам, будет оставаться низкой в течение продолжительного времени, поскольку кризис ведет к увеличению сбережений в целях предосторожности и уменьшает инвестиционный спрос. Более того, прогнозируется, что в течение некоторого времени экономические системы будут функционировать на уровне ниже своего потенциала и, соответственно, инфляционное давление будет оставаться сдержанным, поэтому у центральных банков не будет необходимости повышать процентные ставки. В 2021 году ожидается стабилизация государственного долга (кроме США и Китая) под воздействием низких процентных ставок и прогнозируемого активного восстановления экономической активности в базисном сценарии.
 
И тем не менее, желательно проявлять осторожность. Существуют значительные различия между странами по уровню долга и способности привлекать финансирование, а прогнозы связаны с высокой степенью неопределенности. Стоимость заемных средств может быстро увеличиться, особенно для стран с формирующимся рынком и стран с пограничной экономикой, как это произошло в марте. Обеспечение возврата на траекторию устойчивых сальдо бюджета будет также важной задачей в тех странах, которые вошли в кризис с уже повышенным уровнем долга и низкими темпами роста. Органам государственного управления необходимо будет следовать вызывающим доверие среднесрочным бюджетным планам, которые опираются на улучшение мобилизации поступлений, в том числе за счет сведения к минимуму уклонений от налогов, в некоторых случаях повышения степени прогрессивности налогов, установления платы за углеродные выбросы и повышения эффективности расходов (например, отмены субсидий на ископаемое топливо). Прозрачное информирование о любых планах будет способствовать сдерживанию потенциальной волатильности на рынках суверенных долговых обязательств в переходной стадии. Кроме того, международные организации должны обеспечить, чтобы доступ к международной ликвидности не был нарушен в результате самореализующейся рыночной паники.
Международное сообщество должно также обеспечить, чтобы уязвимые страны с низкими доходами, у которых нет средств на поддержание систем здравоохранения и предоставление жизненно важной помощи, могли получать льготное финансирование и, в некоторых случаях, гранты. Экстренную помощь МВФ уже получили семьдесят две страны, но потребуется намного больше двусторонней и многосторонней поддержки. А более бедные страны могут нуждаться в дальнейшем облегчении бремени задолженности, в том числе в рамках инициативы Группы 20-ти по приостановке выплат в счет обслуживания долга.
Меры налогово-бюджетной политики после COVID 19
Когда станут широко доступны действенная вакцина и средства лечения COVID-19, мы войдем в мир после COVID и действительно выйдем из «Великой самоизоляции». Это будет возможно только в том случае, если международная солидарность позволит получить доступ к лечению и вакцинам для всех людей как в развитых, так и в развивающихся странах. На этом этапе органам государственного управления необходимо будет перенаправить налогово-бюджетную политику на достижение экономического роста, который был бы стойким к потрясениям, характеризовался устойчивостью и охватывал широкие слои.
Директивным органам необходимо решать вопросы увеличения бедности и неравенства, а также устранять структурные недостатки, выявленные кризисом, чтобы повысить свою готовность к будущим потрясениям. Это включает инвестиции в более прочные системы здравоохранения, лучшее обеспечение ресурсами систем социальной защиты и расширение использования цифровых технологий. Официальные органы должны активно поддерживать благоприятные для климата инвестиции, которые способствуют более «зеленому», богатому рабочими местами и опирающемуся на инновации росту. Налогово-бюджетная политика также должна быть направлена на преодоление неравенства за счет расходов, ставящих своей целью достижение всеобщего доступа к здравоохранению и образованию, и прогрессивных налоговых систем.
Невозможно со значительной уверенностью прогнозировать, как будет выглядеть мир после COVID 19. Очевидно, трансформация будет глубокой. Каким бы ни было будущее, в нем потребуются гибкие меры налогово-бюджетной политики, которые способствуют структурным изменениям, направлены на решение проблемы неравенства и поддерживают переход к более зеленому будущему.
*****
Витор Гаспар — гражданин Португалии, директор Департамента по бюджетным вопросам МВФ. До работы в МВФ он занимал различные руководящие должности в Банке Португалии, связанные с вопросами политики, в том числе в последний период — должность специального советника. В 2011–2013 годах он был министром финансов и государственного управления Португалии. В 2007–2010 годах он возглавлял Бюро советников по вопросам европейской политики в Европейской комиссии, а в период с 1998 по 2004 год был генеральным директором по исследованиям в Европейском центральном банке. Г-н Гаспар имеет степень доктора наук и постдокторскую ученую степень по экономике Университета Нова в Лиссабоне. Он также учился в Католическом университете Португалии.
Гита Гопинат — экономический советник и директор Исследовательского департамента Международного валютного фонда (МВФ). Она находится в отпуске для деятельности в общественных интересах из экономического факультета Гарвардского университета, где она является профессором международных исследований и экономики, стипендиатом фонда Джона Званстра.
Исследования г-жи Гопинат, которые посвящены международным финансам и макроэкономике, публиковались во многих ведущих экономических журналах. Она является автором многочисленных научных статей по вопросам обменных курсов, торговли и инвестиций, международным финансовым кризисам, денежно-кредитной политике, долгу и кризисам в странах с формирующимся рынком.
Она является одним из редакторов текущего выпуска серии Handbook of International Economics (Справочник по международной экономике), а до этого была соредактором журнала American Economic Review и руководящим редактором журнала Review of Economic Studies. Ранее она также была содиректором программы международных финансов и макроэкономики в Национальном бюро экономических исследований (НБЭИ), приглашенным исследователем в Федеральном резервном банке Бостона и членом группы экономических советников Федерального резервного банка Нью Йорка.В 2016–2018 годах она была экономическим советником Главного министра штата Керала, Индия. Она также входила в Консультативную группу видных деятелей Министерства финансов Индии по вопросам Группы 20-ти.
Г-жа Гопинат является избранным членом Американской академии гуманитарных и естественных наук, членом Эконометрического общества и лауреатом премии выдающемуся выпускнику Университета штата Вашингтон. В 2019 году журнал Foreign Policy назвал ее одним из ведущих мировых мыслителей, в 2014 году МВФ признал ее одним из 25 ведущих экономистов в возрасте до 45 лет, а в 2011 году Всемирный экономический форум включил ее в клуб молодых мировых лидеров (YGL). Правительство Индии присудило ей награду Pravasi Bharatiya Samman, являющуюся высшим признанием заслуг для индийцев, проживающих за рубежом. До прихода на работу в Гарвардский университет в 2005 году она была доцентом экономики в Школе бизнеса имени Бута Чикагского университета.
Г-жа Гопинат родилась в Индии. Она является гражданкой США, а также имеет заграничное гражданство Индии. Она получила степень доктора экономики в Принстонском университете в 2001 году, а до этого — степень бакалавра гуманитарных наук в Колледже Леди Шри Рам и степени магистра гуманитарных наук в Делийской школе экономики и Университете штата Вашингтон.

Департамент коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

Для бедных, молодежи и женщин удаленная работа означает ее отсутствие

Source: IMF – News in Russian

(Фото: martin-dm/iStock by Getty Images)
Мария Брусевич, Эра Дабла-Норрис и Сальма Халид
9 июля 2020 г.
Пандемия COVID-19 разрушает рынки труда во всем мире. Десятки миллионов работников лишились работы, еще миллионы вообще покинули рынок труда, а будущее многих профессий неопределенно. Меры социального дистанцирования ставят под угрозу виды деятельности, в которых необходимо физические присутствие на рабочем месте или личные контакты. Те, кто не может работать удаленно, если их деятельность не считается жизненно важной, сталкиваются с гораздо более высоким риском сокращения рабочего времени или оплаты, временных отпусков без сохранения содержания или увольнений. Какие виды деятельности и категории работников находятся в группе риска? Как и следовало ожидать, наиболее тяжелыми издержки оказались для тех, кому они меньше всего под силу: для бедных и молодежи на самых низкооплачиваемых рабочих местах.
В своей новой статье мы исследуем возможность работы из дома на большой выборке стран с развитой экономикой и с формирующимся рынком. По нашим оценкам, почти 100 миллионов работников из 35 стран с развитой экономикой и с формирующимся рынком (из числа 189 государств-членов МВФ) могут находиться в зоне высокого риска, поскольку не в состоянии выполнять свою работу удаленно. Это составляет в среднем 15 процентов их экономически активного населения. Однако между странами и работниками существуют важные различия.
Характер работы в каждой стране
В большинстве исследований, оценивающих возможность работы из дома, используются должностные инструкции, принятые в Соединенных Штатах. Однако те же виды деятельности в других странах могут отличаться необходимостью личного общения, технологичностью производственного процесса или даже доступом к цифровой инфраструктуре. Для отражения
данного аспекта в построенном нами индексе возможности работы из дома используются задачи, которые фактически выполняются в каждой стране, в соответствии с обследованиями, составленными ОЭСР по 35 странам.
Мы обнаружили существенные различия между странами даже в случае одних и тех же видов деятельности. Работать удаленно в Норвегии и Сингапуре намного легче, чем в Турции, Чили, Мексике, Эквадоре и Перу просто потому, что более половины домашних хозяйств в большинстве стран с формирующимся рынком и развивающихся стран даже не имеет дома компьютера.
“/> 
Кто наиболее уязвим?
В целом, сильнее всего страдают работники сферы общественного питания и гостиничного обслуживания, а также оптовой и розничной торговли, поскольку в этих отраслях меньше всего работы, которую можно выполнять удаленно. Это означает, что более 20 миллионов человек в нашей выборке, которые заняты в этих секторах, больше всего рискуют лишиться работы.
Однако некоторые еще более уязвимы, чем остальные.
· У молодых сотрудников и работников без высшего образования значительно меньше возможностей работать удаленно. Данный повышенный риск соотносится с возрастными профилями работников в секторах, наиболее пострадавших от остановок деятельности и мер социального дистанцирования. Особую обеспокоенность вызывает тот факт, что это указывает на то, что кризис может усилить неравенство между поколениями .
· Особенно сильно могут пострадать женщины, что грозит потерей достижений в области гендерного равенства последних десятилетий. Это связано с тем, что несоразмерно большее число женщин занято в наиболее пострадавших секторах, таких как общественное питание и гостиничное обслуживание. Кроме того, женщины несут тяжелое бремя заботы о детях и работы по дому , а предложение этих услуг на рынке было подорвано.
· Работники с частичной занятостью и сотрудники малых и средних предприятий сталкиваются с более высоким риском потери работы. Работники, занятые неполный рабочий день, часто становятся первыми, кого увольняют при ухудшении экономических условий, и последними, кого принимают на работу, когда условия улучшаются. Также у них с меньшей долей вероятности есть доступ к услугам здравоохранения и официальным каналам страхования, которые могут помочь им пережить кризис. В частности, в развивающихся странах работники с частичной занятостью и занятые неформально сталкиваются с гораздо более высоким риском оказаться за чертой бедности.
“/> 
Последствия для работников с низкими доходами и ненадежной занятостью могут быть особенно серьезными, что усугубляет давнее неравенство в обществе. Наш вывод о том, что работники, находящиеся в нижней части кривой распределения доходов, наименее приспособлены к удаленной работе, подтверждается последними данными по безработице в США и других странах. Кризис COVID-19 усилит неравенство доходов .
Усугубляет последствия тот факт, что несоразмерно большее число работников, находящихся в нижней части кривой распределения доходов, сконцентрировано в наиболее пострадавших секторах, таких как общественное питание и гостиничное обслуживание, которые меньше всего подходят для удаленной работы. Работники с низкими доходами также с большей долей вероятности живут от зарплаты до зарплаты и имеют мало финансовых резервов, таких как сбережения и доступ к кредитованию.
“/> 
Как защитить наиболее уязвимых?
Пандемия, скорее всего, изменит подходы к работе во многих секторах. Потребители могут больше полагаться на электронную торговлю в ущерб рабочим местам в сфере розничных продаж и больше заказывать еду навынос, что сократит рынок труда для работников ресторанов.
Что могут сделать правительства? Они могут сосредоточиться на помощи пострадавшим работникам и их семьям путем расширения социального страхования и системы социальной защиты, чтобы смягчить последствия потери дохода и работы. Дотации к заработной плате и программы общественных работ могут помочь им вновь обрести средства к существованию во время восстановления экономики.
Для того, чтобы снизить неравенство и открыть людям более благоприятные перспективы, правительствам необходимо развивать сферу образования и подготовки, чтобы лучше готовить работников для востребованных в будущем видов деятельности. Непрерывное образование также означает расширение доступа к обучению и развитию навыков, чтобы помочь работникам, уволенным вследствие экономических шоков подобных COVID-19.
Данный кризис наглядно показывает, что возможность выйти в интернет была ключевым определяющим фактором возможности людей продолжить работать на своем месте. Инвестиции в цифровую инфраструктуру и сокращение цифрового разрыва позволят уязвимым группам содержательно участвовать в экономике будущего.
*****
Мария Брусевич — экономист в Департаменте стран Азиатско-Тихоокеанского региона МВФ, где она работает в отделе АСЕАН I. В сферу ее исследовательских интересов входят структурная трансформация, международная торговля и неравенство. Она имеет докторскую степень по экономике Университета Пердью.
Эра Дабла-Норрис — начальник отдела АСЕАН I в Департаменте стран Азиатско-Тихоокеанского региона МВФ и руководитель миссии МВФ по Вьетнаму. Ранее она была начальником отдела в Департаменте по бюджетным вопросам МВФ, где работала над вопросами структурных реформ и производительности, неравенства доходов, бюджетных вторичных эффектов, долга и демографии. С момента прихода в МВФ она работала с рядом стран с развитой экономикой, формирующимся рынком и с низкими доходами и опубликовала множество статей на различные темы, она также является членом Всемирного экономического совета. Она имеет степень магистра Делийской школы экономики и докторскую степень Техасского университета.
Сальма Халид — экономист в Департаменте стран Западного полушария МВФ, где она работает в отделе южных стран III. В сферу ее исследовательских интересов входят микроэкономика развития, поведенческая и экспериментальная экономика. Она имеет докторскую степень по экономике Мичиганского университета.

Департамент коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

Цифровая финансовая интеграция во времена COVID

Source: IMF – News in Russian

(фото: ijeab/iStock by Getty Images)
Пурва Кхера, Сумико Огава, Ратна Сахаи и Ульрик Эрикссон фон Алльмен
1 июля 2020 г.
Пандемия COVID-19 может изменить ситуацию в сфере цифровых финансовых услуг. Достижения в области мобильных денег, финансово-технологических услуг и интернет-банкинга могут принести большие выгоды населению с низкими доходами и малым предприятиям. Финансовая интеграция вследствие распространения цифровых финансовых услуг может также повысить темпы экономического роста. Несмотря на то, что пандемия призвана расширить использование этих услуг, она также создает проблемы для роста более мелких игроков отрасли и подчеркивает неравный доступ к цифровой инфраструктуре. Для обеспечения максимального уровня интеграции в дальнейшем, необходимо принять ряд мер. Еще до начала пандемии переход к цифровым финансовым услугам помогал странам в расширении финансовой интеграции, которая принесла пользу многим домашним хозяйствам с низкими доходами и малым предприятиям, которые обычно ограничены в доступе к услугам традиционных финансовых организаций. Самоизоляция и социальное дистанцирование ускоряют переход к использованию цифровых финансовых услуг , также как эпидемия SARS в 2003 году ускорила внедрение в Китае цифровых платежей и электронной торговли .
Многие страны (например, Гана, Кения, Кувейт, Либерия, Мьянма, Парагвай и Португалия) поддерживают этот переход с помощью таких мер, как снижение комиссионных платежей и повышение лимитов операций с мобильными деньгами.
Африка и Азия идут впереди
В новом исследовании мы ввели индекс цифровой финансовой интеграции с помощью которого измеряется прогресс в 52 странах с формирующимся рынком и развивающихся странах. Мы обнаружили, что в период с 2014 года по 2017 год цифровизация расширила доступ к финансовым услугам даже там, где финансовая интеграция посредством традиционных банковских услуг снижалась. С тех пор, возможно, произошло дальнейшее развитие.
Африка и Азия лидируют в области цифровой финансовой интеграции, но ситуация в разных странах неравномерная. В Африке передовые позиции занимают Гана, Кения и Уганда. В странах Ближнего Востока и Латинской Америки, напротив, как правило, более умеренно пользуются цифровыми финансовыми услугами. В некоторых странах, таких как Чили и Панама, это может указывать на относительно более высокий уровень присутствия банков.
В большинстве стран услуги в сфере цифровых платежей преобразуются в цифровое кредитование по мере того, как компании накапливают данные о пользователях и разрабатывают новые способы их использования для анализа кредитоспособности. Объемы рыночного кредитования, в котором используются цифровые платформы для прямой связи кредиторов с заемщиками, удвоились в период с 2015 года по 2017 год. Хотя пока что его основными центрами были Китай, Соединенное Королевство и Соединенные Штаты, оно, похоже, расширяется на другие регионы мира, такие как Кения и Индия.
 
Выгоды за рамками финансовой интеграции
Расширение доступа к финансовым услугам выгодно для стран и общества в целом. Прошлые исследования показали, что расширение предоставления традиционных финансовых услуг населению с низкими доходами и малым предприятиям идет рука об руку с повышением экономического роста и снижением неравенства доходов . Наш анализ показывает, что цифровая финансовая интеграция также сопряжена с повышением роста ВВП.
Во время самоизоляции из-за COVID-19 цифровые финансовые услуги позволяют правительствам быстро и безопасно оказывать финансовую поддержку людям и компаниям, которых трудно охватить, как показывает пример Намибии, Перу, Замбии и Уганды. Это поможет снизить экономические последствия и потенциально усилит восстановление.
 
Задача на будущее
Возможность использования высокого потенциала цифровых финансовых услуг в период после окончания пандемии COVID зависит от многих факторов. Для более всеохватывающего восстановления необходимы равный доступ к цифровой инфраструктуре (доступ к электроэнергии, наличие мобильной связи и выхода в интернет, цифровой идентификатор), повышение финансовой и цифровой грамотности и избежание предубеждений в отношении данных.
В глобальном исследовании, которое мы провели с участием более 70 заинтересованных сторон (финансово-технологических компаний, центральных банков, органов регулирования и банков), было обнаружено, что органам регулирования необходимо следить за быстро происходящими технологическими изменениями в области финансовых технологий, чтобы обеспечить защиту потребителей и данных, кибербезопасность и возможность взаимодействия между пользователями и странами. Финансово-технологические компании также отметили нехватку в мире «кодировщиков» — разработчиков программного обеспечения и программистов.
В то же время важно обеспечить достаточный уровень конкуренции в области финансовых технологий, чтобы получить максимальную выгоду от цифровых финансовых услуг. Кризис COVID-19 приносит данному сектору потенциальные выгоды, но также создает трудности для более мелких финансово-технологических компаний: ужесточение финансирования, рост числа необслуживаемых кредитов, снижение количества операций и спроса на кредит. Некоторые из них приостановили выдачу новых кредитов с начала самоизоляции. Широкая консолидация и сокращение стартапов приведет к повышению концентрации в секторе и может остановить интеграцию. В интересах общества это ведет к ускорению создания основ управления для крупных финансово-технологических компаний.
Пандемия показывает, что тенденция к росту цифровизации финансовых услуг сохранится. Для построения интегрированных обществ и решения проблемы роста неравенства во время и после текущего кризиса мировые и национальные лидеры должны преодолеть цифровой разрыв между странами и внутри них, чтобы извлечь выгоду из цифровых финансовых услуг. Это означает, что нужно найти правильный баланс между реализацией финансовых инноваций и снижением рисков — недостаточная защита потребителей, отсутствие финансовой и цифровой грамотности, неравный доступ к цифровой инфраструктуре, предубеждения в отношении данных, которые требуют принятия мер на национальном уровне, — а также решить проблему отмывания денег и снизить киберриски с помощью международных соглашений и обмена информацией, в том числе по антимонопольному законодательству, чтобы обеспечить должный уровень конкуренции.
*****
Пурва Кхера — экономист Департамента денежно-кредитных систем и рынков капитала МВФ. Она работала в Программах оценки финансового сектора Китая, Бразилии и Италии. Ранее работала в Департаменте стран Азиатско-Тихоокеанского региона МВФ с Индией и Бутаном. Ее исследовательские интересы и научные публикации в основном сосредоточены на рынке труда, неофициальном секторе, макрофинансовых связях, финансовой интеграции, гендерной экономике и моделях ДСОР. Она имеет степень доктора экономических наук и магистра экономики Кембриджского университета, а также степень бакалавра экономики Колледжа Св. Стефана Делийского университета.
Сумико Огава — старший экономист Департамента денежно-кредитных систем и рынков капитала МВФ. В ДДК она работала с Индией и Белоруссией, а также была заместителем руководителя миссии в рамках Программы оценки финансового сектора Таиланда в 2019 году. Ранее она занимала должность экономиста в Департаменте стран Западного полушария МВФ и работала со странами Карибского бассейна и Южной Америки. До прихода в МВФ в 2009 году она работала в Региональном представительстве МВФ в Азиатско-Тихоокеанском регионе и компаниях Merrill Lynch и J.P. Morgan в Токио. Она имеет степень магистра Токийского университета.
Ратна Сахаи — заместитель директора Департамента денежно-кредитных систем и рынков капитала МВФ. Ранее работала в Исследовательском департаменте, Финансовом департаменте, Азиатском департаменте, Европейском департаменте, Департаменте стран Ближнего Востока и Департаменте стран Западного полушария МВФ, вела основные аналитические проекты и работу в области экономической политики, a также возглавляла несколько миссий в странах с формирующимся рынком. Г-жа Сахаи является автором многочисленных статей в ведущих научных журналах о вторичных эффектах финансового рынка и финансовых кризисах, инфляции, экономическом росте, налогово-бюджетной политике, устойчивости долговой ситуации, а также о странах с переходной экономикой. Преподавала в Делийском, Колумбийском и Нью-Йоркском университетах. Имеет степень доктора экономических наук от Нью-Йоркского университета.
Ульрик Эрикссон фон Алльмен — заместитель директора Департамента денежно-кредитных систем и рынков капитала МВФ и начальник Отдела макрофинансового надзора и анализа. Он возглавлял работу МВФ в рамках Программы оценки финансового сектора (ФСАП) Индонезии в 2018 году и Сингапура в 2019 году. До прихода в ДДК пять лет назад он занимал должность начальника отдела в Департаменте стран Западного полушария МВФ, где возглавлял работу с Чили, Аргентиной и Уругваем, а до этого был начальником отдела в Департаменте по вопросам стратегии, политики и анализа.

Департамент коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI