Орловский полицейский занял первое место на соревнованиях специалистов-кинологов

MIL OSI – Source: Russian Federation Ministry of Internal Affairs –

Headline: Орловский полицейский занял первое место на соревнованиях специалистов-кинологов

Орловский начальник отделения ЦКС УМВД России по Орловской области полицейский-кинолог майор полиции Михаил Ознобишин с немецкой овчаркой по кличке Принц занял 1-е место по общерозыскному профилю.

Соревнования проводились при поддержке Белгородского регионального Общества «Динамо». В них приняли участие шесть команд. За лидерство не только сотрудники белгородской полиции, но и представители других ведомств области и соседних регионов: команда Белгородской таможни, Управления исполнения наказания по Белгородской области и пограничного управления ФСБ России по Белгородской и Воронежской областям, а также специалисты из Орловской области. 

Победителей и участников соревнований поздравил временно исполняющий обязанности начальника УМВД России по Белгородской области Владимир Жигайло.

Первое место по общерозыскному профилю занял начальник отделения ЦКС УМВД России по Орловской области майор полиции Михаил Ознобишин с немецкой овчаркой по кличке Принц. Еще одна представительница орловской полиции также достойно представила свою область.  В поиске и обнаружении наркотических веществ второе место заняла  инспектор-кинолог ЦКС УМВД России по Орловской области старший лейтенант полиции Екатерина Беззубик с немецкой овчаркой Ватра

Победители в каждом из видов отправятся в сентябре на Всероссийский чемпионат специалистов – кинологов МВД России.

© Multimedia Investments Ltd Terms of Use/Disclaimer.

Daily News 30 / 05 / 2016

MIL OSI – Source: European Union –

Headline: Daily News 30 / 05 / 2016

More transparent and balanced interest representation: Commission adopts new expert group rules

Today, the Commission has adopted new rules on how it selects the advisory expert groups which provide external expertise to help inform the policy-making process. The Decision provides a single set of rules and principles aimed at increasing transparency, avoiding conflicts of interest and ensuring a balanced representation of interests. The new rules are binding on all Commission departments. First Vice-President Frans Timmermans said: “When we design rules and policies we need the help of outside expertise to help us get it right. Citizens rightly expect this to be done in a transparent and balanced way. Thanks to the measures we are taking today, the Commission will benefit from high quality expertise while avoiding possible conflicts of interests, and the public will be able to hold us to account. Today’s decision follows fruitful consultations with Members of the European Parliament, the European Ombudsman and representatives of civil society organisations, who are key partners in delivering a transparent approach to EU policy-making. This is another step forward in changing the way ‘Brussels’ works.” More information is available in this Press Release, and the Commission Decision and its Annexes and Communication are also available online. (For more information: Natasha Bertaud – Tel.: +32 229 67456; Tim McPhie – Tel.: +32 229 58602)

 

The Urban Agenda for the EU: European cities get their say in EU policy making

Today, the Commission is taking part in the informal meeting in Amsterdam of the 28 Ministers in charge of urban matters, along with representatives from other EU Institutions and representatives of European cities, on the Urban Agenda for the EU. The aim of today’s meeting is to endorse the ‘Pact of Amsterdam’ which establishes the Urban Agenda for the EU and lays out its key principles. At the heart of the Urban Agenda for the EU will be the development of 12 partnerships on identified urban challenges such as the social inclusion of migrants, air quality, urban poverty or affordable housing. The partnerships will allow cities, Member States, EU Institutions and stakeholders, such as NGOs and business partners, to work together on an equal basis to find common ways to improve urban areas in the European Union. A press release and an infographic on the main features of the Urban Agenda are available online. A press conference is organised in Amsterdam at 15:50 with Dutch Interior Minister Ronald Plasterk, Committee of the Regions President Marku Markkula and Commissioner for Regional Policy Corina Creţu, which you can follow live here. (For more information: Jakub Adamowicz – Tel.: +32 229 50595; Sophie Dupin de Saint-Cyr – Tel.: +32 229 56169)

EUROSTAT: 7 citadins sur 10 âgés de 20 à 64 ans ont un emploi

Regroupant une part importante de la population âgée de 20 à 64 ans dans l’Union européenne (UE), les villes peuvent être vues comme étant à la fois la source et la solution de nombreux défis économiques, sociaux et environnementaux actuels. Parmi les citadins de l’UE âgés de 20 à 64 ans, 70% avaient un emploi. Par ailleurs, le risque de pauvreté ou d’exclusion sociale touchait environ 24% de l’ensemble des citadins. Aujourd’hui, les ministres de l’UE responsables des affaires urbaines se rencontrent pour approuver le Pacte d’Amsterdam, établissant un Agenda urbain pour l’UE. Commissaire à l’emploi, aux affaires sociales, aux compétences et à la mobilité des travailleurs, Marianne Thyssen, a commenté: “Bien que les villes soient une grande source de création d’emploi et d’opportunités, 1 citadin sur 4 est en risque de pauvreté et d’exclusion sociale dans l’Union européenne. Ces statistiques montrent qu’on doit continuer à renforcer la dimension sociale de l’UE, afin de combattre la pauvreté et de construire une société inclusive et cohésive. Il y a quelques mois, nous avons lancé un dialogue sur le Socle européen des Droits sociaux, avec les Etats-Membres, les partenaires sociaux, les parties prenantes et les citoyens, justement dans l’optique d’atteindre ce but.” À cette occasion, Eurostat, l’office statistique de l’Union européenne, publie des données sur la population, l’emploi et le risque de pauvreté dans les villes. De plus amples données sont disponibles sur le site web d’Eurostat. Une publication phare fournissant un portait détaillé du développement urbain et de la vie urbaine en Europe sera diffusée en septembre. Un communiqué de presse d’EUROSTAT est disponible en ligne. (Pour plus d’informations: Christian Wigand– Tel.: +32 229 62253; Sara Soumillion – Tel.: + 32 229 67094)

European Commission appoints new Heads of European Commission Regional Offices in Bonn, Germany, and in Marseille, France

The European Commission has appointed Mr Jochen Pöttgen and Mr Alain Dumort as the new Heads of the European Commission’s Regional Offices in Bonn, Germany, and in Marseille, France respectively. They will take up their duties on 1 June 2016. Mr Pöttgen, a German national, brings 20 years of experience notably in the fields of Trade and Human Resources management as well as in communication. Since September 2014, he has been International Relations Officer responsible for Diplomatic Trade Relations with third countries, at the Commission’s Directorate-General (DG) for Trade. He was awarded a degree in political sciences, with specialisation in Economics at the University of Florence, Italy. He speaks fluently German, English, French, Italian and Spanish. Mr Dumort, a French national, has 16 years of Commission experience, particularly in the area of media and communications. Since January 2015, Alain Dumort has been the Head of Unit responsible for Corporate Communication Contracts and Services at the DG for Communication. After five years as Chief Executive Officer of the Bureau d’Etudes Techniques, Economiques et Prospectives, specialised in energy market modelling (Grand-Duchy of Luxemburg), in 1990, Mr Dumort started at the European Commission as an economist and Principal Administrator at the DG for Telecommunications, Information Market and Research. In 2005, Mr Dumort was also the Acting Director for Communication, Media and Services. The Commission has its Representations in all 28 EU Member States as well as Regional Offices in Barcelona, Belfast, Bonn, Cardiff, Edinburgh, Marseille, Milan, Munich and Wrocław. The Representations report to the Commission’s headquarters on significant developments in the Member States. A complete press release for Mr Jochen Pöttgen is available online, also in DE and FR; and for Mr Alain Dumort – in FR, EN and DE. (For more information: Mina Andreeva – Tel.: +32 229 91382; Alexander Winterstein – Tel.: +32 229 93265)

 

ANNOUNCEMENTS

 

High Representative / Vice-President Mogherini visits Saudi Arabia on 30-31 May

High Representative / Vice-President Federica Mogherini will visit the Kingdom of Saudi Arabia on 30-31 May. During her visit in Jeddah, she will meet with the Minister of Foreign Affairs Adel bin Ahmed Al-Jubeir, with whom she will discuss a broad spectrum of issues including the development of bilateral relations, regional security challenges, the fight against terrorism and radicalization, and human rights. The HR/VP will also meet with the Secretary-General of the Gulf Cooperation Council, Abdullatif bin Rashid Al Zayani as well as with representatives of Saudi women and the Saudi business community. While in Jeddah, she will also meet with the Minister of Foreign Affairs of the United Arab States, Sheikh Abdullah Bin Zayed Al-Nahyan. (For more information: Catherine Ray – Tel.: +32 229 69921; Nabila Massrali – Tel.: +32 229 69928)

Commissioner Avramopoulos in Lisbon to launch the 21st European Drugs Report

Tomorrow, Commissioner Avramopoulos will be in Lisbon to launch the 2016 European Drugs Report produced by the European Monitoring Centre for Drugs and Drug Addiction (EMCDDA). Ahead of the launch of the Report, Commissioner Avramopoulos said: “Europe faces a growing problem with drugs. The 2016 European Drug Report will provide important evidence on current trends and is a helpful tool for European policymakers to shape policies and actionsto reduce drug-related harm.” The report will offer a top-level analysis of the latest trends in drug supply, drug use prevalence, prevention, treatment, and policy across the 28 EU Member States, Turkey and Norway.  A joint press conference with Commissioner Avramopoulos and EMCDDA’s Director, Alexis Goosdeel will take place tomorrow at 10am and will be broadcast by Commissioners Navracsics and Oettinger represent the Commission at Education, Youth, Culture and Sport Council 

Commissioner Navracsics will represent the Commission at the meetings of Youth and Education Ministers taking place today and at the meeting of Sport Ministers tomorrow afternoon to discuss the role of good governance in sport at the EU and national level. The Council is also expected to adopt conclusions on enhancing the integrity, transparency and good governance of major sport events. The debate corresponds to the Commission’s policy priorities in the area of sport, and the second European Week of Sport in September will include a major conference on good governance. The importance of youth and education policies in the fight against the threat of violent radicalisation will be the main focus of Education and Youth Ministers who will hold a joint debate on the subject over lunch. Modernising higher education will also be discussed. Finally, Commissioner Navracsics will indicate the main goals of the New Skills Agenda which the Commission will present shortly. Commissioner Oettinger will represent the Commission at the meetings of Culture Ministers tomorrow morning. He will notably present the revision of EU audiovisual media rules that has just been adopted by the Commission (press release) as part of the Digital Single Market strategy. (For more information: Nathalie Vandystadt – Tel.: +32 229 67083; Joseph Waldstein – Tel.: +32 229 56184, Marie Frenay – Tel.: +32 229 64532)

Upcoming events of the European Commission (ex-Top News)

© Multimedia Investments Ltd Terms of Use/Disclaimer.

European Commission appoints new Head of European Commission Regional Office in Marseille, France

MIL OSI – Source: European Union –

Headline: European Commission appoints new Head of European Commission Regional Office in Marseille, France

European Commission appoints new Head of European Commission Regional Office in Marseille, France

The European Commission appointed Alain Dumort as the new Head of the European Commission’s Regional Office in Marseille (France). He will take up office on 1 June 2016 bringing 16 years of Commission experience in the area of media and communications to the post. Since January 2015, Alain Dumort has been the Head of Unit responsible for Corporate Communication Contracts and Services at the Directorate-General for Communication.

He was awarded a ‘Diplôme d’Etudes Approfondies’ in Energy Economics and Natural Resources from Grenoble University (1983), a Teacher national certificate (C.A.P.E.S) in Economics and Social Sciences the same yearand a diploma in Political Science at the Institut d’Etudes Politiques, Grenoble-Paris (1982). He started his career in 1983 as aResearcher and Assistant teacher in Natural Resources Economics in Grenoble and Brussels (ULB) Universities.

After five years asChief Executive Officer of the Bureau d’Etudes Techniques, Economiques et Prospectives, specialised in energy market modelling (Grand-Duchy of Luxemburg), Alain Dumort started at the European Commission in 1990 as an economist and Principal Administrator at the Directorate-General Telecommunications, Information Market and Research.

In 2000, Alain Dumort was appointed Head of Unit responsible for Communication at the Directorate-General Education and Culture. Since then he has assumed several responsibilities as Head of Unit at the Directorate-General Communication. He was responsible forthe Audio-visual Service of the European Commission, Communication Strategies as well as Media Networks and the Communication Market in the Directorate-General for Communication. In 2005, Alain Dumort was also Acting Director for Communication, Media and Services.

Background

The Commission has Representations in all 28 EU Member States as well as Regional Offices in Barcelona, Belfast, Bonn, Cardiff, Edinburgh, Marseille, Milan, Munich and Wroclaw. The Representations are the Commission’s eyes and ears, and speak on behalf of the Commission on the ground in all EU Member States. They interact with national authorities and stakeholders and inform the media and the public about EU policies. The Representations report to the Commission’s headquarters on significant developments in the Member States.

For more information

http://ec.europa.eu/france/index_fr.htm                                                                                        

© Multimedia Investments Ltd Terms of Use/Disclaimer.

European Commission appoints new Head of European Commission Regional Office in Bonn, Germany

MIL OSI – Source: European Union –

Headline: European Commission appoints new Head of European Commission Regional Office in Bonn, Germany

European Commission appoints new Head of European Commission Regional Office in Bonn, Germany

The European Commission appointed Mr Jochen Pöttgen as the new Head of the European Commission Regional Office in Bonn (Germany). He will take up duties on 1 June 2016.

Mr Pöttgen brings 20 years of experience notably in the fields of Trade and Human Resources management, as well as in communication, to this post. Since September 2014 he has been International Relations Officer responsible for Diplomatic Trade Relations with third countries, at the Commission’s Directorate-General for Trade.

He was awarded a degree in political sciences, with specialisation in Economics at the University of Florence, Italy. He speaks fluently German, English, French, Italian and Spanish.

Jochen Pöttgen started at the European Commission in 1996 as a Press Officer and Case handler for anti-dumping and anti-subsidy cases in the Directorate-General for Trade. After five years in the Directorate-General for Trade, Jochen Pöttgen joined the then Directorate-General for External Relations (European External Action Service) as Head of the Human Resources Sector.

In 2004, Jochen Pöttgen was appointed Head of Chancery at the EU Delegation in Russia, responsible for Human Resources, Budget and Infrastructure. After four years in Russia, he returned to Brussels to assume the responsibility of Deputy Head of Unit at the then Directorate-General for External Relations (European External Action Service) until 2011. In September 2011, he was posted to the Botswana Delegation for three years as Head of Section dealing with Press and Information, Trade and Politics for the European External Action Service.

Background

The Commission has Representations in all 28 EU Member States as well as Regional Offices in Barcelona, Belfast, Bonn, Cardiff, Edinburgh, Marseille, Milan, Munich and Wroclaw. The Representations are the Commission’s eyes, ears and voice on the ground in all EU Member States. They interact with national authorities and stakeholders and inform the media and the public about EU policies. The Representations report to the Commission’s headquarters on significant developments in the Member States. Since the beginning of the Juncker Commission, Heads of Representations are appointed by the President and are his political representatives in the Member State to which they are posted.

For more information

http://ec.europa.eu/germany/

© Multimedia Investments Ltd Terms of Use/Disclaimer.

More transparent and balanced interest representation: Commission adopts new expert group rules

MIL OSI – Source: European Union –

Headline: More transparent and balanced interest representation: Commission adopts new expert group rules

Today, the Commission has adopted new rules on the creation and functioning of the advisory expert groups which provide external expertise to help inform the policy-making process. The Decision provides a single set of rules and principles aimed at increasing transparency, avoiding conflicts of interest and ensuring a balanced representation of interests. The new rules are binding on all Commission departments.

First Vice-President Frans Timmermans said: “When we design rules and policies we need the help of outside expertise to help us get it right. Citizens rightly expect this to be done in a transparent and balanced way. Thanks to the measures we are taking today, the Commission will benefit from high quality expertise while avoiding possible conflicts of interest, and the public will be able to hold us to account. Today’s decision follows fruitful consultations with Members of the European Parliament, the European Ombudsman and representatives of civil society organisations, who are key partners in delivering a transparent approach to EU policy-making. This is another step forward in changing the way ‘Brussels’ works.

Under the new rules, it becomes mandatory for Commission departments to select all expert group members through public calls for applications – except those representing Member States, third countries, and EU and international bodies. These calls must be published on the Register of Expert Groups and must clearly outline the selection criteria, including the required expertise and interest groups targeted. All possible efforts will be made to ensure balanced representation, taking into account areas of expertise and interest, gender and geographical origin, and the mandate of the expert group concerned. The enhanced transparency in the selection process is an important factor in achieving balanced composition.

The revised rules further increase transparency of the groups’ work by explicitly requiring Commission departments to make available relevant documents including agendas, complete and meaningful minutes and expert submissions. In case of adoption of an expert group position through a vote, minority opinions expressed by experts can also be made public if they so wish.

The revised rules significantly improve conflict of interest management in relation to individuals appointed in a personal capacity, who are expected to act independently and in the public interest. Commission departments will have to carry out specific conflict of interest assessments for these experts, on the basis of a Standard Declaration of Interest that they will submit. These Declarations will subsequently be published on the Register of Expert Groups for public scrutiny.

A revised Register of Expert Groups will go online today, reflecting the new transparency requirements and ensuring synergies with the Transparency Register. Experts who apply to represent specific interests or organisations will only be selected as expert group members if they are registered in the Transparency Register. This condition will be applied retroactively to all current expert group members by the end of 2016. The Expert Group Register will also be organised better, with a new classification of expert group members to bring more clarity and transparency. The new categorisation will separate organisations such as companies, NGOs and trade unions from public entities which previously fell under the same heading. Further subcategories will also be created to allow increased public scrutiny of the balance of interests.

Background

Around 800 expert groups currently advise the Commission across all policy areas. Expert group members can be appointed in an individual capacity or can represent Member States, third countries, EU and international bodies, business, trade unions, civil society, academia or other interests.

Expert groups are used in the preparation of new legislation or delegated and implementing acts, in the implementation of existing laws, or in developing strategic policy orientations more generally. These groups do not take any decisions – their role is purely advisory – but they may formulate opinions or recommendations and submit reports to the Commission. The Commission and its officials remain fully independent regarding the way they take into account the expertise and views gathered from these expert groups. The Commission’s decisions are always taken in the general interest of the European Union.

The Juncker Commission is committed to enhanced transparency in all areas of its work. Working with expert groups is one of many ways in which the Commission gathers outside opinions and expertise to support its work. Public consultations, targeted stakeholder consultations, public hearings, conferences and studies are among the other valuable tools which complement the institutional dialogue with the European Parliament and Council.

A horizontal institutional framework for expert groups was first introduced in 2005, and last revised in 2010. Today’s Decision represents a positive response to many of the recommendations put forward by the European Ombudsman as a result of her own-initiative inquiry, and to the suggestions of Members of the European Parliament and representatives of civil society organisations.

For more information

Commission Decision

Annexes to the Decision

Expert Groups Register

Transparency Register

Public consultation on the revision of the Transparency Register

© Multimedia Investments Ltd Terms of Use/Disclaimer.

The Urban Agenda for the EU: European cities get their say in EU policy making

MIL OSI – Source: European Union –

Headline: The Urban Agenda for the EU: European cities get their say in EU policy making

Today, the Commission is taking part in the informal meeting in Amsterdam of the 28 Ministers in charge of urban matters, along with representatives from other EU Institutions and representatives of European cities, on the Urban Agenda for the EU.

The aim of today’s meeting is to endorse the ‘Pact of Amsterdam’ which establishes the Urban Agenda for the EU and lays out its key principles.

At the heart of the Urban Agenda for the EU will be the development of 12 partnerships on 12 identified urban challenges[1]. The partnerships will allow cities, Member States, EU Institutions and stakeholders, such as NGOs and business partners, to work together on an equal basis to find common ways to improve urban areas in the European Union.

In line with the Commission’s commitment to Better Regulation, action plans designed by the partnerships will focus on a more effective and coherent implementation of existing EU policies in cities in the fields of environment, transport and employment, for example. It will also focus on easing access to EU funding, promoting combinations of EU funds and enhancing the knowledge base regarding urban matters and the exchange of best practices.

Four pilot partnerships have already started: on the inclusion of migrants, coordinated by the city of Amsterdam; on air quality, coordinated by the Netherlands; on housing, coordinated by Slovakia; and on urban poverty, coordinated by Belgium and France. The remaining partnerships will be launched between the end of 2016 and the summer of 2017.

Maroš Šefčovič, Vice-President in charge of the Energy Union, said: “Cities are living laboratories in the transition to a low-carbon economy. The European Commission works hand in hand with mayors and regional authorities to enable them to showcase the good examples as an incentive and a source of inspiration to others, in Europe as well as outside Europe”.

Commissioner for Regional Policy Corina Crețu said: “Cities are hubs of creativity and engines of European growth, but they face major challenges, such as social exclusion, air pollution or unemployment. We need to tackle these problems together. Our commitment to having an Urban Agenda shows that we are putting urban matters higher on our agenda and are ready to listen more to our cities when it comes to what works for them and what needs to be improved.”

Background

A 2014 Commission Communication laid the groundwork for an Urban Agenda for the EU. A subsequent public consultation demonstrated a wish amongst EU citizens to have the Commission more involved in urban matters.

In the Riga Declaration, Member States expressed their support for the Urban Agenda for the EU, as did the EU Institutions and many European cities.

The Pact of Amsterdam will be on the agenda of the General Affairs Council on 21 June 2016.

More information

Pact of Amsterdam

Working Programme

Infographic on the Urban Agenda for the EU

Urban policy portal

Twitter: @MarosSefcovic  @CorinaCretuEU 

[1]1) Inclusion of migrants and refugees; 2) Air quality; 3) Urban poverty; 4) Housing; 5) Circular economy; 6) Jobs and skills in the local economy; 7) Climate adaptation; 8) Energy transition

9) Sustainable use of land and Nature-Based solutions; 10) Urban mobility; 11) Digital transition; 12) Innovative and responsible public procurement.

© Multimedia Investments Ltd Terms of Use/Disclaimer.

Udział beneficjentów POIiŚ na lata 2007-2013 w Dniach Otwartych Funduszy Europejskich

MIL OSI – Source: Poland Ministry of the Economy in Polish – Press Release/Statement

Headline: Udział beneficjentów POIiŚ na lata 2007-2013 w Dniach Otwartych Funduszy Europejskich


Ostatnia aktualizacja: 2016-05-30

Strona głównaProgram Operacyjny Infrastruktura i ŚrodowiskoAktualnościUdział beneficjentów POIiŚ na lata 2007-2013 w Dniach Otwartych Funduszy Europejskich



W dniach 12-15 maja 2016 r., odbyła się trzecia edycja Dni
Otwartych Funduszy Europejskich (DOFE). W ramach DOFE uczestniczyło trzech
beneficjentów Programu Operacyjnego Infrastruktura i Środowisko na lata
2007-2013 – sektor energetyka:

Miejskie Przedsiębiorstwo Energetyki Cieplnej Rzeszów Sp. z o.o.,
Polska Spółka Gazownictwa Sp. z o.o.,
TAURON Dystrybucja S.A.

Beneficjent, Miejskie Przedsiębiorstwo Energetyki Cieplnej
Rzeszów Sp. z o.o., zaprezentował wystawę poświęconą projektowi pn. „Przebudowa
sieci ciepłowniczej Rzeszowa” oraz zorganizował konkurs wiedzy o prezentowanym
projekcie.
Polska Spółka Gazownictwa Sp. z o.o. udostępniła dla
zwiedzających stację regazyfikacji gazu LNG w miejscowości Zielone Kamedulskie
koło Suwałk, która cieszyła się dużym zainteresowaniem zarówno wśród osób
odwiedzających inwestycję jak i wśród mediów.
TAURON Dystrybucja S.A. przedstawił mieszkańcom Wrocławia
wystawę dotyczącą projektu pn. „Budowa infrastruktury umożliwiającej odbiór
energii z farm wiatrowych Łukaszów i Modlikowice”. Ponadto, beneficjent
zorganizował wiele atrakcji dla najmłodszych, w tym m.in. warsztaty teatralne,
konkursy rysunkowe, zajęcia dotyczące bezpiecznego używania prądu czy spotkanie
z profesjonalnymi animatorami lalkarstwa.
Dziękujemy za tak liczne zainteresowanie inwestycjami z
sektora energetyki i zapraszamy na DOFE w przyszłym roku!

Tagi:



Udostępnij:

Facebook

Google Plus
Wyślij e-mail

Российско-турецкие отношения и проблемы безопасности Кавказского региона

MIL OSI – Source: Global Affairs – Press Release/Statement

Headline: Российско-турецкие отношения и проблемы безопасности Кавказского региона

Россия-Турция: от противоречий к конфронтации

Прошлогодний инцидент с российским бомбардировщиком Су-24 кардинально изменил характер отношений между Россией и Турцией. Стратегическое партнерство (а именно так виделась российско-турецкая кооперация лидерам двух стран) смени­лось жесткой конфронтацией. Внешний эффект был усилен тем, что отношения Мо­сквы и Анкары еще недавно рассматривались, как пример успешной трансформации противостояния двух евразийских гигантов, исторических конкурентов и геополити­ческих противников,– в успешное сотрудничество.

Но трагедия 24 ноября 2015 года не открыла принципиально новых противо­речий между Москвой и Анкарой, о которых до этого было бы неизвестно. Так, еще в 2009 году, когда отношения между двумя государствами развивались по нараста­ющей (и прошли, среди прочего, испытание событиями «пятидневной войны» на Кавказе), турецкий эксперт Бюлент Араз использовал метафору «соревновательное соперничество» и предрекал взаимодействию РФ и Турции «многообещающие, но сложные перспективы»[1].

Динамично развивающиеся экономические связи[2] не могли полностью скрыть различия в подходах Москвы и Анкары, которые имелись относительно нагорно-ка­рабахского урегулирования, ситуации вокруг Кипра, развития закавказской энерге­тики. После так называемой арабской весны и начала вооруженного противостояния в Сирии обозначились серьезные противоречия по поводу политических перспектив Ближнего Востока. Россия и Турция использовали разную оптику во взглядах на раз­решение сирийского конфликта. Москва в качестве главной угрозы видела укрепле­ние радикальных джихадистских группировок и коллапс государственности в регио­не, что создавало риски для самой РФ и соседних стран постсоветского пространства. Анкара же, с одной стороны, искала возможности для укрепления своих позиций в качестве ближневосточной региональной сверхдержавы, а с другой – стремилась к сдерживанию любых проявлений курдского самоопределения. В 2014 году к отме­ченным выше противоречиям добавились расхождения по статусу Крыма. И хотя по­сле перехода полуострова под юрисдикцию России Анкара не поддержала введение санкций, объявленных ее партнерами по НАТО, четкую позицию по этому вопросу она обозначила. По справедливому замечанию Павла Шлыкова и Натальи Ульченко, тема Крыма и Украины во многом искусственно подогревалась и вводилась в широ­кий общественно-политический оборот[3]. 

Таким образом, ноябрьский инцидент прошлого года перевел количество ста­рых проблем и противоречий в новое качество. Он воочию продемонстрировал, что даже эффективная экономическая кооперация, существующая поверх внешнеполи­тических противоречий, не может обеспечивать устойчивый характер в отношениях между государствами. А критические выпады в адрес США, на которые не скупились представители турецкого истеблишмента, не означают автоматического совпадения позиций по широкому спектру вопросов с российскими партнерами.

Большой Кавказ: риски и угрозы в тени Сирии и Украины

Сегодня в фокусе внимания политиков и экспертов находится ближневосточ­ный театр российско-турецких отношений. Однако они не ограничиваются одной лишь Сирией. Не менее важным представляется анализ той динамики, которая име­ется в других регионах, прежде всего, на Большом Кавказе. При таком подходе станут понятны и возможные риски для нарастания конфронтационных трендов, и лимиты для них, и возможности для поиска возможных компромиссов.

В настоящее время политическая ситуация в Кавказском регионе вытеснена на обочину информационной повестки дня событиями вокруг Ближнего Востока и Укра­ины. Однако, несмотря на смещение внимания экспертов и дипломатов, этот регион по-прежнему сохраняет свою стратегическую значимость.

Во-первых, дают о себе знать неразрешенные конфликты, в особенности нагор­но-карабахское противостояние, где в последнее время возросло количество вооружен­ных инцидентов (не только на линии соприкосновения сторон, но и на границе Арме­нии и Азербайджана, за пределами конфликтного региона)[4]. В отличие от Нагорного Карабаха, ситуация в Абхазии и Южной Осетии выглядит относительно спокойной. Две частично признанные республики получили военно-политические гарантии и соци­ально-экономическую помощь со стороны России, а Грузия, несмотря на официальную риторику о восстановлении территориальной целостности как важнейшем приорите­те, не предпринимает усилий по установлению своей юрисдикции над Сухуми и Цхин­вали. Необходимо признать, что абхазский и югоосетинский выбор упрочил связи Тби­лиси с США, НАТО и ЕС. Правительство «Грузинской мечты» не только не пересмотрело прозападный вектор времен президентства Михаила Саакашвили, но и укрепило его. При этом действия Южной Осетии по пограничному размежеванию (известные как «бордеризация»), поддерживаемые Москвой, вызывают у Тбилиси и Запада опасения по поводу продвижения России на собственно грузинскую территорию.

Во-вторых, Россия и США по-прежнему рассматривают Южный Кавказ как пло­щадку для геополитической конкуренции, и события вокруг Украины лишь оттени­ли, но не отменили этот факт. Для Вашингтона данный регион интересен в контексте «энергетического плюрализма», т.е. альтернативного обеспечения Европы нефтью и газом, а также как ресурс для сдерживания амбиций Тегерана и Москвы. Для Рос­сии, имеющей в своем составе семь республик Северного Кавказа, положение дел в соседних странах по другую сторону Кавказского хребта видится как продолжение внутриполитической повестки, особенно в сфере безопасности.

В-третьих, помимо уже имеющихся проблем значительно выросла роль так на­зываемых фоновых факторов. Речь идет, прежде всего, об угрозе со стороны «Ислам­ского государства»[5] Ранее джихадистские структуры Ближнего Востока, такие как Аль-Каида [6], не объявляли Кавказ сферой своих интересов или приоритетным регио­ном. Летом 2014 г. представители ИГ сделали подобное заявление: сегодня в данной структуре немало людей кавказского происхождения [7].

Если же говорить о влиянии украинского кризиса, то он вывел на более высокий уровень конкуренцию между европейской и евразийской интеграцией. Часть постсо­ветских государств (среди них Грузия) выбрали подписание Соглашения о свободной торговле с Европейским Союзом, часть (в их числе Армения)– вхождение в состав Ев­разийского экономического Союза под эгидой Москвы, а некоторые (например, Азер­байджан)– балансирование между разными интеграционными векторами. При этом и те, и другие страны, вовлеченные в этнополитические конфликты, рассматрива­ют интеграционные возможности, как дополнительный инструмент для обеспечения своих интересов. Кризис на Украине способствовал еще большей активизации кон­тактов между Грузией и НАТО. И хотя Тбилиси не приобрел ПДЧ (План действий по членству), в сентябре 2014 года он получил пакет «усиленного сотрудничества» с Се­вероатлантическим альянсом. В Крцаниси же, в августе 2015 года открылся совмест­ный учебный центр для подготовки грузинских офицеров и военных из стран НАТО и государств-партнеров блока [8].

Турция на Кавказе: традиции, мотивы, интересы

В отличие от США и стран Евросоюза, Турция – не новичок в кавказской поли­тике. В XVI–XVIII вв. исторический предшественник Турецкой республики – Осман­ская империя – вела борьбу за доминирование на Кавказе с Персией, ав XVIII – начале ХХ вв. – с Российской империей. Значительная часть территорий нынешних государств Южного Кавказа в различные периоды входили в состав этого мощного имперского об­разования. Однако в течение многих десятилетий после создания современной Тур­ции ее элита игнорировала кавказское направление. Вдохновленная идеями Кемаля Ататюрка о том, что ислам и имперское наследие консервируют отсталость и сдержи­вают модернизационные импульсы, она была обращена к Европе (а после 1945 года – и к США). В итоге Кавказ была отодвинут на задний план турецкой внешней политики. В годы холодной войны Турция была лишь натовским форпостом по отношению к юж­ной части Советского Союза, «вероятного противника» Запада.

По справедливому замечанию Керима Хаса, эксперта по евразийской политике Международной организации стратегических исследований (Анкара), «распад Совет­ского Союза позволил Турции после долгого исторического перерыва заново открыть ряд территорий, одним из которых стал Кавказ – регион, граничащий со Средней Азией и связанный с ней тесными историческими, этническими, культурными, лин­гвистическими и религиозными узами» [9]. С приходом же к власти в Турции Партии справедливости и развития во главе с Реджепом Эрдоганом Анкара стала вести более активную и самостоятельную политику в регионах, которые относились исторически к «османскому пространству». Именно Эрдоган в 2008 году после завершения «пятид­невной войны» предложил т.н. Платформу стабильности и сотрудничества на Кавка­зе. Впрочем, эта инициатива не получила реализации в силу разнонаправленных ин­тересов самих стран региона, а также внешних игроков.

Интерес Турции к Кавказу определяется несколькими базовыми факторами.

Во-первых, она имеет прочные связи с тюркоязычным Азербайджаном. Анка­ра признала независимость этой страны уже 9 декабря 1991 года, то есть через день после подписания Беловежских соглашений. И за последние четверть века две стра­ны превратились в стратегических союзников. Турция последовательно поддержива­ет территориальную целостность Азербайджана и осуждает действия Армении в На­горном Карабахе.

Турецкие военные принимают активное участие в подготовке и переподготов­ке азербайджанского офицерского корпуса. Турция, начиная с апреля 1993 года и до настоящего времени, блокирует сухопутную границу с Арменией (порядка 300 км).

И хотя общественное мнение Турции время от времени требует применить к Еревану более жесткие меры и активнее поддержать Азербайджан, официальная Анкара стремилась уходить от прямого вовлечения в военное противоборство. Ту­рецкая дипломатия, по большей части, стремилась мобилизовать международное об­щественное мнение против действий Армении. В Турции также велась информаци­онная кампания по обличению армянских властей и диаспоры, якобы оказывающей помощь Рабочей партии Курдистана (организации, которую в Турции рассматривают как террористическую).

Азербайджан и Турция вовлечены в различные энергетические проекты (Баку – Тбилиси-Джейхан и Баку – Тбилиси – Эрзурум, Трансанатолийский и Трансадриати­ческий газопроводы) и инфраструктурные программы (железная дорога Баку-Ахал­калаки-Тбилиси-Карс). И если цель первых стать альтернативным поставщиком углеводородного сырья в страны Евросоюза, то железнодорожное строительство фак­тически нацелено на усугубление региональной изоляции Армении, поскольку ведет­ся в обход ее территории и без ее участия.

Во-вторых, общие интересы связывают Турцию и Грузию. Официальный Тби­лиси стремится в НАТО (если не стать полноправным членом альянса, чему мешают неразрешенные этнотерриториальные конфликты, то, как минимум, укрепить воен­но-политические связи с ним), в то время как Анкаре важно увязать свои региональ­ные амбиции с поддержкой Североатлантического блока. Две страны также объеди­няет и участие в совместных энерготранспортных проектах. С помощью турецкого бизнеса удалось реконструировать аэропорты в Тбилиси и в Батуми. Следует также отметить такие сферы двусторонней кооперации, как военно-техническое сотрудни­чество (модернизация аэродрома в Марнеули) и торговля.

В-третьих, значительную роль играет фактор кавказских диаспор. По различ­ным оценкам, порядка 10% населения современной Турции имеют связь с Северным Кавказом и Закавказьем. Приблизительная численность выходцев из северокавказ­ского региона оценивается в 3–5 миллионов человек, азербайджанцев – 3 миллио­на, грузин – 2–3 миллиона. Многие из них ведут активную общественную и лоббист­скую деятельность, они представлены в армии, парламенте, медийных структурах, являются важным электоральным ресурсом. Среди наиболее влиятельных кавказских НПО мы можем назвать Kafkas Derne?i («Кавказская Ассоциация»), Kafkas Vakf? («Кав­казский Фонд») и Birle?ik Kafkas Dernekleri Federasyonu («Объединенная Федерация кавказских ассоциаций»). Есть также Çeçen Dayan??ma Grubu («Группа чеченской со­лидарности»), сформированная чеченцами. Азербайджанская и грузинская диаспора имеют свои организации: Azerbaycan Dostluk Derne?i («Азербайджанская Ассоциация дружбы») и Gürcistan Dostluk Derne?i («Грузинская Ассоциация дружбы») [10].

В-четвертых, турецкие действия на Кавказе воспринимаются в контексте не только внешнеполитических подходов Анкары, но и как солидарное участие в освоении региона Западом. США и их союзники из стран Евросоюза всячески поддерживают трехстороннюю кооперацию Турции, Азербайджана и Грузии. По словам эксперта вашингтонского Центра стратегических и международных иссле­дований Джеффри Манкоффа, приоритетом США «является продвижение геопо­литического плюрализма и обеспечение поставок каспийской нефти и газа в Ев­ропу. В зависимости от развития мировых энергетических рынков, в ближайшее десятилетие значение поставок каспийских энергоресурсов для Европы может пойти на убыль. Но США все же будет поддерживать трубопроводы через Южный Кавказ как средство для обеспечения геополитического плюрализма», то есть ми­нимизации российского военно-политического присутствия в регионе [11]. Согласно выводам авторов доклада «Прослеживая Кавказский круг» (Фиона Хилл, Кемаль Кириши и Эндрю Моффатт), вышедшего в свет под эгидой Института Брукинг­са в июле 2015 года, вовлеченность Вашингтона и его союзников в региональные дела невелика, и этот недостаток следует исправить. При этом авторский коллек­тив рассматривает Турцию, наряду с ЕС и США, как часть коллективного Запада [12]. Схожим образом трактует турецкие действия в Закавказье (то есть, как вклад в за­падное «вовлечение») и руководитель программы по изучению Восточной Евро­пы, Кавказа и Центральной Азии в известном европейском институте FRIDE Йос Боонстра в своем докладе «Южнокавказский концерт: каждый играет на свой лад» (опубликован в сентябре прошлого года) [13].

В-пятых, самым проблемным вопросом для турецкой внешней политики на по­стсоветском пространстве стала Армения. За последние два с половиной десятилетия эти две страны не раз предпринимали попытки сломать негативный тренд, однако видимых успехов не достигли. После подписания в октябре 2009 года двух протоко­лов о восстановлении дипотношений и общей нормализации, процесс примирения вошел в состояние стагнации, в котором пребывает и в настоящее время. По-прежне­му не установлены дипломатические отношения, продолжается блокада сухопутной границы. Интерпретация трагических событий 1915 года в Османской империи, офи­циально принятая на государственном уровне, до сих пор жестко противопоставля­ет Армению и Турцию. Остроты отношениям добавляет и стратегическое взаимодей­ствие Москвы и Еревана. Армения вместе с Россией состоит в Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), а 102-я российская военная база в Гюмри дислоцируется именно на армяно-турец­кой границе.

Москва и Анкара: кавказская региональная динамика

Российско-турецкие отношения на кавказском направлении за последние чет­верть века переживали и спады, и подъемы. Были и резкие расхождения во время во­оруженной фазы нагорно-карабахского конфликта (1991–1994) и в период первой ан­тисепаратистской кампании России в Чечне; случались и компромиссы, и признание нового статус-кво на Северном Кавказе в начале 2000-х, а в Закавказье – после 2008 года (в целом выгодного РФ).

Несмотря на то, что относительно статуса Абхазии, Южной Осетии и террито­риальной целостности Грузии Москва и Анкара имели разные взгляды, Турция не вступала в открытую полемику по этой проблеме. Наличие абхазской диаспоры вну­три этой страны, а также бизнес-контакты граждан Турции – выходцев из Абхазии со своей исторической Родиной делали политику Анкары более нюансированной. Тур­цию посещали, пускай и с частными визитами, первый и второй президенты Абха­зии Владислав Ардзинба и Сергей Багапш (при горячем желании турецкие власти мо­гли бы этого не допустить). Осенью 2009 года Сухуми посещал известный турецкий дипломат Юнал Чевикоз, что спровоцировало слухи о возможном признании абхаз­ской независимости Анкарой [14]. Турецкие продовольственные и промышленные това­ры до начала 2016 года занимали порядка 20–25% от общего объема абхазского рын­ка. Присутствовали и другие формы абхазо-турецких бизнес-контактов. Это и фрахт турецких рыболовецких судов во время путины, и экспорт угля из абхазского Тквар­чели (Ткуарчала) на турецкую территорию.

Однако нынешняя конфронтация между двумя странами обозначила потенци­альные точки риска не только на Ближнем Востоке, но и за его пределами. По мне­нию польского востоковеда Конрада Заштовта, «конфликт между Турцией и Россией из-за противоречивых интересов этих стран на Ближнем Востоке углубляет разделе­ние Кавказского региона на два блока. Как результат Турция укрепляет свое полити­ческое и экономическое сотрудничество с Грузией и Азербайджаном, в то время как Россия расширяет военную кооперацию с Арменией» [15]. Но насколько верно мнение представление о Кавказе, как о потенциальной площадке для столкновения россий­ских и турецких интересов?

На первый взгляд, многие факты свидетельствуют в пользу данного тезиса. Так, в начале декабря, вскоре после инцидента с российским бомбардировщиком Су-24, турецкий премьер-министр Ахмет Давутоглу заявил, что «для разрешения конфлик­та в Нагорном Карабахе и мира в регионе необходимо полностью освободить оккупи­рованные азербайджанские земли» [16]. В свою очередь, в конце 2015 года произошло усиление российского военного присутствия в Армении, а в начале февраля 2016 года был опубликован список поставляемых в эту республику российских вооружений.

В январе нынешнего года Абхазия, руководствуясь Договором с РФ о союзничестве и стратегическом партнерстве, присоединилась к российским санкциям против Ан­кары. Естественно, это не могло не отразиться на позициях турецкого руководства на грузинском направлении. Как следствие, появились дополнительные аргументы в ту­рецко-грузинском диалоге. Неслучайно по итогам трехстороннего совещания в Тби­лиси (19 февраля 2016 года) главы МИД Турции, Грузии и Азербайджана подписали совместную декларацию, в которой обеспечение территориальной целостности было обозначено в качестве одного из высших приоритетов региональной безопасности [17].

В начале апреля 2016 года, после резкого обострения конфликта в Нагорном Ка­рабахе, президент Эрдоган выразил поддержку Баку и соболезнования в адрес азер­байджанских военнослужащих, погибших на линии соприкосновения сторон [18].

Однако стоит отметить и другие резоны, не позволяющие нам говорить о жест­кой фрагментации Кавказа по неким блокам во главе с РФ и Турцией. Во-первых, решение о наращивании российско-армянской военно-политической кооперации имело свою собственную логику и динамику. Оно было принято еще до инцидента с Су-24. В апреле прошлого года сообщалось о создании единых систем ПВО в Восточ­ной Европе, Центральной Азии и на Кавказе в рамках СНГ. 11 ноября президент Рос­сии Владимир Путин распорядился подготовить с Арменией документ о создании объединенной региональной системы ПВО в Кавказском регионе. Однако российско­турецкая конфронтация придала особую остроту всем этим планам, и если угодно, дополнительную символическую нагрузку. 23 декабря 2015 года министры обороны РФ и Армении Сергей Шойгу и Сейран Оганян подписали соглашение о создании сов­местной системы противовоздушной обороны. Тогда же, в декабре, поступила авиа­техника более новых модификаций.

Во-вторых, какими бы ни были близкими позиции Анкары, Баку и Тбилиси, их нельзя считать полностью тождественными. Азербайджан имеет непростую ди­намику отношений с Западом, и в последнее время критика авторитарных методов Баку со стороны США и Евросоюза стала намного более жесткой. Россия уже не пер­вый год видится в прикаспийской республике как противовес Западу и дополнитель­ный источник международной легитимации правящего режима. Есть у Азербайджана свой интерес и к экономической кооперации с РФ, и к взаимодействию против джи­хадистской угрозы. Последний пункт способен заинтересовать и Грузию, столкнув­шуюся с аналогичным вызовом в Панкиси. Неслучайно, кстати, и Тбилиси, и Баку не стали полностью отождествлять свои интересы с официальным Киевом, их позиции в 2014 – начале 2016 года выглядели более нюансированными. Азербайджан зани­мает весьма осторожную позицию по Сирии, опасаясь, как и Россия, коллапса свет­ской государственности на Ближнем Востоке и экспорта джихадистских идей и прак­тик. Как следствие, неготовность Баку к привязке своей внешнеполитической линии к турецкому подходу. «Наши отношения динамично развиваются как с Турцией, так и с Россией, и Азербайджан уделяет особое внимание углублению связей с обеими странами», – заявил в феврале 2016 года глава МИД прикаспийской республики Эль­мар Мамедьяров, отметив при этом, что его страну не устраивает нынешнее состоя­ние отношений между Москвой и Анкарой [19].

В-третьих, столкнувшись с эскалацией конфликта в Нагорном Карабахе, Россия продолжает искать аккуратный баланс между Арменией (стратегическим союзни­ком) и Азербайджаном (стратегическим партнером). Утратив многие рычаги влияния на Грузию после признания Абхазии и Южной Осетии в 2008 году, Москва не может позволить себе такой роскоши, как втягивание во вражду с Азербайджаном, чем, ко­нечно же, не преминут воспользоваться турецкие политики. И в этом случае на да­гестанском направлении мы рискуем получить дополнительные очаги нестабильно­сти вдобавок к уже имеющимся (только с декабря 2015 года на территории Дагестана было четыре теракта под знаменем ИГ). Более того, превращение Азербайджана в от­кровенно враждебное государство завершит формирование антироссийской конфи­гурации Анкара — Баку — Тбилиси, в которой пока есть внутренние разногласия.

В-четвертых, из кавказского уравнения нельзя ни в коей мере исключать та­кую переменную, как Иран. Между тем, эта страна стремится вести самостоятель­ную линию, не примыкая ни к одному из центров силы (Запад или Россия). При этом Исламская республика – единственная страна, выступающая с критикой обновлен­ных Мадридских принципов нагорно-карабахского урегулирования и полагающая, что данный вопрос, как и другие конфликты, должен разрешаться без участия внеш­них нерегиональных игроков. В разморозке конфликта (с возможным подключени­ем той же Турции на стороне Азербайджана) Тегеран видит угрозу своим интере­сам, поскольку опасается в этом случае более активного военно-дипломатического вмешательства со стороны США и Евросоюза, в том числе – в формате миротворче­ской операции.

Но свой интерес к нормализации отношений с Ираном четко и последова­тельно проводит Азербайджан (23 февраля 2016 года состоялся визит Ильхама Алиева в Тегеран и его переговоры с духовным лидером Али Хаменеи и президен­том Хасаном Роухани). В развитии двусторонних отношений с Тегераном видят перспективы и в Тбилиси (свидетельством чему энергетические переговоры меж­ду министром энергетики Грузии Кахой Каладзе и министром нефти Ирана Би­жаном Намдаром Зангане в феврале 2016 года). Нормализация отношений с За­падом и выход из режима санкций открывают перед Ираном новые возможности в Кавказском регионе, с чем не может не считаться ни один игрок, включая Мо­скву и Анкару. 

В-пятых, сам Запад, поддерживая «геополитический и энергетический плю­рализм», в то же самое время не заинтересован в одностороннем усилении Турции, а также ее евразийских амбиций. Еще в июле 2006 года Палата представителей Кон­гресса США (во многом под влиянием армянского лобби) проголосовала за предо­ставление гарантий того, что никакие экспортные и импортные фонды не будут использованы для содействия проекту строительства железной дороги Баку – Ахал­калаки – Тбилиси – Карс в обход Армении. И по настоящее время эта позиция остает­ся прежней.

Три сценария: между статус-кво и modus vivendi

Таким образом, говорить о разделении Кавказского региона из-за конфронта­ции России и Турции, имеющей четкую ближневосточную доминанту, пока не при­ходится, хотя опасность для реализации такого сценария имеется. Существующие неразрешенные этнополитические проблемы на фоне отсутствия прорыва в россий­ско-турецких отношениях создают потенциальные риски.

В этой ситуации возможными представляются три сценария. Первый – это борьба за сохранение нынешнего статус-кво. Россия, не разрешив для себя проблемы Сирии и Украины, вряд ли захочет ломать нынешний порядок вещей на Кавказе. Осо­бенно тогда, когда Запад, в отличие от украинского направления в этом регионе, фак­тически смирился с уходом Абхазии и Южной Осетии в российскую сферу влияния взамен на укрепление собственных позиций в Грузии (такой раздел лишь укрепляет положение дел, сложившееся в регионе после августа 2008 года).

Более того, для Москвы полный слом хрупкого статус-кво в Нагорном Караба­хе может иметь крайне негативные последствия. Развитие ситуации по негативному сценарию поставит под вопрос перспективы евразийских интеграционных проектов (ОДКБ и ЕАЭС), учитывая отсутствие консенсуса среди их участников по поводу во­енно-политической поддержки Армении, а также резко противопоставить интересы Москвы и Баку, к чему сегодня не готовы обе стороны (даже в условиях российско-ту­рецкой конфронтации).

Турция в своих возможных действиях по обострению ситуации в Карабахе (а к конфликтам в Абхазии и в Южной Осетии Анкара и до 2015 года, и после про­являла крайне ограниченный интерес) чрезвычайно ограничена фактором Запада. На сегодня непризнанная никем (даже Арменией) Нагорно-Карабахская Республи­ка (НКР)– единственное образование такого рода на постсоветском пространстве, получающее, хотя и незначительное, но финансирование из американского госбюд­жета. В случае активного и главное – открытого, военного вовлечения Анкары в кон­фликт армянское лобби и в Конгрессе США, и в европейских странах (прежде всего, во Франции), предпримет значительные усилия. Не факт, что это приведет к тоталь­ной заморозке стратегически важных для обеих сторон американо-турецких отноше­ний. Но в любом случае это не позволит представить конфликт, как proxy war между Россией и Западом (что де-факто удалось на Украине и в Грузии). Во многом именно по этой же причине (а также из-за отсутствия решающего военно-технического пре­имущества перед армянской стороной) Азербайджан не спешит конвертировать свою жесткую риторику в практические действия. Сдерживающую роль играет и Иран, рас­сматривающий полномасштабное возобновление военных действий как угрозу сво­им интересам.

Впрочем, сценарий сохранения статус-кво не означает полной заморозки си­туации. Не исключены варианты «тестирования» положения противоборствующих сторон и позиций стратегических союзников, стоящих за ними (России и Турции). Рост числа инцидентов на линии соприкосновения и вдоль армяно-азербайджан­ской границы за пределами собственно Нагорного Карабаха создает дополнитель­ное напряжение, которое, среди прочего, интерпретируется и как последствие ближ­невосточного противостояния Москвы и Анкары (даже, если в действительности ситуация не такова).

Второй сценарий – негативный – предполагает активизацию военных дейст­вий и возможное перерастание инцидентов (обстрелы, диверсионные рейды) в пол­номасштабное противостояние с вовлечением третьих сторон (прежде всего, Рос­сии и Турции). Развитие событий по этому алгоритму возможно в случае утраты (полной или значительной) контроля над ситуацией на линиях соприкосновения противоборствующих сторон. Вряд ли Анкара и Москва будут сами подталкивать к реализации этого варианта – по причинам, указанным выше. Но они могут стать его заложниками в случае, если эскалация уже произойдет. В этом особая опасность апрельского обострения.

Издержки от «сдачи» стратегического союзника могут оказаться слишком вы­сокими. Таким образом, наибольший риск видится именно в том, что Россия и Тур­ция могут оказаться не в состоянии предотвратить слом кавказского статус-кво, что опасно для них обеих. В случае реализации негативного сценария велик риск того, что и Москва, и Анкара будут вынуждены действовать фактически в односто­роннем порядке. Их ближайшие союзники по ОДКБ и ЕАЭС, с одной стороны, и по НАТО – с другой, не имеют прямого интереса ни к вмешательству в противостоя­ние в Нагорном Карабахе, ни к участию в его урегулировании в стадии новой эска­лации. От реализации негативного сценария удерживает имеющаяся и в Армении, и в Азербайджане вертикаль власти. В случае же внутриполитической дестабилиза­ции в обеих странах (причины здесь вторичны) положение дел может измениться и не в лучшую сторону.

Третий сценарий – нахождение некого modus vivendi и улучшение отноше­ний – представляется в краткосрочной перспективе маловероятным. Более того, поскольку сегодняшняя конфронтация актуализирована ближневосточными со­бытиями, то именно из этого региона должен начаться процесс нормализации. Возможно, успех перемирия и мирного процесса в Сирии сделает позиции Мо­сквы и Анкары ближе (или создаст некие предпосылки для сглаживания противо­речий). В этом случае возможно и снижение рисков в других регионах, где интере­сы двух стран пересекаются.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Данный материал вышел в серии записок Валдайского клуба, публикуемых еженедельно в рамках научной деятельности Международного дискуссионного клуба Валдай. С другими записками можно ознакомиться по адресу http://valdaiclub.com/publications/valdai-papers/


[1]     Aras B. Turkey and the Russian Federation: An Emerging Multidimensional Partnership // Policy Brief. Foundation for Political, Economic and Social Research | August, 2009. Brief No: 35. P. 9–12.

[2]     На момент развернувшейся конфронтации две трети турецкого газового импорта приходилось на Россию. Турция же была вторым после Египта направлением для российских туроператоров. За 2014 год там побы­вали порядка трех миллионов туристов из РФ. //См. подробнее Skalamera M. A Kink In the Pipeline.Why Turkish-Russian Gas Diplomacy Won’t End Well for Ankara // https://www.foreignaffairs.com/articles/turkey/2015-10-11/ kink-pipeline 2015, October, 11; Мовчан А. Как скажутся на России санкции против Турции // http://carnegie.ru/commentary/2015/12/22/ru-62340/imfq 2015, 30 ноября.

[3]     Шлыков П.В., Ульченко Н.Ю. Динамика российско-турецких отношений в условиях нарастания глобальной нестабильности. М.: Институт востоковедения РАН, 2014. С. 79.

[4]     12 ноября 2014 года вооруженными силами Азербайджана был уничтожен армянский военный вертолет Ми-24 (погибли три члена экипажа). В ночь с 8 на 9 декабря 2015 года на линии соприкосновения сторон были исполь­зованы танки. Эти инциденты стали первыми случаями уничтожения боевой машины авиации и применения танковой техники в зоне конфликта, начиная с мая 1994 года. В ночь с 1 на 2 апреля 2016 года военные стол­кновения активизировались вдоль всей линии соприкосновения конфликтующих сторон. 5 апреля начальники генеральных штабов Армении и Азербайджана подписали в Москве соглашение о прекращении огня. Эта воору­женная конфронтация стала самой крупной за все 22 года перемирия. // http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/252305/ 2014.- 13 ноября. // https://lenta.ru/news/2015/12/09/karabakh 2015. – 9 декабря http://m.lenta.ru/news/2016/04/02/ karabah/ 2016.- 2 апреля.

[5]     Запрещенная в России организация.– Прим. ред.

[6]     Запрещенная в России организация.– Прим. ред.

[7]     Подробнее см.: Маркедонов С.М. «Исламское государство»-угроза для Большого Кавказа // http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=6823#top-content 2015. – 9 ноября.

[8]     В Грузии открылся военный учебный центр НАТО // http://www.memo.ru/d/245378.html 2015.- 27 августа.

[9]     Хас К. Турция и Азербайджан — не только энергетика // http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=7357#top-content 2016- 9 марта.

[10]    Aydin M. Changing Dynamics of Turkish Foreign and Security Policies in the Caucasus // Reassessing Security in the South Caucasus Regional Conflicts and Transformation. Ashgate Publishing Company. 2011. P. 117–120.

[11]    Джеффри Манкофф о кавказских приоритетах США // http://www.caucasustimes.com/article.asp?id=21245 2014. 10 февраля.

[12]    Hill F., Kiri?ci K. and Moffatt A. Retracing the Caucasian Circle: Considerations and constraints for U.S., EU, and Turkish engagement in the South Caucasus // http://www.brookings.edu/research/reports/2015/07/south-caucasus-engagement 2015, July.

[13]    Boonstra J. The South Caucasus concert: Each playing its own tune // http://www.cascade-caucasus.eu/wp-content/ uploads/2015/09/WP-128-ok.pdf 2015, September.

[14]    Will Turkey take up Georgian plan? // http://www.georgiatimes.info/en/interview/30711.html 2010, February, 15.

[15]    Zaszowt K. The South Caucasus in the Shadow of the Russian-Turkish Crisis// https://www.pism.pl/files/?id_plik=21393 2016, February, 11.

[16]    Davutoglu: Our position on Karabakh is clear and open // http://news.az/articles/karabakh/103245. 2015, December, 3.

[17]    Главы МИД Азербайджана, Турции и Грузии подписали совместную декларацию // http://haqqin.az/news/63891. 2016.- 19 февраля.

[18]    Гордеев В. Эрдоган заявил о поддержке Азербайджана в связи с событиями в Карабахе // http://www.rbc.ru/politics /02/04/2016/56ffe9f69a79477f6ca5b952 2016.- 2 апреля.

[19]    Цит.по: Э.Мамедъяров: «Такие отношения между Россией и Турцией не устраивают Азербайджан» // http:// haqqin.az/news/63619 2016.- 15 февраля.

Рабочая встреча с губернатором Приморского края Владимиром Миклушевским

MIL OSI – Source: President of Russia – Kremlin –

Headline: Рабочая встреча с губернатором Приморского края Владимиром Миклушевским

В.Миклушевский Миклушевский Владимир Владимировичгубернатор Приморского края :
Владимир Владимирович, хочу коротко доложить о ситуации. В целом социально-экономическая
обстановка стабильная, мы даже небольшой рост
имеем по итогам 2015 года, что позволяет нам, во‑первых, полностью выполнять Ваши указы.В.Путин: Рост ВРП?В.Миклушевский:
Да,
три десятых процента, практически на том же
уровне, чуть-чуть выше. Пока это предварительные данные Росстата. Выплачивается достаточно большое количество социальных
пособий. У нас, по сути, одна треть населения
получает, в том или ином виде, какое‑то социальное пособие (их всего 53 вида). Это, конечно, очень важно,
ситуация у людей иногда не очень простая, им
надо помогать, и мы здесь очень жёстко стоим, ничего не сокращаем, потому что
считаем, что это важно.Хочу коротко отчитаться о тех поручениях, которые Вы
мне давали на прошлых встречах, – о развитии
детско-юношеского спорта. Мы здесь идём по двум направлениям. Прежде всего это школьный спорт. У нас почти 500
школ (496), мы планируем к 2020 году сделать в каждой
спортивный клуб. Но не просто учредить, а оснастить соответствующим оборудованием, чтобы дети могли заниматься. Мы, кстати говоря, в 2014 году абсолютно все
школы оснастили [спортивными] комплектами, чтобы
ребята могли сдавать ГТО. И за счёт краевых денег всё передали, подарили муниципалитетам. Второе – это, по сути, финансирование подготовки спортивного резерва. У нас 65 детско-юношеских спортивных школ, которые
занимаются по разным направлениям подготовки.
Мы планируем буквально за два года построить 58 мини-стадионов
около обычных общеобразовательных школ: это мини-футбол летом, хоккей зимой, летом опять же волейбол,
баскетбол. Специально делаем около школ,
во‑первых, чтобы дети могли заниматься, во‑вторых, чтобы под присмотром было.
Хотим в этом году ещё 25 сделать. Планируем в ближайшие два года построить пять
хоккейных крытых ледовых дворцов, хоккей у нас очень хорошо идёт, особенно после
того, как команда «Адмирал» заработала.И конечно, Владимир Владимирович, коротко о тех вещах,
которые не менее важны, наверное, чем экономика, – это развитие культуры. Ваше
поручение по открытию Приморской сцены
Мариинки мы с маэстро Гергиевым выполнили. В.Путин: Да, он рассказывал.В.Миклушевский: Конечно, здесь
Правительство нам очень сильно помогало,
безусловно, деньги выделяло. Это было сделано, и с 1 января сцена
заработала. Мы бы хотели, Владимир Владимирович, обратиться к Вам
с просьбой поддержать наше предложение –
сделать во Владивостоке филиал Академии русского балета имени Вагановой. Без своих кадров мы далеко не проедем,
постоянно труппу возить из Питера во Владивосток – это очень накладно и сложно. Звёзды будут, безусловно, ездить, так во всём
мире, но и своих, конечно, надо. Мы подберём
помещение, то есть, возможно, это просто будут [профессиональные] кадры, может
быть, какое‑то финансирование из федерального бюджета. Но помещение у нас, в принципе, есть и на первый шаг, и на последующие. Валерий Абисалович [Гергиев]
идею поддерживает, и если Вы будете согласны,
мы это постараемся быстро сделать.В.Путин: Давайте. Мы с Вами ещё говорили о том, чтобы филиалы музеев
сделать.В.Миклушевский:
Да,
совершенно верно. Мы подготовили и уже подписали
с Михаилом Борисовичем Пиотровским соглашение на состоявшемся
в прошлом году Санкт-Петербургском экономическом форуме. Проектная документация
готова. Это самый центр города, там будет
филиал Государственного Эрмитажа. Думаем, что к концу 2017 года мы уже первую выставку там проведём.
Кроме этого Вы поручали сделать
музей любителей Востока. Мы согласовали с Минкультуры и будем это делать на острове Русский. Там будет построен
современный комплекс, и там мы будем делать
этот музей. За нами остались ещё Русский музей и Третьяковка. Мы сейчас, в принципе, подобрали
помещение, тоже в центре Владивостока. Там
[пока] арендаторы, нам надо, чтобы арендные договоры с ними закончились, и тогда это будет. Лучшего места во Владивостоке просто не существует, и мы это сделаем.В.Путин: Когда?В.Миклушевский: Арендные договоры до 2019 года, но мы постараемся поговорить с людьми,
убедить их в том, что народное искусство
важнее, чем просто торговые площади в центре города.В.Путин: Хорошо.

© Multimedia Investments Ltd Terms of Use/Disclaimer.

Zahl der Stipendiaten erneut gestiegen

MIL OSI – Source: Deutschland Bundesregierung –

Headline: Zahl der Stipendiaten erneut gestiegen

Montag, 30. Mai 2016

Vergangenes Jahr haben 24.300 leistungsstarke Studierende ein Deutschlandstipendium erhalten – acht Prozent mehr als 2014. Private Förderer und der Bund finanzieren das Stipendium gemeinsam. Die Begabtenförderung ermöglicht jungen Talenten größere Bildungschancen – unabhängig von ihrer sozialen Herkunft.

Erstklassigen Noten, gesellschaftliches Engagement und besondere persönliche Leistungen sind Auswahlkriterien.
Foto: Ute Grabowsky/photothek.net

© Multimedia Investments Ltd Terms of Use/Disclaimer.