Как удержать под контролем влияние корпораций на рынок

Source: IMF – News in Russian

Федерико Диес и Ромен Дюваль
3 апреля 2019 г.
(фото: william87/iStock by Getty Images)
Люди начинают беспокоиться, что наблюдающиеся в последнее время слабые темпы экономического роста и увеличение неравенства в доходах могут быть обусловлены усилением влияния крупных успешных компаний.
Насколько оправдано это беспокойство? В нашем исследовании, представленном в главе 2 апрельского выпуска «Перспектив развития мировой экономики» 2019 года, этот вопрос рассматривается с использованием данных почти 1 миллиона компаний из 27 стран сразвитой экономикой и стран с формирующимся рынком за период с начала 2000-х годов.
Мы считаем, что рост влияния корпораций на рынок до сих пор имел довольно ограниченное отрицательное воздействие на экономику. Однако если оставить такое влияние без контроля, то в будущем это может более серьезно сказаться на темпах роста и доходах людей. Директивным органам необходимо взять на вооружение разные меры политики для обеспечения здоровой рыночной конкуренции.
Усиление влияния на рынок
В то время как влияние на рынок чаще ассоциируется с ростом концентрации и возвышением корпоративных гигантов в таких отраслях, как фармацевтика или высокие технологии, более совершенным показателем является так называемая наценка, то есть отношение цены, по которой компания продает свою продукцию, к себестоимости производства этой продукции. При использовании этого параметра мы видим, что средняя наценка фирм выросла, пусть и умеренно, почти на 8% в развитых странах с 2000 года, и при этом менее чем на 2 процента в странах с формирующимся рынком, включенных ванализ.
Этот рост наблюдался в большинстве отраслей, причем самые быстрые темпы отмечались среди наиболее активно использующих цифровые технологии компаний, которые не относятся к обрабатывающей промышленности. Однако внутри самих отраслей наиболее высокие наценки оказались сконцентрированы среди небольшого числа компаний.
Компании с самыми высокими наценками (верхние 10 процентов) с 2000 года подняли их более чем на 30 процентов, в то время как у оставшихся 90 процентов компаний наценки восновном оставались без изменений.
 
Эти компании, имеющие высокую наценку, различаются по размеру, однако их экономические показатели лучше, чем у других. В среднем они на 50 процентов прибыльнее, на 30 процентов продуктивнее и используют на 30 процентов больше нематериальных активов, таких как патенты или программное обеспечение, по сравнению с другими компаниями. Большинство компаний, имеющих высокую наценку, довольно невелики по размеру (они могут иметь доминирующее положение на нишевых рынках, например), но при этом более крупные из них могут обеспечивать большую часть общих продаж группы, в которую они входят.
Роль, которую играет небольшое число компаний, имеющих более высокие экономические показатели, в росте наценок в целом ряде развитых стран и отраслей, указывает на единые основополагающие факторы.
Одним из таких факторов является так называемая динамика «победитель получает больше всех». На многих рынках росту рыночного влияния более производительных и инновационных компаний помогала их невероятная способность эксплуатировать принадлежащие им нематериальные активы, сетевые эффекты и экономию за счет масштабов (снижение затрат на производство единицы продукции по мере увеличения выпуска). В Соединенных Штатах, например, компании, имеющие высокую наценку, еще больше выросли в размерах относительно компаний с низкой наценкой, что привело кболее существенному увеличению совокупных наценок по сравнению с Европой.
 
Тревожные тенденции
Наше исследование показало, что с начала 2000-х годов рост наценок вызывал некоторое сокращение собственных инвестиций компаний, что является ключевым элементом, обеспечивающим сохранение устойчивых темпов роста. По мере усиления влияния компании на рынок она может начинать увеличивать свою прибыль за счет повышения цены и сокращения выпуска продукции. Это, в свою очередь, приводит к снижению спроса со стороны этой компании на капитал, и, соответственно, к сокращению инвестиций. Этот эффект был выраженным у тех компаний, чьи наценки выросли больше всего, при этом он проявлялся в более умеренной степени в группе стран с развитой экономикой.
По нашим оценкам, если бы наценки оставались на уровне 2000 года, то запас капитальных товаров сегодня был бы в среднем на 3 процента больше, а ВВП — на 1 процент выше. Сокращение инвестиций в результате роста рыночного влияния ослабило совокупный спрос и тем самым немного усилило воздействие финансового кризиса 2008 года.
Усилением влияния на рынок после 2000 года также объясняется не менее10 процентов общего снижения (0,2 из 2 процентных пунктов) доли национального дохода, выплачиваемой работникам в странах с развитой экономикой. Это внесло свой вклад в увеличение неравенства в доходах между работниками, поскольку от увеличения доходов от капитала, как правило, выигрывают лица с высокими доходами.
 
Меры политики, направленные на укрепление конкуренции
Есть две причины, почему директивным органам необходимо принять меры.
Во-первых, хотя макроэкономические эффекты, описанные выше, до сих пор оставались относительно невыраженными, они могут начать становиться все более негативными, если рост рыночного влияния оставить без контроля. Это связано с тем, что, помимо дальнейшего сокращения инвестиций и доли доходов от труда, может возникнуть еще один негативный эффект: после определенного предела еще большее влияние на рынок станет подавлять инновации, поскольку стимулы выделиться среди конкурентов посредством инноваций станут для компаний слишком слабыми.
Во-вторых, роль научно-технических факторов в усилении влияния на рынок не означает, что директивные органы должны оставаться в стороне. Любое ослабление мер политики, направленных на обеспечение конкуренции, может усилить динамику «победитель получает больше всех», и компании, добившиеся доминирующего положения на рынке главным образом за счет инновационных продуктов и деловой практики, могут попытаться закрепить свои позиции, создав барьеры для выхода на рынок, такие как, например, высокая стоимость перехода клиентов на новые продукты и услуги.
Самой важной задачей политики должно быть обеспечение равных условий для всех компаний, включая будущие новые компании, особенно в отраслях, которые не относятся к обрабатывающей промышленности, где наценки выросли больше всего. Это означает сокращение препятствий для выхода на рынок на национальном уровне (например, за счет снижения административной нагрузки на стартапы) и снижение барьеров для торговли и прямых иностранных инвестиций в сферу услуг. Среди других мер — укрепление некоторых аспектов законодательства и политики в области конкуренции, например, роли исследований рынка, реформирование налогообложения корпораций, с тем чтобы облагать налогом чрезмерные доходы от капитала, получаемые в результате влияния на рынок, и обеспечение того, чтобы права интеллектуальной собственности стимулировали скорее революционные инновации, а не второстепенные.
*****
 
Федерико Диес — экономист Отдела структурных реформ Исследовательского департамента МВФ. До прихода в МВФ работал в Федеральном резервном банке Бостона. В число его исследовательских интересов входят влияние корпораций на рынок, инновации, предпринимательство, организация компаний и валюты проведения расчетов. Имеет степень доктора экономических наук от Висконсинского университета в Мэдисоне.
Ромен Дюваль — советник в Исследовательском департаменте МВФ, где он возглавляет работу по структурным реформам. Автор большого числа публикаций в научных и ориентированных на разработку политики журналах по самым различным темам, включая структурные реформы, рост, безработицу, политические аспекты экономических реформ, циклы деловой активности, денежно-кредитную политику, обменные курсы и изменение климата. Имеет степень доктора экономических наук.

MIL OSI

Непростая ситуация в мировой экономике: три приоритетных направления действий

Source: IMF – News in Russian

Директор-распорядитель МВФ Кристин ЛагардТоргово-промышленная палата США, Вашингтон, округ Колумбия
2 апреля 2019 г.
1. Введение
Доброе утро! Я хотела бы поблагодарить своего друга Тома Донохью и Центр по развитию конкурентоспособности рынков капитала за приглашение на это важное мероприятие.
Когда я вошла в этот великолепный зал сегодня утром, меня поразил внушительный вид двенадцати вывешенных флагов. Это знамена двенадцати великих путешественников, которые открыли новые пути для торговли и посеяли семена развития коммерции и промышленности в Новом Свете.
Этот дух заложен в основу деятельности Торгово-промышленной палаты США, которая уже более столетия упорно работает для содействия осуществлению «американской мечты». Палата и МВФ имеют много общего.
Обе организации исходят из международной перспективы; они обе выступают за более тесное сотрудничество между правительством и частным сектором; прежде всего, они обе твердо намерены содействовать росту, созданию рабочих мест и возможностей для всех.
Поэтому Палата является весьма подходящим местом для обсуждения того, как сделать рост более устойчивым и инклюзивным; как снизить напряженность в торговле; как укрепить уверенность и доверие в отношении экономики и институтов.
Эти вопросы будут также обсуждать министры финансов и управляющие центральных банков во время Весенних совещаний МВФ и Всемирного банка здесь в Вашингтоне на следующей неделе.
Они столкнутся с меняющимся экономическим ландшафтом, в котором важнейшее значение придается верно выбранным мерам политики.
Как когда-то сказал президент Теодор Рузвельт: «Есть все основания для того, чтобы мы серьезно относились к будущему, не прячась от сложности проблем и не боясь подходить к этим проблемам с непоколебимым и неизменным стремлением решить их правильным образом» [i].
Я хочу остановиться на том, как мы можем использовать это «непоколебимое стремление» на благо всех.
2. Непростая ситуация в мировой экономике
Позвольте мне начать с мировой экономической погодной карты.
Год назад я говорила: «ремонтировать крышу следует тогда, когда светит солнце». Шесть месяцев назад я предупреждала о сгущающихся тучах на горизонте. Сегодня погода все более «неустойчива». Что я под этим имею в виду?
В январе МВФ прогнозировал мировой экономический рост на 2019 и 2020 годы на уровне примерно 3½ процента — меньше, чем в недавнем прошлом, но все же достаточно неплохо. С тех пор динамика еще больше снизилась, как вы увидите на следующей неделе из наших обновленных прогнозов.
Всего лишь два года назад 75 процентов мировой экономики испытывало подъем. В этом году мы ожидаем, что70 процентов мировой экономики переживет замедление роста.
Но необходимо пояснить, что мы не предвидим рецессии в ближайшее время. Более того, мы ожидаем, что рост несколько ускорится во второй половине 2019 года и в 2020 году .
Итак, вы видите, что я имею в виду под «неустойчивой» погодой. Действительно, мировая экономика находится в « непростой ситуации».
Мировой рост замедляется, в основном из-за усиления напряженности в торговле и ужесточения финансовых условий во второй половине 2018 года. В то же время глобальной экономической активности должны содействовать более плавные темпы нормализации денежно-кредитной политики ведущими центральными банками, среди которых лидирует ФРС США, и расширение стимулирования экономики, например, в Китае.
Эти ответные меры политики способствуют смягчению финансовых условий и увеличению притока капитала в страны с формирующимся рынком, валюты которых укрепились относительно доллара США.
Но вновь необходимо пояснить: ожидаемое ускорение мирового роста позднее в этом году имеет неустойчивый характер. Оно уязвимо по отношению к рискам ухудшения ситуации, в том числе неопределенности, связанной с конкретными странами, например с «брекситом», а также к более общим факторам неопределенности, таким как высокий уровень долга в некоторых отраслях и странах, напряженность относительно торговой политики и тревожные настроения на финансовых рынках.
Например, если произойдет более резкое, по сравнению с ожидаемым, ужесточение финансовых условий, это создаст серьезные проблемы для многих правительств и компаний в плане рефинансирования и обслуживания долга, что может усилить колебания обменных курсов и коррекции на финансовом рынке.

3. Три направления мер политики
Итак, это действительно непростая ситуация, которая требует от нас осторожного подхода. Это означает, что мы не только должны избегать неверных мер политики, но и быть уверенными, что мы принимаем правильные меры политики.
Я вижу три взаимодополняющих направления действий:меры внутриэкономической политики, меры трансграничной политики и координируемые действия по решению серьезных глобальных проблем, стоящих перед нами всеми.
Остановлюсь на каждом из этих направлений.
( a ) Меры внутриэкономической политики для построения более устойчивой и более инклюзивной экономики
Прежде всего, меры политики должны обеспечивать условия внутри страны, для того чтобы люди могли добиться успеха. Возможно, вы уже слышали, что я говорила о том, что «мы должны отремонтировать крышу», особенно когда речь идет о структурных реформах, которые могут содействовать повышению производительности и ускорению долгосрочного роста. Несомненно, какого-то универсального решения нет, — меры политики должны учитывать конкретные потребности отдельных стран.
Однако в общем плане макроэкономическая политика должна быть направлена на обеспечение роста и стабильности. Денежно-кредитная политика должна оставаться мягкой в странах, где инфляция ниже целевых показателей, и должна фиксировать ожидания. При необходимости для амортизации шоков следует использовать гибкость обменного курса. Следует укрепить финансовый сектор и уменьшить риски за счет поддержания динамики реформ в области регулирования.
В действительности экономика многих стран является недостаточно устойчивой. Высокий уровень государственного долга и низкие процентные ставки оставляют ограниченное пространство для действий, когда наступит следующий спад, который неизбежно придет.
Для многих стран это потребует более умелого использования налогово-бюджетной политики, что, в свою очередь, означает достижение правильного баланса между ростом, устойчивостью долговой ситуации и социальными целями.
Как бывший министр финансов я знаю, что достичь этого непросто. Это включает накопление бюджетных резервов в благоприятные времена при создании достаточных бюджетных возможностей для действий в неблагоприятный период. Это предполагает постоянную упорную работу по модернизации налоговых систем, мобилизации внутренних доходов, установлению приоритетов для благоприятствующих росту расходов и снижению государственного долга, если это необходимо.
Это также включает преодоление чрезмерного неравенства. Здесь налогово-бюджетная политика может играть важнейшую роль, в том числе благодаря принятию прогрессивных налоговых мер, которые должны учитывать условия страны, и более прочным системам социальной защиты, которые могут содействовать преодолению нарушений, вызываемых технологическим прогрессом и глобализацией.
Прежде всего, налогово-бюджетная политика может способствовать созданию более широких возможностей за счет обеспечения доступа к качественному образованию, здравоохранению и инфраструктуре, особенно для тех, кто остался, или кого оставили позади. Во многих странах это означает необходимость уделять особое внимание молодежи и женщинам.
Меры политики такого рода могут содействовать укреплению уверенности и доверия — и преодолеть представления о несправедливом распределении экономических выгод.
Одной из областей, в которых эти представления усиливаются, является все большая концентрация влияния на рынок нескольких корпоративных гигантов.
Новое исследование [ii] МВФ демонстрирует, что за последние два десятилетия усиление влияния корпораций на рынки в странах с развитой экономикой оказало очень небольшое воздействие на инвестиции, объем производства и долю национального дохода, выплачиваемую работникам.
Но мы также установили, что на долю небольшого числа весьма динамичных компаний приходились самые высокие наценки. Иными словами, имеется динамика, получившая название «победителю достается больше всех», которая особенно выражена в цифровой экономике.
Я не утверждаю, что у нас сейчас есть «проблема монополии». Но я говорю о том, что нам следует принять соответствующие меры, с тем чтобы это не превратилось в серьезную проблему.
Это означает снижение препятствий для выхода на рынки новых фирм и реформирование основ конкуренции для обеспечения равных условий во всех отраслях, будь то традиционные или высокотехнологичные отрасли.
( b ) Трансграничные действия для обеспечения более равных условий
Это подводит меня ко второму приоритетному направлению действий: меры трансграничной политики. Здесь существует широкий спектр экономических вопросов, требующих решения: совершенствование норм финансового регулирования, повышение степени прозрачности в вопросах долга, борьба с незаконными финансовыми потоками — вот лишь несколько таких вопросов.
Но если речь идет о создании равных условий для разных стран, то ни одна проблема не является такой довлеющей, как торговля. Именно в этой области у Палаты и МВФ есть схожие во многом позиции.
Нам известно, что в течение многих десятилетий торговая интеграция содействовала повышению благосостояния, сокращению бедности, распространению новых технологий и повышению производительности. Для людей во всем мире она снизила стоимость жизни и создала миллионы новых рабочих мест с более высокой заработной платой.
В то же время мы знаем, что не все получают выгоды, что в системе торговли есть искажения, и что ее необходимо преобразовать.
Нам также известно, что торговые барьеры не являются решением. Более поздние исследования МВФ (которые вскоре будут опубликованы) демонстрируют, насколько важно избегать неверных мер политики в этой области.
Проанализировав опыт более чем 180 стран в течение последних шестидесяти лет, мы пришли к выводу, что торговая интеграция, очевидно, стимулирует инвестиции — в здания, машины и многие другие сферы, создающие большое число рабочих мест. Торговые барьеры, наоборот, несомненно, вредят инвестициям и занятости [iii].
Этот вывод особенно актуален сейчас, когда напряженность в торговле может нанести дальнейший ущерб инвестициям в период, когда инвестиции уже на низком уровне.
Поэтому вновь отмечу, что ситуация является непростой, и мы должны проявлять осторожность.
Более конкретно, мы изучили, что может произойти, если бы тарифы [iv] на все товары в торговле между США и Китаем повысились на 25 процентных пунктов. Только одно это действие снизило бы годовой ВВП в объеме до 0,6 процента в США и до 1,5 процента в Китае [v].
Такого потенциального ущерба, наносимого самим себе, следует избегать.
Вместе с тем, обсуждения искажений в торговле или несправедливой торговой практики часто увязываются с концепцией дефицитов и профицитов в двусторонней торговле, а также с тарифами.
В действительности, исторически, сальдо двусторонней торговли в основном определялось макроэкономическими факторами, а не двусторонними тарифами. Иными словами, наиболее действенным способом сократить дефицит в двусторонней торговле является недопущение тарифов, поскольку тарифы на товары одной страны лишь переориентируют торговые потоки на другие страны.
В торговой войне никто не выигрывает — возможно, вы уже слышали, как я про это говорила! Именно поэтому нам необходимо вести совместную работу по сокращению торговых барьеров и модернизировать глобальную систему торговли, с тем чтобы мы все выиграли.
Это означает решение таких вопросов, как государственные субсидии, интеллектуальная собственность и защита конфиденциальности данных. Это также означает новые соглашения для раскрытия всего потенциала внешнеторговых услуг и цифровой коммерции. Это означает создание основанной на правилах системы для обеспечения добросовестной конкуренции и равенства условий.
Поэтому по мере продвижения вперед нам необходимы коллективные действия для модернизации важнейших функций Всемирной торговой организации: от переговоров до прозрачности и разрешения споров. Это приведет к созданию более прочной и более гибкой системы.
Безусловно, создание равных условий для разных стран касается не только торговли. В последние дни, как вы, вероятно, отметили, МВФ подчеркивает необходимость совершенствования системы, связанной с международным налогообложением корпораций.
Я даже назвала систему коренным образом устаревшей. Я считаю, что мы разделяем мнение Палаты о том, что для стран контрпродуктивно применять односторонний подход.
Нам необходимы трансграничные действия.
Реформирование международного налогообложения корпораций представляет собой важнейшую проблему для всех стран. Но развивающиеся страны в особой мере полагаются на доходы от налогов с корпораций для финансирования важнейших инвестиций в людей и инфраструктуру.
Наш анализ показывает, что страны, не входящие в ОЭСР, ежегодно недополучают порядка 200 млрд долларов доходов, поскольку компании могут выводить свои прибыли в юрисдикции с низкими налогами [vi].
Эти упущенные доходы еще больше затрудняют для стран с низкими доходами увеличение роста и занятости и достижение Целей в области устойчивого развития к согласованной дате — к 2030 году.
Хорошая новость заключается в том, что сейчас идет работа над модернизацией международной системы налогообложения корпораций. Но предстоит сделать еще намного больше. МВФ предлагает некоторые варианты методов для того, чтобы сообща сделать систему более справедливой и готовой к будущему.
До сих пор я говорила о двух приоритетных направлениях мер политики: внутренние и трансграничные действия. Позвольте мне перейти к третьему и последнему приоритетному направлению: решение глобальных проблем.
( c ) Партнерство для решения глобальных проблем
Есть проблемы, которые ни одна страна не может решить в одиночку, и перечень таких проблем является длинным: демографическая ситуация, миграция, киберриски, и, конечно, изменение климата, представляющее собой угрозу существованию.
По этому вопросу я знаю, что Палата видит большой потенциал в государственно-частном партнерстве, а также в инновациях и технологиях для сокращения выбросов парниковых газов. Мы в МВФ также глубоко заинтересованы в этом вопросе, разумеется, с макроэкономической точки зрения.
Мы уделяем особое внимание, в частности, установлению платы за выбросы углерода и сокращению энергетических субсидий, которые составляют примерно 5,2 трлн долл. США в год, или 6,5 процента мирового ВВП [vii]. Оба эти инструмента экономической политики должны существенно помочь в смягчении последствий изменения климата.
Недавно став бабушкой, я должна сказать, что задача сделать планету более благоприятным местом для наших детей и внуков приобрела для меня особую актуальность.
В своих беседах с молодыми людьми во всем мире я также узнала, что изменение климата представляет собой одну из двух проблем, которые, как они считают, имеют наибольшее значение для их будущего.
Другой проблемой является коррупция.
В этой области МВФ также акцентирует внимание на макроэкономических последствиях для наших государств-членов.
Ежегодные издержки лишь от одного взяточничества оцениваются на уровне свыше 1,5 триллиона долларов — около двух процентов мирового ВВП [viii]. Отмывание денег и финансирование терроризма представляют собой другие серьезные аспекты проблемы — для борьбы с ними МВФ сотрудничает с более чем сотней стран.
В наших последних исследованиях подчеркиваются высокие бюджетные издержки коррупции, которая приводит к огромным потерям государственных доходов и снижению качества государственных расходов. Этот новый аналитический материал подтверждает то, что мы все давно подозревали: коррупция приводит к снижению роста. Она приводит к увеличению неравенства. Она способствует недоверию.
Есть ли какая-либо надежда в борьбе с коррупцией? Мы действительно считаем, что такая надежда есть, мы уверены в том, что надлежащие ответные меры политики могут существенно изменить ситуацию.
В новом исследовании, по нашим оценкам, в группе аналогичных стран меньший уровень коррупции связан с более высокими налоговыми поступлениями, к тому же между странами есть очень значительная разница — до 4 процентных пункта ВВП [ix] .
Более высокое качество управления также связано с более высокими результатами тестов учащихся и более эффективным расходованием средств на жизненно важную инфраструктуру: от дорог до школ и больниц.
Это подчеркивает возможные огромные выгоды от обуздания коррупции — и не только бюджетные выгоды, но и потенциальные выгоды для общества в целом.
Здесь есть и очевидное международное измерение. Например, недавно организация Transparency International обновила свой индекс восприятия коррупции [x] — где 100 баллов означает «в значительной мере свободный от коррупции». По этому показателю две трети всех стран имеют оценку ниже 50, и это означает, что у них есть серьезные проблемы с предотвращением коррупции.
Несомненно, страны должны брать на себя ответственность за то, что происходит в пределах своих границ. Но коррупция представляет собоймеждународную напасть. Для результативной борьбы с ней требуется международное сотрудничество.
4. Международное сотрудничество в области экономической политики и МВФ
Я знаю, что Палата признает ценность сотрудничества. Со времен Второй мировой войны от одной страны к другой, от одного кризиса к другому совместная деятельность успешно служила всему миру.
МВФ часто находился в центре этого сотрудничества.
Во время мирового финансового кризиса Фонд смог принять обязательства о выделении свыше 500 млрд долларов для содействия предотвращению другой Великой депрессии. В последующее десятилетие мы поддерживали экономические программы более чем в 90 странах.
Наша работа продолжается. Упомянем рекомендации Фонда странам, помогающие им открыть свои рынки и стимулировать инвестиции.
Вспомним о нашей недавней поддержке важнейших страновых программ в Египте, Тунисе и Иордании. Подумайте об Украине. Или Аргентине.
Разумеется, для того чтобы эффективно выполнять свои задачи, нам необходимо обладать достаточными ресурсами в будущем. С этой целью мы полагаемся на поддержку наших 189 государств-членов. Это — еще один вопрос, который, как я ожидаю, наши министры и управляющие будут обсуждать на Весенних совещаниях на следующей неделе.
Убеждена, что наши государства-члены по-прежнему твердо нас поддерживают.
5. Заключение
В завершение я хотела бы вернуться к вдохновляющему облику этого великолепного здания.
На стенах первого здания Палаты была цитата великого американского государственного деятеля Даниэля Вебстера. Он сказал:
«Давайте осваивать ресурсы нашей страны, развивать ее могущество, строить ее институты, продвигать все ее великие интересы, и посмотрим, удастся ли нам в наше время и в нашу эпоху добиться чего-то, что будет достойно памяти».
В этой непростой ситуации для мировой экономики давайте работать сообща, чтобы создать нечто, достойное памяти.
Спасибо за внимание!

[i] Речь при инаугурации, 1905 год.

[ii] Апрельский выпуск «Перспектив развития мировой экономики» 2019 года, глава 2 “Усиление рыночной власти корпораций и его макроэкономические последствия ».

[iii] Апрельский выпуск «Перспектив развития мировой экономики» 2019 года, глава 3 « Цена на инвестиционные товары: движущая сила инвестиций под угрозой?»

[iv] Этот анализ охватывает тарифы, нетарифные меры и двусторонние соглашения о закупках.

[v] Апрельский выпуск «Перспектив развития мировой экономики» 2019 года, глава 4 « Детерминанты двусторонней торговли и вторичные эффекты тарифов» .

[vi] Рабочий документ МВФ «Размывание налоговой базы, вывод прибыли из-под налогообложения и развивающиеся страны».

[vii] Во всем мире энергетические субсидии в 2017 году составили примерно 5,2 трлн долларов; рабочий документ МВФ «Мировые субсидии на ископаемое топливо остаются значительными: обновленные сведения на основе оценок на уровне стран» , (готовится к публикации).

[ix] «Бюджетный вестник», апрель 2019 года.

[x] Transparency International, 2018 Corruption Perception Index (January 29, 2019). Статья в журнале Forbes.

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

Международное налогообложение корпораций

Source: IMF – News in Russian

Кристин Лагард
27 марта 2019 г.
(photo: Imagine China/Newscom)
Представление общественности о том, что крупные многонациональные компании практически не платят налогов, приводит к политическим требованиям о принятии немедленных мер.
Совсем нетрудно понять почему. 
Позвольте мне выделить три причины, почему нам срочно необходимо принять новый подход к международному налогообложению корпораций.
Во-первых, видимая легкость, с которой многонациональные корпорации могут уходить от налогов, и продолжающееся уже три десятилетия снижение ставок налогов на корпорации подрывают веру в справедливость всей налоговой системы в целом.
Во-вторых, существующее положение дел особенно пагубно сказывается на странах с низкими доходами, лишает их бюджетных поступлений, которые им столь необходимы для ускорения экономического роста, сокращения бедности и достижения Целей в области устойчивого развития на период до 2030 года.
Страны с развитой экономикой уже давно сформировали правила международного налогообложения корпораций, однако они не учли, как эти правила будут влиять на страны с низкими доходами.
Проведенный МВФ анализ* показывает, например, что страны, не входящие в ОЭСР, ежегодно недополучают порядка 200 млрд долларов доходов (что примерно равно 1,3 процента ВВП) в результате того, что компании выводят свои прибыли в юрисдикции с низкими налогами.
Нужно, чтобы эти страны приняли участие в обсуждении данной проблематики. Платформа для сотрудничества в налоговых вопросах, совместный проект МВФ, Всемирного банка, ОЭСР и ООН, помогает продвижению в этом направлении.
В-третьих, необходимость переосмысления международного налогообложения корпораций связана с распространением высокорентабельных, высокотехнологичных моделей ведения бизнеса, которые во многом основаны на цифровых технологиях.
Эти бизнес-модели в значительной степени опираются на нематериальные активы, такие как патенты или программное обеспечение, стоимость которых трудно оценить.
Они также наглядно показывают, что допущение о привязке доходов и прибыли к физическому местонахождению компании устарело.
Это, в свою очередь, вызывает беспокойство относительно справедливости такой ситуации. Страны с большим числом пользователей или потребителей цифровых услуг отчего-то практически или вообще не получают от этих компаний поступлений в виде налогов. Как так получается?  Это происходит потому, что компании физически в этих странах не присутствуют.
Поэтому нам однозначно нужно в корне переосмыслить международное налогообложение.
Но это означает, что страны должны работать сообща. Чтобы добиться успехов, требуется координация действий между всеми участниками и совместное движение в правильном направлении.
В новом исследовании МВФ*, которое было опубликовано две недели назад, различные варианты анализируются в контексте трех важнейших критериев: более эффективное решение проблемы вывода прибылей и налоговой конкуренции; преодоление юридических и административных препятствий для реформы; обеспечение полного признания интересов стран с формирующимся рынком и развивающихся стран.
Существующая международная система налогообложения корпораций полностью устарела. От переосмысления сложившейся системы и устранения коренных причин ее неэффективности могут выиграть все, включая страны с низкими доходами.
*****
Кристин Лагард — директор-распорядитель Международного Валютного Фонда. После завершения первого пятилетнего срока на этом посту в июле 2016 года она получила назначение на второй срок. Г-жа Лагард — гражданка Франции, в прошлом министр финансов Франции с июня 2007 года по июль 2011 года, она также занимала должность государственного министра внешней торговли Франции в течение двух лет.
Г-жа Лагард также имела продолжительную и примечательную карьеру юриста по антимонопольным и трудовым вопросам и была партнером в международной юридической фирме Baker & McKenzie, где в октябре 1999 года была избрана председателем. Она занимала высшую должность в этой фирме до июня 2005 года, когда была назначена на свою первую должность министра во Франции. Г-жа Лагард имеет ученые степени из Института политических наук и юридического факультета в Университете Париж X, где она также читала лекции до перехода на работу в Baker & McKenzie в 1981 году.
Более полную биографию читайте здесь.

MIL OSI

Вступительное слово Кристин Лагард в Институте международной экономики Петерсона по теме международного налогообложения корпораций

Source: IMF – News in Russian

25 марта 2019 г.
Всем добрый день! Благодарю за приглашение выступить перед вами сегодня. Со времени моего последнего визита в Институт Петерсона уже прошло достаточно много времени, и мне очень приятно видеть в аудитории как старых знакомых, так и новые лица.
В последний раз я имела честь выступать здесь в сентябре 2012 года, а вскоре после этого бразды правления Институтом перешли в руки Адама Позена, ставшего президентом организации.
Нам как никогда нужна такая структура, как Институт Петерсона. Нам необходимы острые интеллектуальные дискуссии и прагматичные решения для важнейших проблем, стоящих перед мировой экономикой.
Адам, вы и ваши коллеги являетесь лидерами в этой области, и ваша работа обогащает всех нас. Спасибо.
Возрождение веры в систему
Наша тема сегодня — международное налогообложение корпораций. Альберт Эйнштейн однажды сказал, что «самая трудная для понимания вещь в мире — это подоходный налог».
Может быть это и сложная задача, но создать систему налогообложения корпораций, которая лучше отражала бы изменения в мировой экономике, вполне возможно.
Я считаю, что нам нужны новые правила в этой области. Почему?
Представление общественности о том, что крупные многонациональные компании практически не платят налогов, приводит к политическим требованиям о принятии немедленных мер.
Совсем нетрудно понять почему.
Новый подход
Позвольте мне выделить три причины, почему нам срочно необходимо принять новый подход.
Во-первых, видимая легкость, с которой многонациональные корпорации могут уходить от налогов, и продолжающееся уже три десятилетия снижение ставок налогов на корпорации подрывают веру в справедливость всей налоговой системы в целом.
Во-вторых, существующее положение дел особенно пагубно сказывается на странах с низкими доходами, лишает их бюджетных поступлений, которые им столь необходимы для ускорения экономического роста, сокращения бедности и достижения Целей в области устойчивого развития на период до 2030 года.
Страны с развитой экономикой уже давно сформировали правила международного налогообложения корпораций, однако они не учли, как эти правила будут влиять на страны с низкими доходами.
Проведенный МВФ анализ показывает, например, что страны, не входящие в ОЭСР, ежегодно недополучают порядка 200 млрд долларов доходов (что примерно равно 1,3 процента ВВП) в результате того, что компании выводят свои прибыли в юрисдикции с низкими налогами.
Нужно, чтобы эти страны приняли участие в обсуждении данной проблематики. Платформа для сотрудничества в налоговых вопросах, совместный проект МВФ, Всемирного банка, ОЭСР и ООН, помогает продвижению в этом направлении.
В-третьих, необходимость переосмысления международного налогообложения корпораций связана с распространением высокорентабельных, высокотехнологичных моделей ведения бизнеса, которые во многом основаны на цифровых технологиях.
Эти бизнес-модели в значительной степени опираются на нематериальные активы, такие как патенты или программное обеспечение, стоимость которых трудно оценить.
Они также наглядно показывают, что допущение о привязке доходов и прибыли к физическому местонахождению компании устарело.
Это, в свою очередь, вызывает беспокойство относительно справедливости такой ситуации. Страны с большим числом пользователей или потребителей цифровых услуг отчего-то практически или вообще не получают от этих компаний поступлений в виде налогов. Как так получается? Это происходит потому, что компании физически в этих странах не присутствуют.
Поэтому нам однозначно нужно в корне переосмыслить международное налогообложение.
Но это означает, что страны должны работать сообща. Чтобы добиться успехов, требуется координация действий между всеми участниками и совместное движение в правильном направлении.
Это сложно, но возможно.
Основным механизмом координации многосторонней работы в области международного налогообложения является всеобъемлющая основа ОЭСР, которая в настоящее время насчитывает более 125 стран среди своих членов. Такой уровень международного участия является впечатляющим прогрессом.
Роль МВФ
А как насчет МВФ? Я считаю, что у нас есть своя роль в том, чтобы помочь странам подготовить такое решение, которое бы обеспечивало стабильность и в полной мере учитывало интересы развивающихся стран.
В новом исследовании МВФ, которое было опубликовано две недели назад, различные варианты анализируются в контексте трех важнейших критериев: более эффективное решение проблемы вывода прибылей и налоговой конкуренции; преодоление юридических и административных препятствий для реформы; обеспечение полного признания интересов стран с формирующимся рынком и развивающихся стран.
В документе также представлен общий обзор основных вариантов наряду с эмпирическим анализом, который может служить основой для идущих сейчас критически важных дискуссий.
Каким образом мы еще оказываем содействие?
Ежегодно мы также предоставляем техническую помощь по вопросам налогообложения более чем 100 странам. Мы также обладаем экспертными знаниями и опытом для проведения оценок воздействия налоговых реформ на экономику.
Возможно, самым лучшим является то, что членами нашей организации являются практически все страны мира, что позволяет нам понимать особые проблемы, с которыми сталкиваются развивающиеся страны.
До начала обсуждений я хотела бы обратиться к вам с единственным, ясным и настоятельным призывом.
Существующая международная система налогообложения корпораций полностью устарела. От переосмысления сложившейся системы и устранения коренных причин ее неэффективности могут выиграть все, включая страны с низкими доходами.
Одновременно мы можем возродить веру в справедливость международной системы налогообложения, которая с годами ослабла. Нам по силам восстановить столь необходимое доверие.
Спасибо за внимание!

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ: Ting Yan
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

Сотрудники МВФ завершили визит в Кыргызскую Республику для проведения консультации 2019 года в соответствии со Статьей IV

Source: IMF – News in Russian

20 марта 2019 г.
Пресс-релизы МВФ, выпускаемые по завершении миссий, включают заявления групп сотрудников МВФ с изложением предварительных выводов после посещения страны. Взгляды, выраженные в этих заявлениях, принадлежат персоналу МВФ и не обязательно отражают точку зрения Исполнительного совета МВФ. На основе предварительных выводов проведенной миссии персонал подготовит доклад, который, после утверждения руководством, будет представлен Исполнительному совету МВФ для обсуждения и принятия решения.
Экономика Кыргызской Республики в 2018 году выросла на 3,5 процента, чему способствовали стабильные условия в регионе, и ожидается, что в 2019 году экономический рост достигнет 3,8 процента.
В целях формирования возможностей бюджета для инвестиций в человеческий капитал и инфраструктуру следует сокращать налоговые льготы и долю фонда оплаты труда в государственном секторе от ВВП.
Выход экономики на траекторию более высокого и более инклюзивного роста будет зависеть от улучшения делового климата и верховенства права.
Группа сотрудников Международного Валютного Фонда (МВФ) под руководством Кристиана Жоса находилась в Бишкеке с 6 по 19 марта для проведения обсуждений в рамках консультации 2019 года с Кыргызской Республикой в соответствии со Статьей IV. По завершении миссии г-н Жос сделал следующее заявление:
 
«Экономика Кыргызской Республики в 2018 году выросла на 3,5 процента, чему способствовали стабильные условия в регионе. Уровень инфляции, составивший в среднем за год 1,5 процента, умеренный дефицит бюджета в размере 1,3 процента ВВП в 2018 году, валовые официальные валютные резервы на уровне 4,0 месяца импорта и стабильный банковский сектор свидетельствуют об успехе мер политики стабилизации, осуществленных правительством и Национальным банком Кыргызской Республики (НБКР).
 
Ожидается, что в 2019 году экономический рост составит 3,8 процента, средняя инфляция достигнет 2,2 процента, дефицит бюджета повысится до 3,4 процента ВВП, а объем валовых валютных резервов будет оставаться достаточным, на уровне 3,7 месяца импорта товаров и услуг.   
 
Несмотря на проведенные реформы, сохраняются структурные факторы уязвимости. Денежные переводы, составляющие 30 процентов от объема экономики, подвержены внешним экономическим и геополитическим шокам, и добыча золота, на которое приходится 38 процентов экспорта, может резко сократиться в 2023 году, если не произойдет замещения выпуска месторождения «Кумтор». Сложный инвестиционный климат и коррупция все еще препятствуют проведению диверсификации с ведущей ролью частного сектора. Как следствие, ожидаемые среднегодовые темпы роста — приблизительно четыре процента — в следующие пять лет недостаточны для дальнейшего сокращения бедности и повышения уровня жизни.
 
Для упрочения макроэкономической стабильности и наращивания буферных резервов необходимо, чтобы дефицит бюджета в среднесрочной перспективе не превышал 2,5 процента ВВП. В целях формирования возможностей бюджета для инвестиций в человеческий капитал и инфраструктуру следует сокращать налоговые льготы и долю фонда оплаты труда в государственном секторе от ВВП. НБКР следует и далее уделять повышенное внимание инфляции и допускать колебания обменного курса в соответствии с динамикой экономических показателей.
 
Выход экономики на траекторию более высокого и более инклюзивного роста будет зависеть от улучшения делового климата и верховенства права. Ключевое значение для достижения этих целей имеют реформы с целью укрепления финансового сектора, повышения тарифов на электричество и совершенствования государственного управления.
 
Необходимо урегулировать аномальную ситуацию, сложившуюся в результате недавнего приобретения НБКР проблемного банка, чтобы избежать конфликта с ролью НБКР как органа банковского надзора, сохранить равные условия в банковском секторе и предотвратить ущерб для баланса НБКР. После проведения авторитетным независимым экспертом оценки стоимости этого банка его следует в максимально короткие сроки передать в собственность государства. 
 
В течение прошедших двух недель группа сотрудников МВФ проводила конструктивные обсуждения экономической ситуации и экономической политики с официальными органами Кыргызской Республики и выражает им благодарность за теплое гостеприимство и сотрудничество».

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ: Randa Elnagar
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

Эпоха изобретательности: переосмысление международного сотрудничества в XXI веке

Source: IMF – News in Russian

Восьмая лекция им. Генри Киссинджера — Библиотека КонгрессаДиректор-распорядитель Международного Валютного Фонда Кристин ЛагардВашингтон, округ Колумбия
4 декабря 2018 г.
ТЕКСТ, ПОДГОТОВЛЕННЫЙ ДЛЯ ВЫСТУПЛЕНИЯ

Введение
Благодарю Вас, г-н Хаскелл, за теплое приветствие, и Вас, доктор Хайден, за любезные слова в мой адрес. Г-жа Бреннан, я с большим интересом ожидаю нашей беседы.
Для меня большая честь быть со всеми вами сегодня. Доктор Киссинджер не смог присутствовать здесь сегодня вечером, но я знаю, что мы все глубоко благодарны ему за создание этой важной серии лекций почти 20 лет назад.
Несомненно, в этот вечер важное место в наших мыслях занимает бывший президент Джордж Г.У. Буш и его семья. Мы скорбим о его кончине, но прославляем его жизненный путь: пилот, который храбро сражался во Второй мировой войне; Президент, который помог преодолеть разногласия по окончании холодной войны; и государственный деятель, который верил в возможности международного сотрудничества. Я хочу почтить его память сегодня.
Сегодняшняя дата, 4 декабря, является важной еще и по другой причине. Я пока не скажу по какой. Вам придется подождать до конца моего выступления.
Когда я вошла сегодня в Большой зал, я сразу подумала о двух моментах. Во-первых, о своих сыновьях, один из которых архитектор. Ему бы очень понравилось это великолепное помещение. Во-вторых, о своей родной стране, Франции, а также о стране, в которой я была только два дня назад на Саммите Группы 20-ти, — Аргентине. Почему?
Когда строительство этого здания было завершено в 1897 году, главный инженер заметил, что дворец Гарнье, Парижский оперный театр, был «основным образцом» для новой Библиотеки Конгресса. В этом есть смысл, поскольку Парижский оперный театр был построен на 20 лет раньше, в 1875 году. Сейчас я думаю, что французы, вероятно, сами немного позаимствовали. Возможно, у первоначального Театра «Колон» в Буэнос-Айресе, который был завершен в 1857 году.
О чем это нам говорит? Ну, во-первых, о том, что ценная интеллектуальная собственность даже тогда представляла большой интерес для других стран, по крайней мере среди архитекторов, которые были рады позаимствовать друг у друга, узнавать что-то и черпать вдохновение от других. Во-вторых, это напоминает нам о том, что они понимали, что создание чего-то долговечного означает соединение прочных основ прошлого с искрой воображения.
Темой моего сегодняшнего выступления является такого родатворческая изобретательность и стратегическое мышление, которые уходят корнями в историю и основаны на наших успехах и неудачах в прошлом. Во-первых, какой мы проделали путь? Как творческая изобретательность в международном экономическом сотрудничестве помогла обеспечить мир и процветание в мире? Во-вторых, куда мы можем отправиться вместе? Как творческая изобретательность и информированная дальновидность могут помочь адаптировать нашу международную систему к решению текущих задач?
I . 75 лет творческой изобретательности и дальновидности в международном экономическом сотрудничестве
Позвольте начать с общей истории Соединенных Штатов Америки и МВФ за последние 75 лет. В первой половине XX века ведущие экономические и военные державы использовали силу для отстаивания своих интересов ценой огромных потерь человеческих жизней и разрушений материальных объектов. Эти трагические результаты заставили страны искать оптимальный путь. В 1944 году они его нашли.
США стали ведущей мировой державой и совершили нечто беспрецедентное. Зная о разрушительных окончательных итогах Версальского договора в конце Первой мировой войны, США решили использовать свою мощь в интересах сотрудничества. Это был эксперимент, который сформировал наш современный мир. В своей первой лекции из этой серии в 2001 году д-р Киссинджер назвал инновации послевоенного периода «замечательной вспышкой творческой изобретательности, которая принесла миру безопасность» .
Как это удалось сделать США? Благодаря щедрости, с учетом своих собственных интересов и с небольшой помощью ряда своих друзей. Рассмотрим некоторые поворотные моменты за последние 75 лет.
Вспомним вначале о создании самой Бреттонвудской системы.
Ее основные архитекторы, Джон Мейнард Кейнс из Соединенного Королевства и Гарри Декстер Уайт из США, находились под большим влиянием периода между двумя великими войнами. Они были очевидцами момента в истории, когда неверная внутренняя экономическая политика отравила международные отношения, которые сами были построены на непрочных основах.
В результате возник протекционизм, проводились девальвации в целях получения конкурентных преимуществ. Обвал во всемирной торговле усугубил Великую депрессию и привел к масштабным экономическим, финансовым и социальным потрясениям. В конечном итоге, это давление привело к усилению националистических и популистских движений и, со временем, к катастрофе.
Выходя из Второй мировой войны, США и примерно 40 других стран, провели встречу своих представителей в Бреттон-Вудсе, Нью-Хэмпшир, и решили создать Международный Валютный Фонд и Всемирный банк. Они поручили Фонду три важнейших задачи: содействие развитию международного сотрудничества в валютно-финансовой сфере, содействие расширению торговли и экономическому росту, противодействие мерам политики, которые наносили бы ущерб процветанию.
Это было революционным решением… Это было дальновидным решением. И это дало результаты.
С самого начала МВФ помогал странам преодолевать новые серьезные трудности с помощью сотрудничества. Дополняя План Маршалла, мы помогли Европе восстановиться из руин после войны. Наши кредиты предоставили странам возможность перевести дух и стабилизировать свою экономику в трудные времена и принять меры политики, содействующие росту. Именно эту миссию мы продолжаем выполнять по сей день — как вы могли недавно наблюдать в таких разных странах, как Аргентина, Египет и Украина.
Гениальность этой построенной на сотрудничестве системы заключалась в том, что она была разработана так, что она могла адаптироваться и меняться.
В начале 1970-х годов произошло такое изменение. В своей знаменитой речи «Проблема мира» президент Никсон временно приостановил обмен долларов на золото. Это решение потрясло мир и заставило в течение года вести переговоры, которые привели к современной системе плавающих валютных курсов.
В то время некоторые считали, что это конкретное изменение будет означать конец МВФ. Но все наши государства-члены, в том числе США, понимали, что цели стабильности и процветания намного шире системы фиксированных курсов. Они признавали преимущества глобальной организации, которая «тушит» финансовые кризисы и помогает странам в трудные времена.
Они развивали то, что приносило результаты, меняли то, что не работало, и адаптировались к новым условиям.
В ответ на нефтяной кризис 1973 года МВФ создал новые инструменты, чтобы помочь странам, столкнувшимся с чрезвычайной энергетической ситуацией, в соответствии с ролью Фонда по содействию в смягчении шоков и предотвращению пагубных вторичных эффектов. Когда долговой кризис охватил Латинскую Америку в 1980-е годы, МВФ, используя новаторские идеи и поддержку США, подключился для стабилизации обстановки. После падения Берлинской стены мы приступили к решению новой трудной задачи: содействию странам бывшего советского блока в преобразовании своей экономики из централизованной плановой в свободную рыночную. В 1990-е годы Фонд помогал странам в преодолении, вначале, кризиса мексиканского песо, а затем — финансового кризиса в Азии.
Решая эти трудные задачи, мы продолжали содействовать странам во всем мире в области их экономических основ, налогово-бюджетной, денежно-кредитной и курсовой политики, а также в их шагах по созданию более прочных экономических институтов. Эти действия создали возможности для более эффективной экономической политики, которая открыла рынки, увеличила торговлю, создала рабочие места и высвободила экономический потенциал.
Затем наступил 2008 год и мировой финансовый кризис. Последовавшая великая рецессия напомнила нам, что международное сотрудничество является не факультативным, а насущно необходимым. Будучи министром финансов Франции, я участвовала в международных антикризисных мерах. Страны Группы 20-ти и Федеральная резервная система предприняли чрезвычайные меры для спасения системы. МВФ использовал свой кредитный потенциал, приняв обязательства на сумму свыше 500 млрд долларов для содействия укреплению мировой экономики. В последующее десятилетие мы поддерживали экономические программы более чем в 90 странах и адаптировали наши инструменты кредитования, в том числе предусмотрели кредиты под нулевые процентные ставки для помощи странам с низкими доходами.
Но мировой экономике была нужна не только ликвидность и стимулы. Совместно с нашими государствами-членами мы разработали более прочные нормы регулирования финансового сектора, с тем чтобы мы сообща могли предотвратить следующий кризис.
Мы извлекли уроки из прошлого, проявили изобретательность и провели перемены к лучшему.
Ничто из этого не стало бы возможным без Соединенных Штатов. Эта страна бросала вызов международному экономическому порядку, когда это требовалось. Она вырабатывала компромисс, когда это было необходимо. Почему?
Потому что более прочный и более стабильный мир принес США дивиденды. Он позволил США воспользоваться одним из самых длинных периодов устойчивого экономического роста, который когда-либо знал современный мир. Со времени той встречи в Бреттон-Вудсе реальный ВВП США вырос в восемь раз [1] . Доход среднестатистического американского работника вырос вчетверо. Этот успех не был достигнут за счет других стран. Напротив. Лидерство этой страны на основе сотрудничества проложило путь не только для десятилетий новых возможностей здесь в Америке, но и для роста, который распространился во всем мире.
Сегодня ландшафт вновь изменился. Это изменение отчасти вызвано геополитикой и перемещением некоторого экономического влияния с запада на восток. Отчасти оно вызвано повышением роли негосударственных участников, в том числе многонациональных компаний. Частично оно вызвано технологией и стремительным ускорением всех процессов в нашей жизни. Сотрудникам этой библиотеки, я уверена, должно быть хорошо известно, что 90 процентов всех данных в мире было создано лишь в последние два года. Будучи дочерью двух профессоров классической литературы, я знаю, что моим родителям было бы очень трудно поверить в этот факт. Но истина в том, что в современном мире все ─ от информации до денег и болезней, перемещается намного быстрее.
Эти преобразования могут открыть огромные возможности, а также создать беспрецедентные риски. Почему? Потому что в большей мере чем раньше, то, что происходит в одной стране, может повлиять на все страны. Подумайте об этом: от оружия массового уничтожения до кибербезопасности и взаимосвязанной финансовой системы, многие сегодняшние вызовы не соблюдают национальных границ. Поэтому, когда поддержка международного сотрудничества исчезает, мы должны помнить о примере, который США и их союзники демонстрируют всем миру в течение последних 75 лет: солидарность отвечает собственным интересам.
Этот принцип сохраняет свое значение в нашем меняющемся мире.
Задача состоит в том, чтобы вновь адаптироваться и провести реформы.
II . Следующая глава: как переосмыслить международное сотрудничество
Я считаю, что следующий, 2019 год может стать еще одним поворотным моментом в нашем путешествии, моментом, когда мир проявит вновь творческую изобретательность в решении наших общих проблем.
Мы можем почерпнуть вдохновение из нашего окружения. На стенах этого здания над нами начертаны слова поэта Эдварда Янга: «Кто строит под звездами, тот строит очень низко».
Представьте себе, как выглядел бы мир, если бы мы не могли развивать и адаптировать нашу систему: мы бы жили в Эпоху гнева.
К 2040 году неравенство превысило бы уровень «Позолоченного века». Мощные технологические монополии и слабые органы государственного управления, принимающие неэффективные внутренние меры политики, сделали бы невозможным успех стартапов и предпринимателей. Прорывы в сфере здравоохранения могли бы позволить богатым жить больше 120 лет, в то время как миллионы других людей страдали бы от крайней бедности и болезней. Социальные сети ежедневно обрушивали бы на «оставшееся позади население» информацию, подчеркивающую различия между их реальностью и возможностями более благополучной жизни. Этот разрыв между чаяниями и действительностью разжигает негодование и гнев. Доверие между странами разрушается. Мир стал бы более взаимосвязанным через цифровые технологии, но меньше взаимосвязанным по всем другим направлениям. Международное взаимовыгодное сотрудничество было бы теорией, которую изучают в библиотеках, подобной этой, но редко практикуют на мировой арене из-за главенства национальных интересов и сосредоточенности лишь на внутренних мерах политики. Если воспользоваться цитатой из книги д-ра Киссинджера «Мировой порядок», то у нас был бы «период, когда будущее определяют силы, не сдерживаемые никакими ограничениями какого-либо порядка».
Такой сценарий выглядит как антиутопия, не так ли? Но я не верю, что это наша судьба. Между прочим, д-р Киссинджер тоже не верит. Мы преодолевали реальные угрозы существованию и снова их преодолеем. Представьте себе мир, если мы сделаем 2019 год началом новой эпохи — Эпохи изобретательности. Это было бы будущее, основанное на творческом подходе и сотрудничестве:
К 2040 году мы увидели бы процветающие экономики, работающие в основном на возобновляемых источниках энергии. Женщины в составе рабочей силы обладали бы всеми правами и возможностями, что радикально изменит экономическую и социальную ситуацию. Новые пенсионные системы и возможности перемещения медицинского страхования будут отражать меняющийся характер работы в цифровой экономике. Корпорации примут на себя социальную ответственность в качестве части своих бизнес-моделей. Технологические новинки, которые могут сберечь миллионы жизней и создать миллионы рабочих мест. Мы увидим окончание массовой миграции. Торговли во всем мире будет расширяться, а между государствами будет преобладать мирное сосуществование.
Не слишком ли я оптимистична? Я должна быть оптимисткой. Я имею в виду мир, который унаследуют мои внуки. Но он ставит перед нами самый главный выбор: безучастно стоять и наблюдать, как разногласия и недовольство выливаются в конфликт и рост популизма; или двигаться вперед и переосмысливать методы сотрудничества государств и добиваться процветания и мира.
Что это означает на практике? Прежде всего, это означает, что страны работают сообща и ставят людей в центр всей нашей деятельности, ориентируются на реальные результаты, которые улучшают жизни людей. Это означает повышение степени прозрачности и подотчетности правительств и институтов, в том числе учет более разнообразных мнений. Это означает обеспечение распределения экономических выгод от глобализации среди многих людей , а не отдельных избранных.
Я именую это «новым многосторонним подходом». Это можно также назвать здравым смыслом.
Позвольте мне со всей ясностью отметить: хорошее международное сотрудничество не является заменой хорошей внутренней экономической политики. Безусловно, отдельные страны несут ответственность за благополучие своих граждан. Более того, обоснованная внутренняя экономическая политика может послужить основой для действенного международного сотрудничества. В нашем современном мире существуют некоторые проблемы, которые можно решать лишь благодаря международному сотрудничеству.
В этой связи я хочу рассмотреть сегодня четыре такие проблемы. Для успеха в решении каждой из них нам потребуется творческая изобретательность и дальновидность 189 государств-членов МВФ, включая нашего учредителя, Соединенные Штаты.
a. Необходимые условия Эпохи изобретательности
Во-первых, торговля. В течение некоторого времени я говорила о том, что нам нужно «исправить систему». Позднее я настоятельно призывала страны снизить напряженность в торговой сфере. В прошлые выходные было отрадно наблюдать успехи на этом фронте в Группе 20-ти. Сейчас мы должны продолжать снижение напряженности и параллельно с этим совершенствовать систему торговли для будущего. Это должно включать отмену приводящих к искажениям субсидиям, какую бы форму и цвет они ни принимали. Это также означает защиту прав интеллектуальной собственности без ограничения инноваций и избавление от рент. Новые торговые соглашения могли бы раскрыть потенциал электронной коммерции и торговли услугами. Мне следует подчеркнуть, что более действенная макроэкономическая политика снизит внешние дисбалансы, в том числе торговые профициты и дефициты, на фоне которых росла напряженность в торговле. Все это имеет критически важное значение, поскольку торговля повышает производительность и ускоряет инновации.
Вторая проблема, где необходимо больше сотрудничества: международное налогообложение. Компании сейчас действуют во всем мире, но правительства еще не придумали общемирового ответа на проблему налогообложения. Сейчас слишком много налоговых долларов остается несобранными из-за оптимизации налогообложения и творческой изобретательности, проявляемой в недобрых целях. Поэтому странам необходимо тесно сотрудничать, чтобы собирать причитающиеся доходы и избегать «гонки налоговых уступок». Они могут закрыть лазейки, которые ведут к тому, что именуется размыванием налоговой базы и выводом прибыли из-под налогообложения. МВФ сотрудничает с нашими партнерами, с тем чтобы государства-члены могли вести обмен опытом передовой практики и разрабатывать правила для цифровой экономики, в которой у многих компаний нет какой-либо одной установленной базы ведения деятельности. Почему необходимы эти доходы? Потому что всем странам следует инвестировать в свое будущее. Государственное и частное финансирование сообща может укрепить инфраструктуру, улучшить образование и подготовить всех нас к адаптации к технологической трансформации, которая стоит у нас на пороге.
Третья проблема касается нашего климата. От произошедших в последнее время мощных ураганов в Карибском бассейне до лесных пожаров в Калифорнии опасные последствия изменения климата становятся все более заметными с каждым днем. Новое исследование правительства США показывает, что экономическое воздействие изменения климата может существенно снизить ВВП Америки в предстоящие десятилетия. Соглашение о сотрудничестве, достигнутое в Париже в 2015 году, обеспечивает лучший имеющийся у нас инструментарий для начала решения этой планетарной проблемы и продвижения к безуглеродной экономике. Оно также отражает идеи, которые я сегодня выделила, — творческую изобретательность, стратегическое мышление и обязательство международного сообщества относительно общего благосостояния, которое отвечает собственным интересам. Это вопрос выживания наших детей и внуков.
Каждая из этих проблем (торговля, налогообложение и климат) заслуживает своей Лекции им. Киссинджера. Но есть одна проблема, которая, как я считаю, является краеугольным камнем, необходимым для продвижения почти во всех других областях. Именно поэтому четвертой и заключительной областью, которую я хочу рассмотреть, является надлежащее управление, свободное от оков коррупции . Совершенно очевидно, что без доверия к нашим институтам никакие из этих изменений, к которым мы стремимся, не являются возможными. Поэтому позвольте мне остановиться ненадолго на этом вопросе.
b. Борьба с коррупцией, содействие надлежащему управлению
Почему коррупция столь сильно разъедает общество? Потому что когда люди начинают верить, что экономика больше не приносит им плодов, они начинают испытывать отчуждение от общества . Коррупция угнетает экономическую жизненную активность и выкачивает остро необходимые ресурсы. Средства, взятые у сферы образования или здравоохранения, увековечивают неравенство или ограничивают возможности для улучшения жизни. Ежегодные издержки от лишь одного взяточничества превышают 1,5 триллиона долларов — примерно 2 процента мирового ВВП [2] .
Миллениалы остро ощущают эту проблему. Недавно проведенное обследование молодого населения мира выявило, что молодежь считает, что коррупция, а не рабочие места или недостатки образования, вызывает наибольшую обеспокоенность в своих странах [3] .
В этой оценке присутствует мудрость, поскольку коррупция является коренной причиной многих видов экономической несправедливости, которую юноши и девушки ощущают ежедневно.
Именно поэтому МВФ, при поддержке всех наших государств-членов, вновь пристально изучает влияние коррупции на макроэкономическую ситуацию в стране. К настоящему времени мы сотрудничали более чем со 110 странами в улучшении их работы по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма.
И это только небольшая часть более обширной работы, необходимой для обеспечения надлежащего управления. Нельзя обойтись без инвестирования средств в институты, а также постоянной проверки того, что институты действительно обеспечивают результаты.
Основная идея заключается в том, что коррупция — это рак, который не соблюдает национальных границ .
Вспомним, как финтех меняет экономическую ситуацию. Недавние инновации, в том числе криптовалюта, могут использоваться киберпреступниками, чтобы направлять незаконные трансграничные финансовые потоки и финансировать незаконную деятельность по всему миру. Это не является проблемой одной страны, ее не решить силами одной страны. Ее можно решить лишь благодаря трансграничному сотрудничеству.
Но она поддается решению. Те же самые инновации, которые создают трансграничные проблемы, могут использоваться для того, чтобы помочь нам в противодействии коррупции. Благодаря биометрике, блокчейну и другим технологиям мы можем найти творческие методы построения более совершенной и более безопасной системы в долгосрочной перспективе. Правительства могут и должны работать вместе с лучшими инженерами мира для создания более прочных систем кибербезопасности, которые защищают банковские счета и благополучие людей. Это общее благо, которое мы должны целенаправленно поддерживать.

Если мы возьмемся за решение проблемы коррупции, то это может стать моделью для сотрудничества в каждой из областей, которые я сегодня затронула. Это может быть признаком того, что «братство людей», как его называл Кейнс, вновь готово ответить на призыв истории. За исключением того, что в этот раз женщины будут играть ведущую роль!
Именно так мы можем восстановить доверие, самый драгоценный и востребованный товар в нашем обществе.
Именно так мы начнем вновь адаптировать и преобразовывать международное сотрудничество.
Именно так, работая сообща, мы можем создать Эпоху изобретательности.
Заключение
Прежде чем завершить выступление, остался еще один вопрос. Я начала свое выступление, упомянув, что 4 декабря является важной датой. Кто-нибудь догадался, что означает эта дата?
Ровно сто лет назад в этот день, 4 декабря 1918 года, президент Вудро Вильсон отправился во Францию, чтобы помочь договориться о том, что, как он надеялся, станет долговременным миром. В некоторых отношениях мы можем связать истоки творческой изобретательности и стратегического мышления во внешней политике США с этой датой.
Она также служит отрезвляющим напоминанием о том, что наши планы не всегда реализуются, как мы предполагали. Но она также является сигналом, что мы должны вновь и вновь пытаться добиваться успеха.
Мы должны развивать то, что приносит результаты, изменять то, что их не приносит, улучшать и осмысливать лучшее будущее для человечества. Именно дальновидность воодушевляла лидеров этой страны. В этом должна заключаться миссия, которой мы будем руководствоваться в нашей деятельности в последующие дни.
Спасибо за внимание!

[2] Corruption: Costs and Mitigating Strategies («Коррупция: потери и стратегии противодействия»). Документ персонала МВФ для обсуждения: (май 2016)

[3] WEF Global Shapers Annual Survey 2017.

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

Казахстане: Миссия сотрудников МВФ в Казахстане

Source: IMF – News in Russian

28 ноября 2018 г.
В заключительном заявлении излагаются предварительные выводы персонала МВФ по завершении официального визита сотрудников МВФ (или «миссии»), в большинстве случаев в страну-член МВФ. Миссии проводятся в рамках регулярных (обычно ежегодных) консультаций по Статье IV Статей соглашения МВФ, в связи с просьбой об использовании ресурсов МВФ (заимствовании у МВФ), в рамках обсуждений программ, осуществляемых при мониторинге персонала МВФ, или в рамках других видов мониторинга персоналом экономической ситуации. Официальные органы дали согласие на публикацию настоящего заявления. Взгляды, выраженные в настоящем заявлении, принадлежат персоналу МВФ и не обязательно отражают точку зрения Исполнительного совета МВФ. На основе предварительных выводов проведенной миссии персонал подготовит доклад, который, после утверждения руководством, будет представлен Исполнительному совету для обсуждения и принятия решения.
Группа сотрудников МВФ посетила Казахстан 6-14 ноября 2018 года для рассмотрения последних изменений, перспектив и мер политики. В ходе обсуждений акцент был сделан на перспективах развития и рисках, кредитно-денежной политике и операциях, финансовом секторе, исполнении бюджета, бюджете 2019 года, налогово-бюджетной системе и структурных реформах. Члены миссии МВФ выражают благодарность государственным органам и другим участникам встреч за сотрудничество и продуктивные обсуждения.
Новые обстоятельства и перспективы
1. В первой половине 2018 года наблюдался сильный экономический рост в размере 4,2 процента, в основном за счет перерабатывающего сектора, нефтегазовой отрасли и оздоровления в сфере кредитования. С учетом базового эффекта от высоких темпов роста в конце 2017 года, экономический рост в 2018 году прогнозируется на уровне 3,7 процента и, при дальнейшем сглаживании эффекта от роста в нефтяном секторе, 3,1 процента в 2019 году. Темпы инфляции снизились до 5,3 процента в октябре. Повышение объемов экспорта, особенно нефти, обеспечило улучшение счета текущих операций. В среднесрочной перспективе прогнозируется повышение темпов роста в ненефтяном секторе до 4 процентов, как отражение структурных реформ и оздоровления финансового сектора. Риски связаны с конъюнктурой цен на сырьевые товары, напряженностью в геополитических и торговых отношениях основных внешнеэкономических партнеров, а также возможными пробелами в реализации реформ.
Денежно-кредитная и курсовая политика
2. В денежно-кредитной политике акцент остается на ценовой стабильности. С учетом благоприятной динамики инфляции, НБРК понижал базовую ставку в период до октября, после чего, в результате эскалации инфляционных рисков, в том числе из-за ситуации с обменным курсом, ставка была повышена. Тенге в последнее время испытывает давление, в основном за счет развития событий в России. НБРК не проводил интервенций на валютном рынке до сентября, после чего была осуществлена продажа валюты в виду сильного краткосрочного давления. Данный шаг был обоснованным, принимая во внимание, что давление имело признаки временного характера. Также полагаем, что недавнее решение по учетной ставке было целесообразным с учетом рисков, как внутренних (повышение заработной платы и другие налогово-бюджетные инициативы) так и внешних, а также ожидаемого эффекта на уровень цен от изменений в обменном курсе. Данное решение явилось важным сигналом о том, что ценовая стабильность остается приоритетом кредитно-денежной политики. Публикация новых данных и другой информации НБРК также заслуживает положительной оценки.
3. Ключевой проблемой остается укрепление трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики. НБРК успешно проводит управление избытком ликвидности структурного характера через ноты, что доказало свою эффективность. Полагаем, что их дальнейшее использование является целесообразным, в особенности с учетом того, что ноты являются конвертируемым инструментом и могут быть использованы в качестве залога в операциях репо. В целях усовершенствования управления ликвидностью банками, НБРК может рассмотреть целесообразность перехода с ежедневных аукционов к менее частому размещению нот с периодом обращения 7 дней.
4. Трансмиссия базовой ставки Национального Банка на ставки кредитов и депозитов была ограничена, рынок кредитования развивался в условиях структурных изменений в банковском секторе. В этой связи усилились призывы к проведению государственных мер, направленных на предоставление субъектам экономической деятельности и домохозяйствам более дешевых долгосрочных кредитов. Примерами служат программа “7-20-25”, программа инвестирования 200 миллиардов тенге в облигации банков второго уровня и новая инициатива о выделении 600 миллиардов тенге на отраслевые программы. Понимая обоснованность мер по устранению барьеров и снижению стоимости заимствования, считаем, что мерам поддержки следует быть адресными и временными и финансироваться из бюджета, а не за счет средств НБРК или Пенсионного Фонда (ЕНПФ). Масштабы и время проведения также важны: кредитование начинает расти, и дополнительный толчок может стимулировать инфляцию. Субсидирование кредитования вызывает перекосы и противоречит стратегической задаче по сокращению роли государства в экономике. Также, обоснованность новых мер ослабляется достаточным наличием ликвидности в банках второго уровня. Поэтому, следует продолжить работу по усилению стабильности банковского сектора. Укрепление доверия к банкам снизит неопределенность и волатильность депозитов, обеспечив, таким образом, предоставление долгосрочной ликвидности реальной экономике.
Финансовый сектор
5. При помощи программы оздоровления банковского сектора (ПОБС) НБРК, была сохранена стабильность банковской системы. Капитализация, качество портфеля, ликвидность и прибыльность повысились. С учетом значительного объема списания проблемных кредитов, отмечается увеличение кредитования, в особенности физических лиц. В последние несколько месяцев НБРК обоснованно отозвал лицензии нескольких небольших банков по причине систематических нарушений пруденциальных требований. Однако, недавнее выделение дополнительной финансовой поддержки Цеснабанку вызывает озабоченность. Трудности, испытываемые Цеснабанком, привели к необходимости приобретения Фондом проблемных кредитов (ФПК) неработающих кредитов банка по номиналу на сумму 450 миллиардов тенге. Акционеры Цеснабанка сохранились, согласившись внести новый вклад в его уставный капитал. Согласно имеющейся информации, в настоящее время банк проходит через крайне необходимую комплексную реструктуризацию, включая усовершенствование управления кредитными рисками.
6. Решительное укрепление банковского сектора потребует последовательных усилий. На основе недавних изменений действующего законодательства, НБРК следует эффективно использовать свои новые надзорные полномочия, с переходом на надзор на основе рисков. Можно дать положительную оценку намерению НБРК дополнить надзор на основе рисков проведением внешней оценки качества активов (ОКА). ОКА – это ключевой инструмент по оценке достаточности капитала и определения дальнейших действий. Также, как было отмечено в прошлом, государственная поддержка банкам второго уровня оправдана только для системных дееспособных банков, при условии признания банком убытков до рекапитализации со стороны государства (чтобы избежать оказания финансовой помощи акционерам), а также на основании наличия эффективного плана реструктуризации и корпоративного управления, усиления поднадзорности и повышения прозрачности.
Рынки капитала
7. Открытие Международного финансового центра «Астана» (МФЦА) дает возможность углубить рынки капитала. Предполагается, что МФЦА станет местом первичного публичного размещения акций (IPO) нескольких крупных госпредприятий в период 2018-2020 гг. и начнет играть лидирующую роль на рынке государственных ценных бумаг. Работа двух фондовых площадок, с потенциально пересекающимся набором котируемых инструментов, сопряжена с риском путаницы и перекосов. Призываем все заинтересованные стороны (Правительство, НБРК, МФЦА, KASE) разработать четкое видение для работы и развития данного рынка. В это видение следует включить и пенсионные средства, по которым в настоящее время идут обсуждения о возврате к механизму частного управления пенсионными активами. Соответственно, полезным будет четкое заявление со стороны Правительства и НБРК по целям, принципам и планам в области пенсионных средств.
Налогово-бюджетная политика
8. В условиях экономического оздоровления правильно то, что после реализации широкомасштабных мер экономической поддержки 2014-2017 гг. (программы «Нурлы Жол» и «Нурлы Жер») и помощи банкам, фискальная политика направлена на корректировку и восстановление резервов. В 2018 году ожидается рост доходов, что отражает улучшение экономической обстановки, рост добычи и цен на нефть, а также меры по усовершенствованию администрирования и собираемости доходов. Расходы в целом останутся неизменным в номинальном выражении, что обеспечит снижение ненефтяного дефицита и рост сальдо Национального фонда (НФРК).
9. Продолжается консолидация бюджета 2019 года, при этом предусматриваются возможности для новых инициатив, объявленных Президентом в сентябре. Бюджет предполагает рост поступлений от НДС и корпоративного подоходного налога. Повышение ставок индивидуального подоходного налога для лиц с более высокими доходами было рассмотрено, но отложено из-за опасений уклонения от уплаты и снижения собираемости налога. В расходной части запланировано повышение заработных плат, а также рост социальных расходов и оказание поддержки МСБ, АПК и обрабатывающей промышленности. Бюджет соответствует планам по снижению дефицита и восстановлению резервов, заложенным в Концепции формирования и использования средств НФРК от 2016 года.
10. Поддерживая в целом направления политики, отраженные в законопроекте о бюджете, отмечаем, тем не менее, что смягчение курса в период 2019-2021 гг. относительно установленных ранее параметров – отражающее повышение заработных плат и отраслевую поддержку – происходит в период более высоких цен на нефть. Хотя среднесрочная консолидация будет продолжена, подобное смягчение вызывает опасения в связи с процикличностью этих мер политики и уязвимостью при изменении цен на нефть. Положительно оценивая амбициозные реформы государственных органов в сфере налогового администрирования, продолжаем констатировать преимущества, которые дает бо́льшая прогрессивность налогообложения. Выражаем обеспокоенность относительно низким уровнем капитальных расходов в будущем. Это может негативно сказаться на среднесрочных темпах роста. Переход к ГЧП в здравоохранении, образовании и других сферах может принести выгоды (инновации, услуги, снижение себестоимости), если проекты ГЧП будут тщательно разрабатываться и управляться в целях ограничения рисков. Следует продолжить работу по согласованию налогово-бюджетной политики с передовыми практиками, особенно в плане формирования бюджета и отчетности. Необходимо также усилить управление рисками и повысить прозрачность.
Структурные реформы
11. Государственные органы справедливо стремятся сократить участие государства и диверсифицировать экономику посредством улучшения деловой среды, повышения сервисной ориентированности и эффективности государственного управления, инвестирования в необходимую инфраструктуру (транспорт, ИКТ), а также путем реализации ГЧП. Эти меры представляют собой переход от существенной государственной поддержки последних лет. Для этого потребуется их решительная реализация. Приватизация продвигается, более 400 компаний были реализованы в период с 2016 года, еще сотни компаний находятся на стадии ликвидации. Для того, чтобы продемонстрировать приверженность заданному пути и укрепить доверие, ключевую роль сыграют высококачественные IPO «голубых фишек», государственных компаний в сфере природных ресурсов, электроэнергетики, транспорта и связи. Особое внимание следует уделить сельскому хозяйству: плохое управление рисками, неэффективность и высокий уровень задолженности в данном секторе оказывают давление на банки, в частности, Цеснабанк. Сектору необходимо трансформироваться, чтобы стать двигателем инвестиций, экспорта и роста. В общем и целом, структурные реформы следует направить на повышение привлекательности Казахстана для иностранных инвесторов.
Консультации в соответствии со статьей IV
12. Предлагаем, чтобы в 2019 году миссия сотрудников МВФ в соответствии со статьей IV Статей соглашения МВФ прошла в апреле или мае, с возможными направлениями обсуждений: дальнейшее усиление реализации денежно-кредитной политики и механизмов инфляционного таргетирования, последовательное оздоровление и углубление финансового сектора, бюджетная система, политика в сфере оплаты труда и конкурентоспособность. МВФ запустил новую инициативу для всех стран-членов по усилению государственного управления и снижению коррупционных рисков; миссия также уделит внимание данной тематике.
Заключительные положения
13. Государственные органы обоснованно осуществляют переход от сильной государственной поддержки экономике, которая была ответом на сложные экономические условия 2014-2017 гг. Рост цен на нефть обеспечил бóльшую свободу действий, но при этом повысил риск самоуспокоенности и проциклических политик. Проблемы: (i) дальнейшее развитие механизмов инфляционного таргетирования; (ii) решительное преодоление многолетней уязвимости казахстанских банков; (iii) сокращение налогово-бюджетной поддержки экономике при одновременном повышении ненефтяных доходов и улучшении качества расходов; (iv) работа с фискальными рисками (в том числе исходящих от внешних шоков, государственных гарантий, государственных предприятий , ГЧП, ФПК); (v) и диверсификация экономики и стимулирование появления новых источников роста частного сектора, особенно в сельском хозяйстве и сфере услуг. Государственные органы осознают данные проблемы и разработали соответствующие меры политики. Их реализация будет играть ключевую роль. Уровень сотрудничества с МВФ остается на отличном уровне, Фонд готов и далее предоставлять консультации в сфере государственной политики и оказывать техническую помощь в таких сферах, как денежно-кредитные операции, моделирование и коммуникационная работа, надзор и регулирование в банковском секторе, управление активами, налоговая политика и администрирование доходов, управление государственными финансами и налогово-бюджетная система, фискальные риски и прозрачность, а также ГЧП.

Таблица 1. Казахстан: отдельные экономические показатели, 2016–2022 гг.

2016

2017

2018

2019

2020

2021

2022

Прогноз

(Изменения в процентах за год)

Национальные счета и цены

Реальный ВВП

1.1

4.0

3.7

3.2

3.2

3.3

3.3

Реальный нефтяной ВВП

-1.2

10.7

3.1

1.2

1.1

1.1

1.1

Реальный ненефтяной ВВП

1.8

1.9

3.9

3.9

3.9

4.0

4.0

Реальное потребление

1.6

1.7

2.9

3.2

3.1

3.5

3.0

Реальные инвестиции

2.7

2.5

2.8

3.4

3.8

3.2

4.0

Реальный экспорт

-4.4

2.3

4.3

3.0

3.0

3.1

3.2

Реальный импорт

-1.9

-4.4

1.3

3.0

3.4

3.3

3.2

Разница фактического и потенциалного производства (% потенц. ВВП)

-1.8

-1.2

-0.7

-0.5

-0.3

0.1

0.5

Индекс потребительских цен (на конец периода)

8.5

7.1

6.2

5.5

4.4

4.3

4.0

Дефлятор ВВП

13.7

6.4

10.9

5.2

3.7

3.9

4.4

Официальный обменный курс (тенге к доллару США; на конец периода)

-1.8

-0.3

(Процент ВВП)

Общие государственные налогово-бюджетные счета

Доходы и гранты

16.1

18.8

20.2

21.0

21.4

21.1

21.0

Нефтяные доходы

4.1

6.2

7.5

7.5

7.6

7.0

6.4

Ненефтяные доходы

12.0

12.6

12.8

13.5

13.9

14.2

14.6

Включая: Подоходный налог

5.5

5.9

6.4

6.4

6.4

6.4

6.4

НДС

3.2

3.2

3.1

3.4

3.6

3.7

3.8

Расходы и чистое кредитование

21.5

25.2

19.6

18.9

19.1

19.0

19.0

Текущие расходы 1/

18.0

21.3

16.7

16.1

16.2

16.1

16.0

Включая : Оплата труда

2.9

2.7

2.6

2.8

2.9

2.8

2.9

Товары и услуги

6.1

6.2

4.0

4.0

4.0

4.0

4.0

Финансовая поддержка КГС, БВУ и ФПК

0.0

4.0

0.8

0.0

0.0

0.0

0.0

Чистые трансферты бюджетам другого уровня

0.0

0.0

1.6

1.6

1.6

1.6

1.6

Капитальные расходы

2.8

3.3

2.5

2.3

2.4

2.4

2.5

Общий фискальный баланс

-5.4

-6.5

0.6

2.1

2.3

2.2

2.0

За вычетом финансовой поддержки КГС и БВУ

-5.4

-2.5

1.4

2.1

2.3

2.2

2.0

Статистическая погрешность

-0.1

-2.0

0.0

0.0

0.0

0.0

0.0

Финансирование 2/

5.3

4.5

-0.6

-2.1

-2.3

-2.2

-2.0

Внутреннее финансирование

2.1

2.3

-0.1

-0.5

-0.5

-0.5

-0.5

Внешнее финансирование

1.6

0.4

0.2

0.1

0.1

0.1

0.1

НФРК (чистое)

1.7

1.8

-0.7

-1.7

-1.9

-1.8

-1.6

Валовой государственный долг (% ВВП)

19.7

20.8

18.1

16.3

14.8

13.4

12.0

Ненефтяной фискальный баланс (% ВВП)

-9.5

-12.7

-6.9

-5.4

-5.2

-4.8

-4.4

Ненефтяной фискальный баланс (% ненефтяного ВВП)

-11.8

-15.8

-9.1

-7.0

-6.6

-5.9

-5.3

Структурный ненефтяной фискальный баланс (% ненефтяного ВВП)

-12.0

-10.7

-9.0

-7.1

-6.8

-6.2

-5.9

(Изменение в процентах за год)

Кредитно-денежные счета 3/

Денежная база

8.7

7.3

7.0

8.1

7.0

7.7

7.9

Совокупная денежная масса

15.6

-1.7

2.4

10.1

8.1

8.5

9.2

Кредитование частного сектора

0.1

0.9

0.4

10.3

10.3

10.7

11.2

Кредитование частного сектора (% ВВП)

29.6

27.0

23.6

23.9

24.7

25.5

26.2

Учетная ставка НБК (на конец периода; %) 4/

12.0

10.3

9.3

(Миллиардов долларов США)

Внешние счета

Баланс текущего счета (% ВВП)

-6.5

-3.4

-0.7

-0.3

-0.4

-0.4

-0.4

Эспорт товаров и услуг

43.6

55.9

69.4

70.9

71.4

72.1

73.3

Нефть и газовый конденсат

19.3

26.6

37.1

37.4

36.2

35.1

34.5

Ненефтяной экспорт и услуги

24.3

29.3

32.3

33.5

35.2

37.0

38.9

Импорт товаров и услуг

39.1

43.0

45.9

47.0

48.5

50.1

51.5

Валовые резервы НБК (на конец периода)

29.7

30.7

30.2

31.1

32.1

33.1

34.1

Активы НФРК (на конец периода)

61.2

58.3

59.5

62.9

67.0

70.9

74.9

Общий внешний долг (% ВВП) 5/

119.0

104.9

96.8

94.6

93.2

91.0

88.1

За вычетом долгов между аффилированными компаниями (% ВВП)

42.9

39.6

36.1

35.9

36.8

37.0

36.6

Мемориальные счета:

Номинальный ВВП (миллиардов тенге)

46,971

51,967

59,790

64,912

69,489

74,579

80,417

Номинальный ВВП (изменение в процентах)

14.9

10.6

15.1

8.6

7.1

7.3

7.8

Номинальный ВВП (миллиардов долларов США)

137.3

159.4

183.8

195.3

209.1

224.4

242.0

Итого валовых трансфертов из НФРК (миллиардов долларов США)

8.3

10.2

8.0

6.9

6.0

6.0

6.0

Обменный курс (тенге к доллару; на конец периода) 6/

333.3

332.3

372.7

Баланс сбережений-инвестиций (% ВВП)

-6.5

-3.4

-0.7

-0.3

-0.4

-0.4

-0.4

Добыча сырой нефти, газового конденсата (млн. баррелей в день) 7/

1.62

1.79

1.85

1.87

1.89

1.92

1.94

Цена на нефть (долларов США за баррель)

42.8

52.8

69.4

68.8

65.7

63.1

61.3

Источники: Государственные органы РК и оценочные и прогнозные данные сотрудников МВФ.
1/ В 2015 г. включает трансферт КМГ в объеме 4,5 миллиардов долларов США (2,4% ВВП) для погашения внешнего долга.
В 2017 г. включает 6,4 миллардов долларов США (4% ВВП) поддержки банковскому сектору.
В 2018 г. включает выделение 450 миллиардов тенге (0,8% ВВП) Фонду проблемных кредитов (ФПК)
2/ Не квлючает поступления от IPO
3/ Формат кредитно-денежных счетов изменен в соотвествии со стандартной формой отчетности (СФО). Операции, проводимые НБК по поручению Правительства, в особенности операции по доверительному управлению НФРК, не включены. Кредитование частного сектора включает кредитование нефинансовых частных предприятий и других субъектов резидентского сектора (в основном, домохозяйств)
4/ Ставка рефинансирования в период до конца 2014 г. и базовая процентная ставка НБК с 2015 г. В 2018 г. последние имеющиеся наблюдения.
5/ Валовый долг, включая задолженность и другой краткосрочный долг.
6/ Последние имеющиеся наблюдения.
7/ На основе переводного коэффициента 7,6 баррелей на тонну.

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ: Ранда Эльнагар
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

ОУВС-гийн Захирлуудын зөвлөл Өргөтгөсөн санхүүжилтийн хөтөлбөрийн хүрээнд Монгол улсад хэрэгжүүлж буй хөтөлбөрийн Тав дахь үнэлгээг бүрэн дуусгаж, 36.22 сая ам.долларын санхүүжилтийг олгохоор боллоо

Source: IMF – News in Russian

19 ноября 2018 г.
Монгол улс нь Олон улсын валютын сангийн дэмжлэгтэй уг хөтөлбөрийг амжилттай үргэлжлүүлэн хэрэгжүүлж байгаа нь эдийн засгийн өндөр өсөлт гаргаж, төсвийн гол үзүүлэлтүүдийн зорилтыг давуулан биелүүлж байгаагаар харагдаж байна.
Активын чанарын үнэлгээгээр өөрийн хөрөнгийн дутагдалтай гарсан банкууд 2018 оны 12-р сарын эцэс гэхэд өөрийн хөрөнгийн дутагдлаа нөхөхөөр ажиллаж байна.
Улсын секторын болон гадаад өр өндөр хэвээр байгаа энэ үед эрх баригчид шинэчлэлийн хөтөлбөрийг тууштай хэрэгжүүлэх нь аливаа цочролыг даван туулах дархлааг бүрдүүлж, тогтвортой бөгөөд  хүртээмжтэй өсөлтийг хангахад нэн чухал юм.
ОУВС-гийн Захирлуудын зөвлөл Өргөтгөсөн санхүүжилтийн хөтөлбөр (ӨСХ)-ийн хүрээнд Монгол улсад гурван жилийн хугацаатай хэрэгжүүлж буй хөтөлбөрийн хэрэгжилтийн тав дахь үнэлгээгээ 2018 оны 10-р сарын 31-ний өдөр хийж  дуусгалаа.  Энэхүү үнэлгээг хийж дуусгаснаар Монгол улсад 26.2088 сая ЗТЭ (ойролцоогоор 36.22 сая ам.доллар)-ийн санхүүжилтийг нэмж олгохоор болж байгаа бөгөөд ингэснээр уг хөтөлбөрийн хүрээнд олгож буй нийт санхүүжилт 157.2454 сая ЗТЭ (ойролцоогоор 217.33 сая ам.доллар) болж байна. 
Хөтөлбөрийн хүрээн дэхь Монгол улсын гүйцэтгэл сайн үргэлжилсээр байна. 2018 оны 9-р сарын эцэст хүрсэн байх ёстой зорилтот тоон үзүүлэлтүүдийг хангах бодлогыг тууштай хэрэгжүүлж байгаа болон гадаад орчин таатай байсан нь эрх баригчдад дэмжлэг болж, улмаар төсвийн зорилтуудыг ихээхэн хэмжээгээр давуулан биелүүлсэн. Бүтцийн шинэчлэлүүдэд ахиц гарч байгаа ч зарим талаар удаашралтай байна.
Монгол улсад гурван жилийн хугацаатай олгох өргөтгөсөн санхүүжилт 2017 оны 5-р сарын 24-ний өдөр батлагдсан  бөгөөд энэ хүрээнд нийтдээ 314.5054 сая ЗТЭ буюу ойролцоогоор 434.3 сая ам.долларын зээл олгохоор анх тохирсон (Хэвлэлийн мэдээлэл No. 17/193-ыг харна уу) юм. ОУВС-гийн дэмжлэгтэйгээр хэрэгжих Засгийн газрын “Эдийн засгийг сэргээх хөтөлбөр” нь эдийн засгийг тогтворжуулах, төсвийн алдагдал болон өрийн хэмжээг бууруулах, гадаад валютын нөөцийг нөхөн бүрдүүлэх, тэлэлт-агшилтын мөчлөгийн нөлөөллийг багасгах арга хэмжээг шинээр нэвтрүүлэх, тогтвортой бөгөөд хүртээмжтэй өсөлтийг дэмжих зорилготой.
Уг хөтөлбөрийн үнэлгээг Захирлуудын зөвлөлөөр хэлэлцсэний дараа хурлыг даргалагч, Дэд тэргүүн ноён Мицухиро Фурусава дараах мэдэгдлийг хийлээ:
”ОУВС-гийн дэмжлэгтэй хэрэгжиж буй хөтөлбөрийн хүрээнд Монгол улс нь сайн ахиц дэвшлийг гаргасаар байна.  Түүхий эдийн экспорт таатай байж, итгэл үнэмшил сэргэн, хөтөлбөр сайн хэрэгжиж байгаа нь эдийн засгийн өсөлтийг хурдасгахад түлхэц болж, улмаар төсөв болон өрийн үзүүлэлтүүдийг сайжруулж байна. Төсвийн орлого огцом нэмэгдэж, зардал хяналттай байснаар төсвийн анхдагч тэнцэл ашигтай гарчээ. Түүнчлэн төлбөрийн тэнцэл дээр сүүлийн үед дарамт нэмэгдэж байгааг эс тооцвол, өмнө нь валютын нөөцийн зорилтыг давуулан биелүүлж  ирсэн нь тухайн улиралд гадаад валютын нөөцийн зорилтот түвшинг хангах боломжийг эрх баригчдад олгожээ.
“Санхүүгийн салбарын хувьд банкуудын активын чанарын үнэлгээ (АЧҮ)-ний дагуу шаардлагатай арга хэмжээг авахад анхаарлаа төвлөрүүлсээр байх учиртай. Холбогдох банкууд АЧҮ-ний үр дүнгээр тохируулах бичилтүүдийг хийж байгаа бөгөөд тэдгээрт газар дээрх хяналт шалгалтыг мөн хийж байна. Түүнчлэн өөрийн хөрөнгийн дутууг 2018 оны 12-р сарын эцэс гэхэд нөхөн бүрдүүлэхээр ажиллаж байна. Монгол банк нь энэ бүх үйл явцын туршид санхүүгийн салбарын тогтвортой байдлыг хангахад анхаарлаа төвлөрүүлсэн хэвээр байх болно.”
“Энэхүү ахицаас үл хамааран Монгол улс нь гадаад болон дотоод цочролд өртөмтгий хэвээр байна. Тиймээс одоогийн эдийн засгийн таатай нөхцөл байдлын давуу талыг ашиглан төсвийн болон гадаад солилцооны хамгаалалт (buffer)-ыг нэмэгдүүлэх, банкны салбарыг бэхжүүлэх, хөрөнгө оруулалтын таатай орчныг бүрдүүлэх нь нэн чухал байна. Түүнчлэн эрх баригчид цаашид нийгмийн халамжийн зардлуудыг хамгаалах, татварын удирдлага, зохицуулалтыг бэхжүүлж, улсын санхүүгийн удирдлагыг сайжруулахад үргэлжлүүлэн анхаарах шаардлагатай. Эрх баригчид энэхүү шинэчлэлийн хөтөлбөрийг тууштай хэрэгжүүлснээр цочролыг даван туулах дархлааг бүрдүүлж, тогтвортой, хүртээмжтэй өсөлтийг хангаж чадна”

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ:
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

Ветры перемен: доводы в пользу новой цифровой валюты

Source: IMF – News in Russian

Директор-распорядитель МВФ Кристин ЛагардФестиваль финансовых технологий в Сингапуре
14 ноября 2018 г.
ТЕКСТ, ПОДГОТОВЛЕННЫЙ ДЛЯ ВЫСТУПЛЕНИЯ
Введение
Доброе утро уважаемые гости, дамы и господа! Благодарю вас за возможность принять участие в этом важном мероприятии.
В Сингапуре часто бывает ветрено. Ветры здесь приносят перемены и создают возможности. Исторически, они позволяли кораблям заходить в его порт. Корабли пополняли запасы, ожидая окончания муссонов, смены сезонов.
«Перемены являются единственной постоянной», —писал древнегреческий философ Гераклит Эфесский.
Сингапур об этом знает. Вы знаете об этом. Именно в этом заключается подлинный дух Фестиваля финтеха — открывать двери для нового цифрового будущего, поднимать паруса для ветров перемен.
Однако перемены могут внушать страх, казаться дестабилизирующими и даже угрожающими. Это особенно справедливо для технологических изменений, которые нарушают наши привычки, рабочие места и социальное взаимодействие.
Важнейшая задача состоит в том, как использовать преимущества, управляя при этом рисками.
Когда речь идет о финтехе, Сингапур демонстрирует удивительную дальновидность, его можно считать регулятивной тестовой средой, где можно испытывать новые идеи. Отмечу его финансово-технологическую инновационную лабораторию, сотрудничество с крупнейшими центральными банками в сфере трансграничных платежей.
В этой связи я хотела бы сегодня утром сделать следующие три вещи:
Во-первых, сформулировать проблему с точки зрения меняющегося характера денег и революции финтеха.
Во-вторых, оценить роль центральных банков в этом новом финансовом ландшафте, особенно в предоставлении цифровой валюты.
В-третьих, изучить некоторые негативные аспекты и рассмотреть вопрос о том, как их свести к минимуму.
1. Меняющийся характер денег и революция финтеха
Позвольте начать с важнейшей проблемы, обсуждаемой сегодня, — с меняющегося характера денег.
Когда торговля носила местный характер и была сосредоточена вокруг городской площади, деньги в форме знаков, металлические монеты, были достаточными. Они были также эффективными.
Переход монет из рук в руки позволял совершать расчеты по сделкам. Если монеты были годными, что люди определяли осматривая, царапая или даже надкусывая их, не имело значения, в чьих руках они находились.
Но когда торговля перешла к перевозкам на кораблях, подобных тем, которые проходили через Сингапур, и преодолевала все большие расстояния, перемещение монет стало дорогостоящим, рискованным и обременительным.
Китайские бумажные деньги, введенные в IX веке, помогли, но их было недостаточно. Инновации привели к возникновению переводных векселей, бумажных документов, позволяющих торговцам, имеющим банковский счет в своем городе, получать деньги из банка в месте назначения.
Арабы именовали их «сакк», от него образовалось сегодняшнее слово «чек». Эти чеки, и банки, которые с ними были связаны, распространились по миру, первыми были итальянские банкиры и торговцы эпохи Возрождения. Другие примеры включают китайские векселя «шанси» и индийские инструменты «хунди».
Неожиданно стало важным, с кем вы имели дело. Был ли этот персидский купец законным владельцем того векселя? Заслуживал ли вексель доверия? Примет ли этот инструмент данный банк Шанцзи? Доверие приобрело крайне важное значение и государство стало гарантом этого доверия, предлагая поддержку ликвидности и надзор.
Почему этот краткий экскурс в историю актуален? Потому что революция финтеха ставит под сомнение две формы денежных средств, которые мы только что рассмотрели, монеты и депозиты в коммерческих банках. И она ставит под сомнение роль государства в предоставлении денег.
Мы находимся в поворотный момент истории. Вы, молодые и отважные предприниматели, собравшиеся здесь сегодня, не просто создаете новые услуги, вы, возможно, создаете новую историю. Мы все находимся в процессе адаптации.
Веет новый ветер, ветер цифровизации. В этом новом мире мы встречаемся в любом месте, в любое время. Мы обмениваемся информацией, услугами, даже эмодзи, моментально, … от партнера к партнера, от человека к человеку.
Мы плывем в мире информации, где данные являются «новым золотом», несмотря на растущую тревогу относительно защиты конфиденциальности и кибербезопасности. В мире, в котором поколение миллениалов создает новые методы работы нашей экономики с телефоном в руке.
Важнейший аспект заключается в том, что меняются сами деньги. Мы рассчитываем, что они будут более удобны и просты в использовании, и, возможно, даже будут выглядеть менее серьезно.
Мы ожидаем, что они будут интегрированы с социальными сетями, доступными для использования онлайн и между людьми, в том числе для микроплатежей. Безусловно, мы ожидаем, что они будут дешевыми и безопасными, защищенными от преступников и пытливых взоров.
Какая роль останется для наличных денег в этом цифровом мире? Уже в витринах заведений появляются вывески «Наличные не принимаем». Не только в Скандинавии, которая является образцом общества без наличных денег. В различных других странах спрос на наличные деньги также уменьшается, как отмечалось в недавнем исследовании МВФ. Кто будет через десять, двадцать, тридцать лет по-прежнему обмениваться бумажными купюрами?
Банковские депозиты также испытывают давление со стороны денежных средств в новых формах.
Отмечу новые специализированные платежные системы, которые предлагают электронные деньги, такие как Alipay и WeChat в Китае, PayTM в Индии и M-Pesa в Кении. Эти формы денег разработаны с учетом цифровой экономики. Они реагируют на потребности людей и на то, что требует экономика.
Даже криптовалюты, такие как биткойн, эфириум и рипл, претендуют на место в мире без наличных денег, они постоянно меняются в надежде предложить более стабильную стоимость и более быстрые и дешевые расчеты.
2. Доводы в пользу цифровых валют центральных банков
Позвольте мне теперь обратиться ко второму вопросу: роли государства (центральных банков) в этом новом денежно-кредитном пространстве.
Некоторые предлагают, чтобы государство не вмешивалось.
Поставщики электронных денег утверждают, что они сопряжены с меньшим риском, чем банки, потому что они не предоставляют деньги взаймы. Вместо этого они хранят клиентские денежные средства на депозитарных счетах и просто урегулируют платежи в рамках своих сетей.
Со своей стороны, эмитенты криптовалют стараются обеспечить доверие благодаря технологии. Поэтому если они прозрачны, а вы искушены в технологии, то вы, возможно, доверяете их услугам.
Однако я еще не совсем убеждена. Надлежащее регулирование этих структур останется основой доверия.
Должны ли мы идти дальше? Следует ли государству оставаться активным участником рынка денег, помимо его регулирования? Следует ли ему заполнить вакуум, оставшийся после уменьшения значения наличных денег?
Более конкретно, следует ли центральным банкам эмитировать денежные средства в новой цифровой форме? Гарантированный государством токен или, возможно, счет, открытый непосредственно в центральном банке, доступный для физических лиц и компаний для розничных платежей? Бесспорно, депозиты в коммерческих банках уже являются цифровыми. Но цифровая валюта будет обязательством государства, подобно наличным деньгам, а не частной фирмы.
Это не научная фантастика. Различные центральные банки по всему миру всерьез рассматривают эти идеи, в том числе в Канаде, Китае, Швеции и Уругвае. Они охотно принимают перемены и новое мышление, как и сам МВФ.
Сегодня мы выпускаем новый документ [1] о доводах «за» и «против» цифровой валюты центрального банка, или, для краткости, «цифровой валюты». Основное внимание уделяется внутренним, а не трансграничным эффектам цифровой валюты. Эта работа размещена на веб-сайте МВФ.
Я считаю, что нам следует рассмотреть возможность выпускать цифровую валюту. Государству, возможно, предстоит сыграть роль в предоставлении денег для цифровой экономики.
Эта валюта могла бы отвечать целям общественной политики, таким как: (i) расширение доступа к финансовым услугам, (ii) безопасность и защита потребителей; обеспечение того, что частный сектор не может предоставить: (iii) конфиденциальность данных в процессе платежей.
a) Расширение доступа к финансовым услугам
Позвольте мне начать с расширения доступа к финансовым услугам, в этой сфере цифровая валюта подает большие надежды благодаря ее способности достичь людей и предприятий в отдаленных и маргинализованных регионах. Нам известно, что банки не очень торопятся обслуживать бедное или сельское население.
Это имеет критически важное значение, поскольку наличные деньги в этом случае могут не быть приемлемым вариантом. Если большинство людей станет использовать деньги в цифровой форме, инфраструктура для наличных денег ухудшится и оставит позади живущих на периферии.
Можно ли субсидировать использование наличных в этих районах? Но это означает, что экономическая жизнь на периферии станет изолированной от центра.
Конечно, предложение цифровой валюты необязательно является единственным ответом. Могут существовать возможности для того, чтобы государственные органы поощряли решения на основе частного сектора за счет предложения финансирования или улучшения инфраструктуры.
a) Безопасность и защита потребителей
Вторым преимуществом цифровой валюты является безопасность и защита потребителей. Это, в действительности, аргумент относительно Давида и Голиафа. В былые времена монеты и бумажные банкноты, возможно, ограничивали доминирующее положение крупных фирм, занимающихся международными платежами, — банков, клиринговых палат и операторов сетей. Просто благодаря тому, что они предлагали недорогую и широкораспространенную альтернативу.
Без наличных денег в руках небольшого числа крупнейших частных платежных систем может оказаться чрезмерная власть. Ведь платежи естественным образом тяготеют к монополиям — чем больше людей вы обслуживаете, тем дешевле и полезнее этот сервис.
Начнем с того, что частные фирмы могут недостаточно инвестировать в безопасность, если они не полностью оценивают издержки для общества в результате неплатежа. Устойчивость также может пострадать — при наличии в цепочке платежей лишь нескольких звеньев система может перестать работать, если одно из этих звеньев разорвется. Упомяну кибератаку, сбой, банкротство или уход фирмы с местного рынка.
Регулирование может не полностью устранить эти негативные аспекты. Цифровая валюта может обеспечивать преимущества в виде резервного средства платежа. Она может повысить конкуренцию, предлагая недорогую и действенную альтернативу, как и раньше ее предшественница, старая надежная бумажная банкнота.
b) Конфиденциальность
Третье преимущество цифровой валюты, которое я хотела бы подчеркнуть, относится к сфере конфиденциальности данных. Наличные деньги, конечно, допускают анонимные платежи. Мы пользуемся наличными для защиты конфиденциальности по уважительным причинам: например, во избежание риска хакинга и составления клиентского досье.
Рассмотрим простой пример. Представьте, что люди, покупающие пиво и замороженную пиццу, имеют более высокий коэффициент дефолта по ипотечным кредитам, чем граждане, приобретающие органическую капусту брокколи и родниковую воду. Что можно сделать, если хочется пива и пиццы, но вы не хотите снижать кредитный рейтинг? Сегодня вы можете заплатить наличными. А завтра? Будет ли находящаяся в частной собственности система платежей подталкивать вас к прилавку с брокколи?
Придут ли центральные банки на выручку и предложат ли полностью анонимную цифровую валюту? Конечно, нет. Это создало бы райские условия для преступников.
3. Негативные аспекты банковских цифровых валют
Это подводит меня к третьей теме — негативным аспектам цифровой валюты. Очевидными являются риски для добросовестности финансовых операций и финансовой стабильности. Но я хотела бы также выделить риски сдерживания инноваций, которых вы как раз хотели бы избежать.
Мой основной тезис состоит в том, что мы должны преодолевать эти риски творческим образом. Как мы могли бы их уменьшить, разработав цифровую валюту новыми и новаторскими методами? Технологии предлагают для этого очень широкие возможности.
a) Риски для добросовестности финансовых операций
Давайте вернемся к компромиссному выбору между конфиденциальностью данных и добросовестностью финансовых операций. Можно ли найти компромиссное решение?
Центральные банки должны разработать цифровую валюту таким образом, чтобы личности пользователей были быть подтверждены за счет процедур надлежащей проверки клиента, а операции регистрировались. Но при этом личности пользователей не разглашались бы третьим сторонам или органам государственного управления, если это не требуется законом. Поэтому когда я покупаю пиццу и пиво, супермаркет, банк и маркетологи не знали бы, кто я. Государство, возможно, тоже не знало бы, по крайней мере, по умолчанию.
Вместе с тем, системы борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма могли бы функционировать на втором плане. При возникновении подозрения завесу анонимности можно было бы снять и провести расследование.
Такой механизм будет благоприятным для пользователей, плохим для преступников и лучшим для государства по сравнению с наличными деньгами. Безусловно, сохраняются проблемы. Моя цель на данном этапе состоит в том, чтобы призвать к дальнейшему изучению.
b) Риски для финансовой стабильности
Второй риск связан с финансовой стабильностью. Цифровые валюты могут усугубить давление на банковские депозиты, которое упоминалось ранее.
Если цифровые валюты в достаточной степени схожи с депозитами коммерческих банков, поскольку они очень безопасны, могут храниться без ограничений, допускать платежи на любые суммы, возможно, даже выплачивать проценты, то зачем вообще держать банковские счета?
Но банки не являются пассивными наблюдателями. Они могут конкурировать, предлагая более высокий процент и более совершенные услуги.
Что можно сказать о риске массового изъятия вкладов из банков? Он существует. Но учтите, что люди бегут снимать деньги, когда они считают, что наличные достанутся тем, кто пришел раньше, — кто раньше встаёт, тому бог подаёт. Вместо этого, цифровая валюта, поскольку ее распределять легче, чем наличные, может внушить доверие даже человеку, который остался лежать на диване!
Кроме того, если вкладчики устремляются за иностранными активами, они также будут избегать цифровой валюты. Во многих странах уже есть ликвидные и безопасные активы, к которым можно устремиться, скажем, паевые фонды, инвестирующие только в государственные облигации. Поэтому вопрос о том, действительно ли цифровые валюты нарушат финансовую стабильность, остается открытым.
c) Риски для инноваций
Если цифровая валюта станет слишком популярной, то она, парадоксально, может препятствовать инновациям. В чем состоит ваша роль, если центральный банк предлагает полный комплекс услуг, от электронного кошелька до токена и услуг по окончательной обработке расчетов?
Что если вместо этого центральные банки вступят в партнерство с частным сектором (банками и другими финансовыми организациями) и скажут: вы взаимодействуете с клиентом, храните их активы, предлагаете проценты, консультации, ссуды. Но когда придет время осуществлять операцию, мы берем это на себя.
Это партнерство может принимать различные формы. Банки и прочие финансовые организации, включая стартапы, могут управлять цифровой валютой. В значительной мере это схоже с тем, как банки сейчас распределяют наличные деньги.
Или физические лица могут держать обычные депозиты в финансовых организациях, но расчеты по операциям в конечном итоге будут проводиться в цифровой валюте между организациями. Аналогично тому, что имеет место сегодня, но за долю секунды. Почти бесплатно. В любое время.
Преимущество очевидно. Ваш платеж будет моментальным, безопасным, дешевым и потенциально наполовину анонимным. Как вы хотели. А центральные банки сохранят прочную основу в сфере платежей. Кроме того, они обеспечат более равные условия для конкуренции и платформу для инновации. В то же время ваш банк или такие же предприниматели обеспечили бы более удобное для клиентов взаимодействие на основе применения новейших технологий.
Иными словами, центральный банк сосредоточивает внимание на своем сравнительном преимуществе (окончательная обработка расчетов), а финансовые организации и стартапы свободно могут концентрировать усилия на том, что у них лучше получается — на взаимодействии с клиентами и инновациях. Это — лучший образец государственно-частного партнерства.
Заключение
Позвольте мне сделать заключение. Сегодня утром я попыталась изложить доводы в пользу цифровой валюты.
Эти доводы основаны на новых и меняющихся требованиях к деньгам, а также важнейших целях общественной политики. Мой основной вывод состоит в том, что хотя аргументы в пользу цифровой валюты не являются универсальными, мы должны их изучить дополнительно, серьезно, тщательно и творчески.
На более глубоком уровне речь идет о переменах — готовности к переменам, принятии перемен, формировании перемен.
Технологии меняются, и мы тоже должны меняться. В противном случае мы останемся последним листком на мертвой ветке, тогда как другие решили улететь с ветром.
В мире финтеха нам необходимо регулировать перемены, чтобы он был справедливым, безопасным, эффективным и динамичным. Такова была цель «Балийской программы в области финансовых технологий», принятой МВФ и Всемирным банком в октябре этого года.
Когда ветры перемен ускорятся, что будет ориентиром в нашем путешествии? Капитаны, плывшие через Сингапурский пролив, ориентировались на Полярную звезду.
А сегодня? Завтра?
Я предлагаю ориентироваться на девочку. Бесстрашную девочку. Если вам повезет, вы сможете увидеть ее лично в финансовом районе Нью-Йорка.
Она решительна. Смела. Уверена в себе. Она смотрит вперед, в будущее, с твердостью и решимостью — в будущее, которое она будет формировать, с широко открытыми глазами, охотно и настойчиво.
Я слышу, как она призывает плыть вперед. Я не боюсь. Что касается меня, то я не боюсь.
Спасибо за внимание!

[1] Документ персонала МВФ для обсуждения «Освещение цифровой валюты центрального банка», опубликован сегодня на нашем веб-сайте.

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

Как странам сократить долг и сохранить рост

Source: IMF – News in Russian

Амман, Иордания (фото: Leonid Andronov / Alamy Stock Photo).Как странам сократить долг и сохранить рост

Анастасия Гущина и Боаз НандваДепартамент стран Ближнего Востока и Центральной Азии

13 ноября 2018 г.
«Хорошо продуманные реформы государственных финансов могут помочь директивным органам сокращать долг, при этом сохраняя рост и защищая наиболее уязвимые группы населения», — сказал Джихад Азур, Директор Департамента стран Ближнего Востока и Центральной Азии МВФ.

Связанные ссылки:

Ужесточение мировых финансовых условий сделало более актуальным сокращение дефицитов бюджета и долга в странах Ближнего Востока и Центральной Азии. Наблюдавшийся в последние годы рост долга, уровень которого в настоящее время превышает 50 процентов ВВП почти в половине стран региона, требует принятия срочных мер. Если государства не прислушаются к этому призыву, они будут вынуждены тратить все большую долю своих бюджетов на процентные платежи и погашение долга, а не на способствующие экономическому росту важнейшие инвестиции в физический и человеческий капитал.
В то же время, ввиду быстро увеличивающейся численности трудовых ресурсов и высокого уровня безработицы, особенно среди молодежи и женщин, регион нуждается в более высоком и более инклюзивном росте. Перспектива ежегодного трудоустройства 5 миллионов новых работников кажется особенно сложной для стран региона Ближнего Востока, Северной Африки, Афганистана и Пакистана (БВСАП), учитывая, что каждый пятый молодой человек там уже не имеет работы.
Часто считается, что меры, сокращающие бюджетный дефицит, сдерживают экономический рост. Однако существуют определенные подходы к экономической политике, которые страны могут использовать для эффективного решения обеих задач, что находится в центре внимания одной из глав последнего выпуска издания «Перспективы развития региональной экономики: Ближний Восток и Центральная Азия» .

Уроки, извлеченные из опыта стран по сокращению дефицитов
Когда государства сокращают расходы или повышают налоги, существует опасение, что от этого пострадают наиболее уязвимые слои общества. Для обеспечения того, чтобы налогово-бюджетная политика направляла экономику на траекторию развития по «добродетельному кругу» одновременного повышения как темпов ее роста, так и ее справедливости, бюджетные реформы должны быть тщательно продуманными с точки зрения защиты малоимущих слоев населения. Действительно, в результате преодоления бедности у людей увеличивается производительность и покупательная способность, снижается уровень преступности и сокращается число конфликтов, то есть повышается долгосрочный экономический потенциал страны. Таким образом, эти две концепции — рост и справедливость — являются тесно взаимосвязанными.
Опыт показывает, что в то время, как объемы средств, необходимые для достижения устойчивости долговой ситуации, различаются в зависимости от страны, для обеспечения роста и справедливости важно то, каким образом государства сокращают расходы или увеличивают поступления в бюджет. Страны, которые сократили дефицит и при этом сумели сохранить государственные инвестиции, имели более высокие темпы роста и более равномерное распределение доходов. Государства, осуществившие реформы в области субсидий и заработной платы в государственном секторе и которые включили в число приоритетов социальные расходы (на образование, здравоохранение, системы социальной защиты), добились более высоких долгосрочных темпов роста и большего равенства доходов. Исследования региона БВСАП показали, что каждый доллар государственных средств, перенаправленный с энергетических субсидий на производственные инвестиции, дает два доллара дополнительного прироста в долгосрочной перспективе. Кроме того, государства, которые сочетали сокращение расходов с проведением более широких налогово-бюджетных реформ в целях повышения собираемости налогов, получали выгоды, имеющие более долгосрочный характер, чем те страны, которые использовали односторонние меры.

Сокращают ли страны БВСАП и КЦА дефициты благоприятствующим экономическому росту образом?
В течение последних трех лет большинство стран региона БВСАП и региона Кавказа и Центральной Азии (КЦА) сочетали меры по сокращению расходов и стимулированию увеличения доходов, направленные на снижение дефицита, однако эти реформы не всегда благоприятствовали росту.
Например, экспортеры нефти в регионе БВСАП, такие как Бахрейн и Иран, в основном смогли защитить капитальные расходы и реформировать субсидии. Однако эти страны не смогли существенно повысить собираемость налогов, что угрожает долговечности положительных эффектов.
В то же время импортерам нефти в регионе БВСАП, таким как Тунис, удалось мобилизовать налоговые доходы, но это достижение было частично нивелировано повышением субсидий в результате роста цен на нефть, поскольку реформы субсидий еще не были завершены. Более того, несмотря на серьезные недостатки инфраструктуры, расходы в этой области в странах — импортерах нефти региона БВСАП, таких как Джибути и Мавритания, сильно сократились.
Что теперь следует делать странам?
В регионе БВСАП, особенно в странах —экспортерах нефти, существует потребность в увеличении налоговых поступлений в тех областях, где наблюдается отставание от сопоставимых стран с формирующимся рынком. Экспортеры нефти БВСАП собирают менее 10 процентов ВВП в виде не связанных с нефтью налоговых поступлений, что составляет менее половины от среднего уровня в странах с формирующимся рынком, составляющего около 20 процентов ВВП. У стран есть возможность сократить щедрые льготы корпорациям по уплате налогов, существующие, например, в Иордании, которые благоприятствуют не малым и средним предприятиям, а крупному бизнесу; повысить степень прогрессивности налоговых систем (например, в Иордании и Иране); и расширить налоговую базу, в том числе в Бахрейне и Египте. Государства могли бы также сосредоточиться на достижении более справедливого распределения налогового бремени, в том числе путем увеличения налогов на богатство (таких как налоги на имущество, наследование, прирост капитала, дивиденды и проценты) и постепенной замены более регрессивных и дорогостоящих пошлин и сборов индивидуальным подоходным налогом.
Что касается расходной части, директивным органам следует закладывать в бюджет возможное увеличение расходов на обслуживание долга и повышать качество расходов. В то же время необходимы меры для увеличения или, по крайней мере, сохранения объема инвестиций в физический и человеческий капитал. Это означает, что необходимы дополнительные усилия для сокращения расходов на заработную плату в государственном секторе в таких странах, как Алжир, Кувейт и Тунис. Завершение реформирования расточительных субсидий и трансфертов, которые приносят непропорционально большую выгоду богатым, позволит государствам увеличить социальные расходы, которые в регионе БВСАП составляют лишь треть от среднего уровня стран с формирующимся рынком.
У стран региона КЦА есть возможности для совершенствования процессов государственных закупок и надзора за государственными предприятиями в целях сохранения бюджетных ресурсов и минимизации бюджетного риска. Что касается доходной части, существует возможность повысить долю корпоративных налогов в общих доходах так, чтобы они больше соответствовали ставкам подоходного налога для физических лиц.
И наконец, что касается всех стран, для обеспечения того, чтобы расходы на инфраструктуру приводили к инклюзивному росту, следует уделять пристальное внимание системе управления государственными инвестициями, включающей предварительный анализ, отбор и оценку проектов. Повышение прозрачности и укрепление подотчетности сектора государственного управления будут способствовать сокращению масштабов коррупции и незаконного присвоения государственных ресурсов, а также помогут увеличить налоговые поступления. Улучшение восприятия подотчетности сектора государственного управления приведет к снижению стоимости заимствования как для государственного, так и для частного сектора, тем самым еще больше стимулируя инвестиции и экономический рост.

MIL OSI